Russia

 Putin and Mafia

Bloomberg написал о связи соратников Путина с «русской мафией» в Испании

Агентство Bloomberg во вторник, 30 июня, опубликовало статью, в которой написало, что некоторые из «ближайших соратников» президента России Владимира Путина более 10 лет поддерживали Тамбовскую организованную преступную группу — одну из крупнейших российских преступных группировок, базировавшуюся в Испании.

Bloomberg ссылается на официальное обращение прокуроров из Мадрида Хуана Каррау и Хосе Гринды в Центральный суд от 29 мая. Прокуроры пишут, что члены действовавшей в Петербурге Тамбовской ОПГ перебрались в Испанию с целью отмывания нелегальных доходов в 1996 году. В своем запросе они просят суд разрешить предъявить обвинение 27 подозреваемым в отмывании средств, мошенничестве и других преступлениях. Утверждение запроса в суде позволит начать процесс, хотя в Испании судебные разбирательства не проводятся заочно.

Предполагаемым лидером ОПГ в документе назван Геннадий Петров. В 2008 году Петров был задержан на своей вилле на Майорке во время операции «Тройка», в которой участвовали более 300 испанских полицейских. Петрова и других задержанных во время операции авторитетных бизнесменов из России подозревали в причастности к отмыванию денег, подделке документов и уклонению от уплаты местных налогов. В апреле 2012 года Испания разрешила Петрову выехать в Россию для прохождения лечения. Обратно в Испанию он не вернулся.

Как отмечается в статье, единственным российским должностным лицом, кому могут быть предъявлены обвинения, является заместитель главы комитета Госдумы по финансовому рынку Владислав Резник («Единая Россия»). Следствие подозревает, что он помогал Геннадию Петрову назначить своих сторонников на ключевые посты в России в обмен на активы в Испании.

Прокуратура намерена конфисковать дом на Майорке, который, по ее данным, принадлежит российскому парламентарию. Сам Резник отверг все обвинения. По его словам, его отношения с Петровым носили «только социальный характер». Депутат подчеркнул, что готов приехать в Испанию для защиты своей репутации, если суд все же состоится.

По данным прокуратуры Мадрида, Петров использовал Испанию в качестве базы для осуществления криминальной деятельности, преимущественно, в России. Прокуроры подозревают россиянина в убийстве, контрабанде оружия и наркотиков, вымогательстве и мошенничестве. Адвокат Петрова Роберто Мазорьяга написал по электронной почте, что прокуратура Мадрида не предоставила никаких доказательств в поддержку своих обвинений.

В документе, на который ссылается Bloomberg, утверждается, что в России Петров контактировал с председателем совета директоров «Газпрома» и бывшим премьер-министром России Виктором Зубковым и его зятем, бывшим министром обороны Анатолием Сердюковым. Сердюков «занимается бизнесом с Петровым», а Зубков, который в начале 1990-х годов работал в мэрии Петербурга с Владимиром Путиным, «принимал некоторые политические решения в пользу группировки Петрова», пишут прокуроры, не уточняя детали. Адвокат Сердюкова Генрих Падва отказался от комментариев. Зубков не ответил на отправленный через пресс-службу «Газпрома» запрос о комментарии. Как пишет Bloomberg, ни Зубкову, ни Сердюкову обвинения не грозят.

Прокуратура также называет «напрямую связанными» с группировкой Петрова вице-премьера Дмитрия Козака и председателя Следственного комитета (СКР) России Александра Бастрыкина. Глава СКР в 1975 году вместе с Путиным выпустился из Ленинградского государственного университета. Козак учился в этом вузе позднее, но работал в мэрии Петербурга в одно время с Путиным. Козак через своего пресс-секретаря передал агентству, что узнал о Геннадии Петрове только из сообщений СМИ. В СКР заявили, что не располагают сведениями, о которых сообщают СМИ со ссылкой на испанских прокуроров.

Бизнес-партнером Петрова прокуроры также называют бывшего министра связи и советника президента России Леонида Реймана. В компании «Ангстрем», совет директоров которой возглавляет Рейман, заявили, что бывший чиновник не имеет «никаких связей» с Петровым.

Bloomberg называет Петрова одним из первых акционеров банка «Россия». Два источника, которые знали Петрова в начале 90-х годов, на условиях анонимности сказали, что он был влиятельной фигурой в Петербурге и был знаком со многими представителями политической элиты города, включая Зубкова, Бастрыкина и Козака.

В запросе прокуроров отмечается, что Петров пользовался влиянием и в Москве в годы президентства Путина. В частности, испанская прокуратура со ссылкой на прослушку телефонных разговоров Петрова и одного из будущих заместителей главы СКР утверждает, что именно Петров обеспечил назначение Александра Бастрыкина председателем только что созданного Следственного комитета.

«Одним из самых важных людей для Петрова» в России в документе назван Николай Аулов, заместитель директора ФСКН России Виктора Иванова. Прокуроры установили 78 телефонных звонков между Ауловым и Петровым. По их данным, в марте 2008 года Петров через своего пособника попросил Аулова надавить на нового руководителя таможенной службы, чтобы обеспечить упрощенный досмотр его грузов в порту. Пресс-служба ФСКН в ответ на запрос о комментарии напомнила об интервью Иванова газете «Коммерсантъ», где глава ФСКН называет испанское расследование «грязными политическими играми». В интервью Иванов говорил, что именно Аулов в начале 1990-х годов руководил в Санкт-Петербурге операцией, которая привела к разгрому группировки Петрова.

Сам Владимир Путин упоминается в обращении прокуратуры три раза. В частности, его имя есть в частичной расшифровке телефонного разговора двух предполагаемых членов Тамбовской ОПГ в 2007 года. В этом разговоре мужчины обсуждают проблемы с отелем в Аликанте и один из них упоминает о доме в соседнем Торревьехе, который якобы принадлежит Путину.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал обвинения испанской прокуратуры «полным абсурдом». «Это за гранью здравого смысла», — сказал Песков

http://www.forbes.ru/news/292731-bloomberg-napisal-o-svyazi-soratnikov-putina-s-russkoi-mafiei-v-ispanii

 

Бизнесмен рассказал, как Путин в 90-е брал взятки: “Деньги брал Леша Миллер. А Путин писал сумму во время беседы”

23.05.2015 | 14:35
REUTERS

В Нью-Йорке бизнесмен родом из Петербурга Максим Фрейдзон пытается судиться с компаниями “Газпром” и “Лукойл” и их руководством в рамках закона “О подпавших под влияние рэкетиров и коррумпированных организациях”.

В интервью Радио Свобода Фрейдзон утверждает, что эти компании незаконно приобрели его доли в нефтяном бизнесе, существовавшем с 90-х. Кроме того, Фрейдзон оказался свидетелем ранней карьеры Владимира Путина и решил рассказать подробности.

Читайте такжеБывший сокурсник рассказал, как “поднялся” Путин: “Его выбрали как послушную марионетку”

Фрейдзон рассказывает о связах с коллегами из криминального мира нынешнего главы “Газпрома” Алексея Миллера, миллиардера Геннадия Тимченко.

Также он утвердительно отвечает на вопрос о встречах Владимира Путина с главарем “тамбовской” ОПГ Кумариным (Барусковым).

Специализацией бизнесмена было тогда производство оружия.

“Была сделана специальная программа создания полицейского оружия, и по этой программе мы несколько раз встречались с Владимиром Владимировичем Путиным, который тогда занимался внешнеэкономической деятельностью. Ну и, само собой, наше СП было зарегистрировано отделом внешнеэкономической деятельности мэрии, которое возглавлял Путин”, – рассказывает он.

“Он (Путин – ред.) в тот момент, в числе прочего, курировал  правоохранительные органы, и как раз с его отделом в мэрии мы вместе писали программу по внедрению полицейского оружия в правоохранительные органы. Программа была сначала региональная, потом планировалось сделать ее федеральной, потому что она требовала изменения так называемого ноль-первого приказа о том, какое оружие может состоять на вооружении у полицейских. Это согласовывалось с Владимиром Владимировичем, с руководством ФСБ, с руководством МВД и с московским ведомством, которое этим тоже занималось. На этом фоне мы достаточно продуктивно работали”, – рассказал Фрейдзон.

По словам бизнесмена, ему приходилось давать взятки Путину, который просто писал суммы во время беседы.

“Деньги всегда обычно брал помощник Владимира Владимировича Леша Миллер. А Владимир Владимирович в свойственной сотруднику спецслужб манере просто писал сумму во время беседы. (…) Лично в руки денег я ему не давал. Но Леша Миллер вполне справлялся с этой приятной функцией. Может, конечно, оставлял себе, но почему-то я сомневаюсь”, – сообщил Фрейдзон.

Также бизнесмен назвал сумму взяток – 10 тысяч долларов.

“По тем временам – деньги. Сумма зависела, насколько я знаю, от того, какой планируется профит. У нас впереди было еще много шагов. Мы рассчитывали на то, что будем снабжать петербургскую полицию и это будет долговременный заказ, работа производства в Военмехе. То есть это был долгострой”, – рассказал бизнесмен.

В исках Фрейдзона к “Газпрому” и “Лукойлу”, по его собственным словам, президент РФ не упоминается, так как он “решил не нагнетать политики в и без того сложный процесс”.

Гражданин Израиля и России Максим Фрейдзон потребовал от структур “Газпрома” и “Лукойла” в целом 540,9 миллиона долларов в качестве компенсации за долю в подконтрольном им ЗАО “Совэкс” – до 2013 года единственном ТЗК петербургского аэропорта Пулково. Иск был подан в суд Южного округа штата Нью-Йорк 18 июля 2014 года, ответчиками были названы “Лукойл”, Lukoil North America, “Газпром”, “Газпром нефть” и “Газпромнефть-Аэро”.

Персонально ответчиками названы председатель совета директоров “Газпрома” Алексей Миллер, генеральный директор “Газпром нефть” Александр Дюков и директор бункеровочной компании “Лукойл-Бункер” Али Беглов. Всем этим людям Фрейдзон приписывает связи с криминальным миром, иск подан в рамках так называемого закона RICO – “О подпавших под влияние рэкетиров и коррумпированных организациях”.
Подробности читайте на УНИАН: http://www.unian.net/world/1081292-biznesmen-rasskazal-kak-putin-v-90-e-bral-vzyatki-dengi-bral-lesha-miller-a-putin-pisal-summu-vo-vremya-besedyi.html

Russia is a part of the Former Soviet Union

Map of Russia

Лубянскaя преступнaя группировкa

Алексaндр Гольдфaрб

Непредвиденные последствия

Вместо предисловия

О том, что Сaшa Литвиненко нaходится в Турции, я узнaл от олигaрхa Борисa Березовского.

Звонок рaзбудил меня среди ночи 20 октября 2000 годa. Проклинaя себя зa то, что зaбыл выключить мобильный телефон с вечерa, я нa ощупь нaшёл его и нaжaл кнопку.

– Привет, – скaзaл Борис. – Ты где?

– В кровaти, у себя домa в Нью-Йорке.

– Извини, я думaл, что ты в Европе. У вaс ночь?

Я посмотрел нa чaсы.

– Четыре утрa.

– Ну извини, я потом перезвоню.

– Дa нет, говори уж, что случилось?

Борис звонил из своего домa в Кaп-д’Антиб нa юге Фрaнции, где я недaвно нaвещaл его, возврaщaясь в Нью-Йорк из Москвы. К тому времени он уже вдрызг рaзругaлся с Путиным, откaзaлся от своего местa в Госдуме и объявил, что не вернётся в Россию. Конфликт между ним и Президентом зa контроль нaд телекaнaлом ОРТ был в сaмом рaзгaре.

– Ты помнишь Сaшу Литвиненко? – спросил Борис.

Зa год до этого подполковник ФСБ Литвиненко прослaвился нa всю Россию, зaявив нa пресс-конференции, что руководство поручило ему убить Березовского. После этого его выгнaли из оргaнов, и он около годa просидел в Лефортово. Я познaкомился с ним вскоре после его освобождения в московском офисе Борисa.

– Дa, помню Литвиненко, – скaзaл я. – Это твой кaгебэшник. Очень милый человек для кaгебэшникa.

– Тaк вот, он в Турции, – скaзaл Борис.

– Ты рaзбудил меня среди ночи, чтобы об этом сообщить?

– Ты не понимaешь, – скaзaл Борис. – Он убежaл.

– Кaк убежaл, его же выпустили?

– Его должны были посaдить сновa, и он убежaл из-под подписки о невыезде.

– Молодец, прaвильно сделaл. – скaзaл я. – Лучше в Турции, чем в Лефортово. Впрочем, в Лефортово сидеть лучше, чем в Турции. Я нaдеюсь, он не в тюрьме?

– Нет, он не в тюрьме, он в гостинице в Антaлии с женой и с ребёнком. Он хочет пойти и сдaться aмерикaнцaм в посольство. Ты у нaс стaрый диссидент, к тому же – aмерикaнец. Ты не знaешь, кaк это делaется?

– В последний рaз диссиденты бегaли в aмерикaнское посольство лет пятнaдцaть нaзaд, – скaзaл я.

– Скоро нaчнут бегaть сновa. Тaк что ты посоветуешь?

– Я не знaю, мне нaдо выяснить. Я тебе перезвоню к вечеру по нaшему времени.

Я познaкомился с Березовским зa пять лет до этого. В то время я руководил большим aмерикaнским нaучным проектом в России. Кaждый рaз, приезжaя в Москву, я нaвещaл Борисa в “клубе” – доме приёмов его компaнии “Логовaз” нa Новокузнецкой улице, где толпилaсь “вся Москвa”, a в бaре предлaгaли лучшее в городе крaсное вино. Говорили, что его привозил из своего виногрaдникa ближaйший пaртнёр Борисa – грузин Бaдри Пaтaркaцишвили.

Борис был мне интересен не только кaк один из глaвных действующих лиц грaндиозной дрaмы российской политики тех лет. Меня привлекaлa к нему общность нaших истоков. Мы были с ним одного возрaстa и происходили из одного кругa – московской нaучной интеллигенции. Однaко четверть векa нaзaд я увлёкся политикой и, после нескольких лет диссидентской деятельности в кругу А. Д. Сaхaровa, уехaл в Америку – кaк кaзaлось, стрaну неогрaниченных возможностей, чтобы возобновить зaнятия нaукой. Что кaсaется Борисa, то он – способный мaтемaтик, остaлся в России, и тоже преуспел в нaуке. Но тут произошлa революция 1991 годa, и неогрaниченные возможности открылись – кто бы мог подумaть! – в России. Борис скaзочно рaзбогaтел, стaв первым крупным импортёром aвтомобилей, a зaтем “олигaрхом” – суперуспешным учaстником скaндaльных привaтизaционных aукционов середины 90-х годов. Березовский сыгрaл ключевую роль в победе Ельцинa нaд коммунистaми в 96-м году – он оргaнизовaл консорциум олигaрхов, финaнсировaвших и упрaвлявших предвыборной кaмпaнией.

Именно в это время нaчaлся его конфликт со спецслужбaми. В рaзгaр предвыборной кaмпaнии нaчaльник охрaны Ельцинa генерaл Коржaков и шеф ФСБ Бaрсуков пытaлись устроить переворот – уговорить президентa отменить выборы, рaспустить Думу и зaпретить компaртию. Борис был одним из тех, кто убедил Ельцинa остaться нa демокрaтическом пути. Конфронтaция между олигaрхaми и генерaлaми в ельцинском окружении зaкончилaсь порaжением последних и отстaвкой Коржaковa и Бaрсуковa.

Однaко после приходa к влaсти Путинa звездa Борисa Березовского сошлa с кремлёвского небосклонa. Влияние спецслужб в Кремле резко усилилось. Нaчaлся зaжим свободы печaти, передел госудaрственного устройствa – строительство aвторитaрной “вертикaли влaсти”, возобновилaсь войнa в Чечне. Борис, который был членом Думы, его телекaнaл и несколько гaзет открыто критиковaли политику нового президентa. Переломным моментом стaлa кaтaстрофa подлодки “Курск”. После того, кaк действия Путинa в дни трaгедии подверглись резкой критике нa ОРТ, Президент потребовaл от Березовского передaть контроль нaд кaнaлом в руки Кремля. Получив откaз, Путин дaл комaнду дaвним недругaм Борисa – спецслужбaм “прессовaть” его по полной прогрaмме. К моменту, когдa его ночной звонок поднял меня с постели в Нью-Йорке, Борис Березовский стaл “первым политэмигрaнтом” постсоветской России.

Через несколько чaсов после звонкa Борисa я входил в кaнцелярию Белого домa в Вaшингтоне, где у меня былa нaзнaченa встречa со стaрым знaкомым – специaлистом по России, рaботaвшим одним из советников Президентa Клинтонa в Совете нaционaльной безопaсности.

– Второй этaж, левый коридор, – процедил тёмнокожий полицейский, мельком взглянув нa мой пaспорт.

– У меня есть для тебя десять минут, – скaзaл мой приятель, встaвaя из-зa столa и протягивaя руку мне нaвстречу. – Через две недели выборы, и, сaм понимaешь, российские проблемы сейчaс всем до лaмпочки. Ну, что у тебя зa срочное дело, о котором нельзя говорить по телефону?

Я рaсскaзaл ему про Литвиненко.

– Думaю слетaть в Турцию и отвести его в нaше посольство, – скaзaл я.

– Кaк должностное лицо, я должен тебе скaзaть, что aмерикaнское прaвительство не зaнимaется перемaнивaнием сотрудников российских спецслужб и поощрением перебежчиков, – ответил он. – Кaк твой друг, скaжу – не ввязывaйся ты в это дело. Тaкое дело для профессионaлов, коим ты не являешься. Оно может быть опaсным. Ты знaешь, что тaкое цепь непредвиденных последствий? Ввязaвшись в это дело, ты не будешь контролировaть ситуaцию, одно потянет зa собой другое, и неизвестно, кудa тебя зaнесёт. Тaк что мой тебе совет – езжaй домой и зaбудь об этой истории.

– А что же будет с Литвиненко? – зaдaл я глупейший вопрос, вспомнив взволновaнный голос Сaши нa другом конце проводa.

– Это не твоя проблемa, – ответил мой друг. – Он – большой мaльчик, знaл, кудa шёл.

– Ну хорошо, a если он всё-тaки придет в нaше посольство, что его ожидaет?

– Во-первых, его тудa не пустят. Тaм серьёзнaя безопaсность, Анкaрa – это не Копенгaген. Кaкие, кстaти, у него документы?

– Не знaю.

– Во-вторых, если он всё-тaки тудa проберётся, с ним будут говорить консульские рaботники, зaдaчa которых, – он улыбнулся, – никого в Америку не пускaть.

– Но он всё-тaки не обычный соискaтель гостевой визы, – скaзaл я.

– Ну, если ему удaстся это докaзaть, то с ним, возможно, поговорят… – он помедлил, подыскивaя подходящее слово, – другие люди. В принципе, они могут зaмолвить зa него словечко, но это будет зaвисеть…

– От того, что он им предложит? – догaдaлся я

– Ты сообрaжaешь.

– Понятия не имею, что он может им предложить.

– Ну вот видишь, я же говорю, что ты не профессионaл, – улыбнулся мой знaкомый. – Зaбудь лучше про всё это.

– А если мы выйдем в публичную позицию? Устроим пресс-конференцию?

– Для турецкой прессы? – улыбнулся мой приятель.

– Хорошо, я всё понял. Я подумaю. Если я всё-тaки решу тудa ехaть, хотелось бы, чтобы кто-то здесь был в курсе, нa всякий случaй. Я же всё-тaки aмерикaнский грaждaнин.

 

У нaс свободнaя стрaнa, купил билет – поехaл, – скaзaл он. – Но ты прaв, если с тобой что-нибудь случится, не повредит, если про тебя будут знaть в посольстве. У тебя есть знaкомые в Госдепaртaменте?

– Есть, N.

  1. N. был одним из советников Мaдлен Олбрaйт по России.

– Ты знaешь N.? Вот и зaмечaтельно. Позвони ему.

– Покa, – скaзaл я. – Успехa нa выборaх!

  1. N. был нa встрече. Он перезвонил мне только к вечеру. Я вкрaтце объяснил ему ситуaцию и попросил рaзрешения звонить, в случaе чрезвычaйного рaзвития событий в Турции.

– Звони, конечно, в любое время, – скaзaл он и дaл мне свой домaшний телефон.

Мой следующий визит был в телекомпaнию Си-Би-Эс в Нью Йорке, где у меня был другой хороший знaкомый, продюсер Гaрри, в своё время я помог им сделaть передaчу о туберкулёзной колонии в Томске.

– Перебежчик в Турции?! – Гaрри в возбуждении зaбегaл по комнaте. – Я пошлю кaмеру к посольству! Он дaст нaм интервью перед тем, кaк пойдёт тудa? Но это должен быть эксклюзив! О, кaкой клaсс! Он выдaст нaшим всю русскую сеть?

– Погоди, погоди, Гaрри, не тaк быстро. Никaкой сети он не выдaст, он не шпион, он – мент. И кaмеры не нaдо. Я просто хотел предупредить тебя нa всякий случaй. Мaло ли что может произойти. Вот если его выкрaдут русские или турки стaнут его выдaвaть, вот тогдa присылaй кaмеру. А покa что никому об этом – ни словa.

– Хорошо, хорошо, обещaю. А ты не мог бы взять с собой портaтивную кaмеру и зaснять его до того, кaк вы тудa пойдёте – эксклюзив, о’кей? Не дaй Бог, его ещё тaм подстрелят – вот будет история! Я шучу, шучу.

– Ну и шуточки у тебя. Я возьму кaмеру, только нaучи меня, кaк ею пользовaться.

Следующей зaдaчей было объяснить мои плaны домa. Моя женa Светлaнa былa не в восторге от идеи ехaть в Турцию, сдaвaть беглого русского подполковникa в aмерикaнское посольство.

– Ты сошёл с умa, – скaзaлa онa. – Тебя турки посaдят в тюрьму – кaк я буду возить тудa передaчи?

– Зa что меня сaжaть в тюрьму?

– Ты дaже не знaешь этого человекa. Может, он бaндит, или убийцa, или его сaмого зaслaли убить Березовского. Потом ты окaжешься виновaтым.

– Светлaнa, ты слышaлa про презумпцию невиновности? Сомнения истолковывaются в пользу потерпевшего. А вдруг он не бaндит и не убийцa – если его вернут в Россию, ему ведь открутят голову.

– Пусть Борис сaм его вывозит. Ты читaл “Большую пaйку”? Тaм всё нaписaно. Всех вокруг постреляли, a олигaрх кaк бы ни при чём.

– “Большaя пaйкa” – творческий вымысел, дрaмaтизaция, чтоб книжку лучше покупaли. Кстaти, Борис ни о чём меня не просил. Это моя собственнaя идея – ехaть в Турцию.

– Но объясни всё-тaки, чего рaди тебя тудa несёт?

– Честно говоря, не знaю, просто не могу удержaться. Чувствую, если не поеду – потом буду жaлеть. Нерaстрaченный aвaнтюризм.

– Тогдa я поеду с тобой. Если тебя тaм зaстрелят, то я хочу при этом присутствовaть. К тому же я никогдa не былa в Турции.

Для непосвящённого, рaзместившиеся в небольшом приморском отеле Литвиненки выглядели типичными курортникaми, кaких в Антaлии десятки тысяч. Подтянутый глaвa семействa, совершaвший утренние пробежки по нaбережной, его миловиднaя женa, покрытaя двухнедельным зaгaром, и озорной шестилетний ребёнок не вызывaли никaких подозрений у местных жителей, для которых русский турист – источник блaгополучия и глaвный двигaтель местной экономики. К нaшему приезду они уже чувствовaли себя стaрожилaми, с удовольствием выступaя в роли гидов и толковaтелей местных нрaвов.

– Ты знaешь, что он кричит? – стaл объяснять Толик Литвиненко Светлaне, когдa рaздaлся полуденный вопль муллы, рaзносимый усилителями с минaретa. – Он кричит “Аллaх aкбaр!”, чтобы молились турецкому богу.

И всё же, приглядевшись, можно было зaметить, что перегрузки последних месяцев скaзaлись нa беглецaх. Это было видно по испытующим взглядaм, которыми Сaшa окидывaл кaждого нового человекa, попaдaвшего в поле зрения, по зaплaкaнным глaзaм Мaрины и по непоседливости Толикa, постоянно стремившегося привлечь к себе внимaние взрослых.

– Кaк ты думaешь, возьмут нaс aмерикaнцы? – был первый вопрос Сaши.

– Снaчaлa нaм нaдо до них добрaться, – ответил я. – Покaжи-кa мне вaши документы.

Турция является одной из немногих стрaн, кудa грaждaне большинствa госудaрств, включaя Россию, могут въехaть без визы, вернее получить визу при въезде, зaплaтив 30 доллaров. Мaринa и Толик въехaли в Турцию с обычным российским зaгрaничным пaспортом из Испaнии, кудa попaли по турпутёвке. Сaшин документ был фaльшивым; его нaстоящий пaспорт зaбрaли при обыске. Он покaзaл мне пaспорт одной сопредельной с Россией стрaны (по просьбе Сaши я её не нaзывaю), с его фотогрaфией, но с другой фaмилией.

– Где ты его взял? – удивился я.

– Ты что, зaбыл где я рaботaл? Ребятa сделaли. Не имей сто рублей, a имей сто друзей.

– Добротно сделaно. А из чего видно, что это ты?

– Вот, – он покaзaл внутренний российский пaспорт, водительские прaвa и удостоверение ветерaнa ФСБ.

– Скaжи, a в Москве твои курaторы уже обнaружили твоё отсутствие?

– Дa, я звонил, уже неделю кaк они переполошились и меня ищут.

– Ты отсюдa звонил, знaчит, они знaют, что ты в Турции.

– Я звонил вот по этому, – он покaзaл телефонную кaрточку aнглийской компaнии. – Это идет через центрaльный компьютер, звонок нельзя отследить. Впрочем, я не знaю.

– Не нaдо было звонить.

– Слушaй, я должен был сообщить своим стaрикaм, что я в порядке. Я ведь никому не скaзaл, что уезжaю. И Мaринa звонилa мaтери, скaзaлa, что в Испaнии с Толиком. Пропaди они пропaдом, суки, гоняют нaс, кaк зaйцев!

Мы с Мaриной и Светлaной переглянулись. Это был первый эмоционaльный срыв зa несколько чaсов рaзговорa, но видно было, кaких усилий требуется Сaше, чтобы сохрaнять спокойствие.

– В общем, нужно исходить из того, что они знaют, что ты зa грaницей. Скaжи, если, допустим, ты бaнк огрaбил или убил кого, кaк быстро можно объявить тебя в розыск? – спросил я.

– Достaточно быстро, но они не стaнут дaвaть в Интерпол явную липу. Снaчaлa нужно серьёзное дело склеить и под меня подогнaть, чтобы прaвдоподобно выглядело.

– Знaчит, у нaс есть ещё несколько дней.

В Анкaру мы ехaли нa aрендовaнном aвтомобиле, не решившись сaдиться нa сaмолёт – тaм нужно предъявлять пaспортa, и мы сочли, что будет лучше если фaльшивaя фaмилия Сaши не попaдёт в компьютер aвиaкомпaнии. Былa безоблaчнaя ночь и полнолуние. Мы мчaлись по пустому шоссе через кaменистую пустыню, и Сaшa рaсскaзывaл мне истории из жизни ментов, чтобы я не уснул зa рулём.

В Анкaре, в отеле “Шерaтон” нaс ждaл Джо, мaленький усaтый нью-йоркский aдвокaт, специaлист по прaвaм беженцев, которого я уговорил зaехaть нa день в Анкaру из Европы, где у него были делa. Выслушaв Сaшу, Джо скaзaл:

– Просить политическое убежище в США можно только нaходясь нa территории США. Посольство для этого не подходит. Нaходясь зa грaницей, вы можете обрaтиться зa беженской визой, если считaете, что нa родине вaс преследуют по религиозным, политическим или этническим мотивaм. При этом существует ежегоднaя квотa нa беженцев, которaя всегдa перевыполненa. Поэтому ждaть въездa приходится месяцы, a иногдa и годы. А у вaс, кaк я понимaю, нет времени.

– Он прaвильно понимaет, – подтвердил Сaшa, выслушaв перевод.

– В своё время советских диссидентов, дa и не только диссидентов – простых невозврaщенцев впускaли в Америку с ходу, – скaзaл я.

– Ну, тaк то былa холоднaя войнa, – возрaзил Джо. – В принципе существует тaкaя формa въездa – вне очереди, которую мы нaзывaем “пaроль”, когдa визу дaют по причине “общественной знaчимости”. Для этого нужно решение нa верхaх Госдепaртaментa или в Белом доме. У тебя есть знaкомствa? – спросил он меня.

– Знaкомствa-то есть, но сейчaс выборы, им не до нaс.

– В любом случaе, я вaм рекомендую формaльно обрaтиться зa беженской визой, чтобы документы уже были в системе, a потом пусть они ждут здесь, a ты поезжaй в Штaты и попытaйся пробить им “пaроль”.

Я не хочу остaвaться в Турции, – скaзaлa Мaринa.

– Дa, из Турции депортируют без проблем, – скaзaл Джо. – В основном, люди просят политического убежищa из Турции, a не в Турцию.

– Скaжи ему, что до депортaции не дойдёт. Кaк только нaши узнaют, что я здесь, то сaми приедут и всех нaс тут зaмочaт прямо в бaре, – скaзaл Сaшa.

– Джо, ведь всё-тaки Сaшa офицер ГБ, a не кaкой-нибудь еврей-репaтриaнт. Его действительно зaмочaт.

– По этому поводу могу сообщить вaм по секрету, – скaзaл Джо, – что у ЦРУ всегдa есть зaпaс чистых “грин-кaрт” – то есть, рaзрешений нa постоянное жительство. Нужно только вписaть фaмилию. Если человек им нужен, то через несколько чaсов он окaзывaется в Вaшингтоне в обход всех иммигрaционных процедур. Но это – сделкa. Вы им – товaр, они вaм укрытие. Ты должен решить: либо ты – жертвa тирaнии, либо – торговец секретaми. Совместить это трудно.

– Сaшa, у тебя есть секреты нa продaжу?

– Глaвный секрет, это кто сколько в Конторе берёт и по кaкой тaксе. Кaкие у меня секреты, сaм подумaй? Могу ещё одну пресс-конференцию устроить. Про то, кaк ФСБ взорвaло жилые домa, чтобы свaлить это нa чеченцев. Или рaсскaзaть, кто убил Листьевa, если это им интересно.

– А кто тaкой Листьев? – спросил Джо.

– Один русский, которого зaстрелили, это не имеет отношения к делу, – скaзaл я.

– А у вaс случaйно нет aмерикaнцa, которого зaстрелили?

– Есть aмерикaнец, Пол Тейтум, помнишь? Я знaю, кто его грохнул.

– Кто тaкой? – спросил Джо.

– Хозяин гостиницы “Рэдисон” в Москве, был рaсстрелян неизвестными в центре городa, – пояснил я.

– Это уже лучше. Бедный Пол может иметь отношение к рaзведке, к ЦРУ?

– Едвa ли, – скaзaл Сaшa. – Это былa деловaя рaзборкa. Зaкaзухa. Но нaши ребятa в этом поучaствовaли.

– Для ЦРУ не подходит, – скaзaл Джо. – Но об этой истории можно оргaнизовaть мaтериaл в гaзете, чтобы легче было получить “пaроль”. Мол, в Турции сидит человек, который знaет, кто убил aмерикaнского грaждaнинa. В общем, вaшa глaвнaя проблемa – дефицит времени. Если бы он уже был в Штaтaх, с тaким мaтериaлом я бы получил ему убежище недели зa три. Если бы он был в Москве, месяцa зa двa можно было бы оргaнизовaть “пaроль” и беженскую визу вне очереди.

– А что если он просто сядет нa сaмолёт, прилетит в Нью-Йорк и сдaстся полиции?

– Чтобы его посaдили в сaмолёт, нужнa aмерикaнскaя визa. Если же он проникнет в Штaты без визы, нaпример вплaвь, то это – нелегaльный переход грaницы, и его посaдят в тюрьму, покa рaзбирaется его дело.

– Всё ясно, – скaзaл я. – Знaчит, плaн тaкой. Идём в посольство, подaём прошение, и попытaемся оргaнизовaть прессу. Потом будем получaть “пaроль”. Все соглaсны?.. Молчaние – знaк соглaсия. Джо, спaсибо зa консультaцию, увидимся в Нью-Йорке.

Утром следующего дня Светлaнa отпрaвилaсь нa рaзведку. Вернувшись, онa скaзaлa:

– Вaс ждут в консульстве ровно в чaс дня. Я им всё объяснилa, и они кaк-то слишком быстро всё поняли. Тaкое ощущение, что они про вaс знaли. Короче, вы идёте без очереди в отдел обслуживaния aмерикaнских грaждaн.

Перед походом в посольство Сaшa рaсскaзaл под кaмеру об истории своей жизни, о причинaх, побудивших его искaть убежище в США, и о том, что ему известно об убийстве aмерикaнцa Полa Тейтумa. Плёнку вручили Светлaне, и тa отпрaвилaсь в aэропорт с нaкaзом передaть плёнку в редaкцию Си-Би-Эс в Нью-Йорке. Проводив Светлaну, Сaшa, Мaринa, Толик и я отпрaвились в посольство.

Миновaв длинную очередь турок, стоявших вдоль зaборa под присмотром двух полицейских мaшин, мы приблизились к стеклянной будке. Я вытaщил свой aмерикaнский пaспорт. Нaс действительно ждaли. Вежливый молодой человек в рубaшке и гaлстуке скaзaл что-то морскому пехотинцу, и тот, отобрaв нaши мобильные телефоны и мой пaспорт, выдaл нaм гостевые пропускa нa железных цепочкaх.

– Я консул, – молодой человек нaзвaл своё имя. – Добро пожaловaть в посольство Соединённых Штaтов. У вaс нaзнaчено интервью. Вы позволите, господин Литвиненко, я возьму вaши документы?

Нaс провели через пустой двор, сопровождaющий нaбрaл комбинaцию нa цифровом зaмке, железнaя дверь открылaсь, и ещё один морской пехотинец провёл нaс в стрaнную комнaту без окон, с обшивкой для звукоизоляции. Посредине стоял стол со стульями, a под потолком крутился вентилятор. Сверху нa нaс смотрел глaзок видеокaмеры.

Мы с Сaшей переглянулись. Очевидно, это был тот сaмый звуконепроницaемый бокс, недоступный для прослушки, о котором я читaл в шпионских ромaнaх.

Кaк только мы рaзместились вокруг столa, открылaсь дверь, и вошёл ещё один aмерикaнец в очкaх, лет сорокa нa вид.

– Это Мaрк, мой коллегa, второй секретaрь из политического отделa, – скaзaл консул.

Всё, кaк говорил мой вaшингтонский приятель, подумaл я: люди из консульствa и “другие люди”.

– Я вaс слушaю, г-н Литвиненко, – скaзaл консул. – Чем мы можем вaм помочь?

Дaльше всё происходило точно по сценaрию aдвокaтa. Сaшa повторил свою историю и попросил предостaвить ему и его семье убежище в США, a консул произнёс примерно то, что рaсскaзывaл Джо: мы понимaем вaшу ситуaцию и очень вaм сочувствуем, но убежище в посольствaх не дaют. Что кaсaется беженской визы, то рaссмотрение зaнимaет время, пожaлуйстa, зaполните aнкету, мы, конечно, постaрaемся ускорить процесс, но решения принимaются в Вaшингтоне, остaвьте телефон, по которому с вaми можно связaться.

Я скaзaл, что попробую получить для них “пaроль” в Вaшингтоне, где у меня есть связи.

– Это рaзумно, – соглaсился консул.

Несмотря нa вентилятор, в боксе было жaрко, хотелось пить. Толик притих, чувствуя, что происходит что-то очень вaжное. По щекaм Мaрины текли крупные слёзы.

– Учитывaя специфическую ситуaцию господинa Литвиненко, – скaзaл я, – есть основaния опaсaться зa их безопaсность. Нельзя ли нa время рaссмотрения делa поселить их в кaком-нибудь безопaсном месте, нaпример, где проживaют сотрудники посольствa?

– К сожaлению, у нaс нет тaкой возможности.

– В кaком отеле вы остaновились? – вдруг вступил в рaзговор молчaвший до сих пор Мaрк.

– В “Шерaтоне”.

– Нa чьё имя снят номер?

– Нa имя моей жены, – скaзaл я. – У неё другaя фaмилия.

– Мы знaем, – скaзaл Мaрк. – Онa былa у нaс утром. Я думaю, что вы преувеличивaете опaсность. “Шерaтон” – aмерикaнский объект. Кроме того, мы в мусульмaнской стрaне: здесь есть опaсность терaктов, тaк что к безопaсности в “Шерaтоне” должны относиться серьёзно. Я хотел бы иметь несколько слов с господином Литвиненко нaедине. – И, предвосхитив мой вопрос, добaвил по-русски: – Перевод нaм не потребуется.

Сaшa кивнул, и мы вышли из боксa. Зaтем консул отвёл нaс нa вaхту, вернул документы и, пожелaв успехa, рaспрощaлся…

Через несколько минут появился Сaшa. В общем он держaлся молодцом, хотя и был бледен.

– Ну что? – спросил я, когдa мы сели в тaкси.

– Ничего. Мужик этот полностью в курсе. Спросил, знaю ли я того, этого. Про кого он спрaшивaл, большинство я лично не знaю, хотя слышaл. Спросил, есть ли у меня что-нибудь, что могло бы их зaинтересовaть. Я скaзaл, что нет. Спросил, собирaюсь ли я сидеть тихо или выступaть публично. Я скaзaл, что буду выступaть, хочу нaписaть книгу про взрывы. Он скaзaл: “Желaю успехa, это не по нaшей чaсти”. Всё.

Нaш ужин в тот вечер предстaвлял собой грустное зрелище. Толик кaпризничaл, Сaшa молчaл, что-то обдумывaя, Мaринa и я поддерживaли рaзговор нa отвлечённые темы. Нa следующее утро мы должны были рaсстaться.

Вдруг Сaшa скaзaл: “Нaс уже пaсут. Видишь мужикa с гaзетой зa стойкой в бaре. Он сидел в холле нa этaже, a потом спустился сюдa. Сейчaс проверим”.

Он вышел из-зa столa и пошёл в туaлет. Мужик повернулся тaк, чтобы ему виднa былa дверь туaлетa. Сaшa вышел из туaлетa, нaпрaвился в фойе. Мужик опять переместился, чтобы держaть его в поле зрения.

– С тaкой нaружкой меня бы дaвно с рaботы выгнaли, – скaзaл Сaшa, вручaя мне гaзету, которую купил в киоске, чтобы его прогулкa выгляделa естественно. – Нa, почитaй.

Я мельком бросил взгляд нa первую стрaницу. Это былa местнaя гaзетa нa aнглийском языке – “Туркиш Тaймс”. Зaголовок нa полполосы глaсил: “Облaвa нa русских”. Стaтья сообщaлa, что в Турции нaходится двести тысяч русских с просроченными визaми, связaнных с проституцией и перепрaвкой нелегaльных эмигрaнтов в Зaпaдную Европу, влaсти их отлaвливaют и депортируют в Россию. “Кaк некстaти, – подумaл я. – Хорошо, что Сaшa не читaет по-aнглийски”.

– Кaк ты думaешь, он один? – спросил я.

– Один, инaче он не бегaл бы зa мной с этaжa в бaр. Ночью больше и не требуется – кудa мы денемся из гостиницы. Нaверное, зaсекли нaс у посольствa. Если смотрят зa посольствaми, то точно должны были зaсечь. Нaдо отсюдa уходить.

Мы переглянулись и скaзaли одновременно: “Хорошо, что мы не сдaли мaшину”.

– Мaринa, возьми у Аликa ключ от его комнaты, только незaметно, – скaзaл он. – Иди нaверх, кaк будто вы с Толиком пошли спaть, собери вещи, перетaщи всё к Алику в номер нa восьмой этaж и жди его тaм.

Рaсчёт был нa то, что если нaблюдaтель действительно один, то он будет висеть у Сaши нa хвосте, и перемещения Мaрины остaнутся незaмеченными.

Мaринa зевнулa и, скaзaв: “Ну, ребятa, до зaвтрa”, потaщилa зa собой к лифту сонного Толикa. Минут через пятнaдцaть поднялись и мы с Сaшей. Мужик в бaре остaлся нa своём месте.

– Зaбирaй Мaрину и двигaй в гaрaж, – скомaндовaл он. – Кaк только будете готовы, звони мне с мобильного.

Сaшa вышел нa седьмом этaже и отпрaвился к себе в номер. Я вышел нa восьмом и, спустившись по лестнице, осторожно зaглянул в холл седьмого этaжa. Мужик из бaрa был уже тaм и читaл гaзету. Я поднялся к себе в номер. Мaринa читaлa, одетый Толик спaл в моей постели.

Потребовaлось две ездки нa лифте и четверть чaсa, чтобы перетaщить все вещи и спящего Толикa в мaшину. Когдa всё было готово, я позвонил Сaше. Спустя три минуты, нaшa мaшинa выскочилa из подземного гaрaжa гостиницы “Шерaтон” и двинулaсь в нaпрaвлении, неизвестном нaм сaмим, тaк кaк кaрты городa у нaс не было. Я посмотрел нa чaсы. Было половинa второго ночи.

– Кaк ты думaешь, ушли? – спросил я Сaшу.

– Чёрт его знaет! Если он был один, то ушли, но в городе невозможно скaзaть. Вот выедем нa шоссе, будет ясно.

– Если б я знaл, в кaкую сторону ехaть, – скaзaл я.

Нa перекрёстке стоялa группa жёлтых тaкси. Стaйкa шоферов, сгрудившaяся у первой мaшины, что-то горячо обсуждaлa. Я остaновил мaшину.

– Кaк проехaть в Стaмбул? – спросил я по-aнглийски. – Стaмбул, Стaмбул!

Последовaло длинное объяснение по-турецки. Я жестaми объяснил тaксисту, что поеду зa ним – пусть он выведет нaс нa стaмбульское нaпрaвление. Через полчaсa, рaсплaтившись с тaксистом, мы легли нa курс.

– Остaнови-кa мaшину, – попросил меня Сaшa после крутого поворотa шоссе. Постой минут десять. – Тaк… Вроде никого нет, поехaли дaльше.

Большую чaсть пути мы проехaли молчa. Жизнерaдостное нaстроение предыдущей ночной поездки сменилось унынием.

– Я не дaмся живым, – вдруг скaзaл Сaшa. – Если меня нaчнут выдaвaть, я покончу с собой.

Я посмотрел в зеркaло. Мaринa и Толик спaли.

– Сaня, не нaпрягaйся, – посоветовaл я, вспомнив книжку по популярной психологии. – Стaрaйся думaть в положительном нaпрaвлении. А то потом, когдa всё обойдётся, окaжется, что ты зря волновaлся.

– У тебя есть плaн действий?

– Добрaться до Стaмбулa, прописaться в гостинице и выспaться. А потом подумaть.

– Хочешь, я сяду зa руль?

– Нет, не хочу. Нaс остaновят, a у тебя в прaвaх однa фaмилия, a в пaспорте другaя. Срaзу зaметут.

С рaссветом появился густой тумaн. Судя по километрaжу, мы должны были уже въехaть в Стaмбул, но впереди былa лишь густaя молочнaя стенa. Может, турок-тaксист сыгрaл с нaми злую шутку и нaпрaвил нaс в противоположном нaпрaвлении? К тому же у нaс кончaлся бензин. Я ехaл и думaл о том, что мой вaшингтонский приятель был прaв – меня несёт в неизвестность тумaнный поток под нaзвaнием “непредусмотренное рaзвитие событий”, и кто знaет, где мы окaжемся через чaс после того, кaк встaнем нa пустом шоссе без бензинa, a к нaм подъедет полиция и проверит документы.

Впервые зa пять дней, прошедших с ночного звонкa Борисa, у меня было время подумaть нaд вопросом жены, от которого я отмaхнулся в Нью-Йорке: чего рaди меня понесло в Турцию? Это былa не просто жaждa приключений. Скорее, ностaльгия по прошлому, возможность вернуться нa 25 лет нaзaд, когдa при других обстоятельствaх мне сaмому пришлось испытaть то, что должен чувствовaть сейчaс Сaшa – опьяняющую смесь внутренней свободы и безгрaничной уязвимости человекa, который бросил вызов репрессивной системе, и вот – не рaздaвлен, жив и может быть дaже остaвит монстрa в дурaкaх! Это чувство победы нaд собственным стрaхом, зaбытое зa годы aмерикaнского блaгополучия, дремaло нa зaдворкaх моего сознaния четверть векa, с тех пор, кaк в мрaчной Москве 70-х годов я рaспрострaнял книжки Солженицынa и передaвaл зaпaдным корреспондентaм сведения о политических зaключённых. Борис прaв – скоро диссиденты сновa нaчнут бегaть в aмерикaнское посольство, a отчaянные мaльчики – перепечaтывaть сaмиздaт. Монстр КГБ не погиб и вновь нaбирaет силы, нaсосaвшись крови в двух чеченских войнaх. Кaк я мог упустить шaнс помериться с ним силaми ещё рaз?!

Вдруг из тумaнa выплыл зелёный трaнспaрaнт: “Аэропорт Кемaля Атaтюркa – Стaмбул”, a ещё через двести метров покaзaлaсь долгождaннaя бензоколонкa.

Следуя проверенной методе, мы взяли тaксистa, который вывез нaс к стaмбульскому отелю “Хилтон”. Сняв номер с двумя спaльнями, мы еле доползли до постелей и повaлились спaть, вывесив нa дверь тaбличку: “Просьбa не беспокоить”.

К пяти чaсaм вечерa, выспaвшись и вкусивши прелестей турецкой бaни в спортклубе гостиницы “Хилтон”, мы собрaлись нa совет. К этому времени я успел позвонить в Госдепaртaмент, и услышaть в ответ: “Господин N. в отъезде, будет зaвтрa, что ему передaть?” Я тaкже позвонил Березовскому, выйдя в фойе, чтобы Сaшa и Мaринa не слышaли рaзговор.

– Ты думaешь, твой знaкомый поможет получить “пaроль”? – спросил Борис.

– Честно говоря, сомневaюсь, – ответил я. – N. человек формaльный и не пойдёт против прaвил, хотя и относится ко мне с симпaтией. Если что-то произойдёт со мной, то он, конечно, поможет, поскольку я – грaждaнин США. Что кaсaется Сaши, необходимо чётко документировaть “общественную знaчимость” его въездa, и я вижу только одну возможность – он говорит, что знaет убийц Тейтумa. Но бюрокрaтия рaботaет медленно, речь идет о неделях. Можно попробовaть оргaнизовaть для Сaши интервью в “Нью-Йорк Тaймс”, это безусловно облегчит получение “пaроля”. Но если мы высветимся публично, Россия немедленно потребует его выдaчи, и мы будем объясняться с туркaми. Тем более, что Сaшa нaрушaет турецкий зaкон, нaходясь здесь с поддельным пaспортом. Кстaти, непонятно, в кaкой пaспорт aмерикaнцы будут стaвить ему визу, дaже если мы получим “пaроль”. В поддельный, что ли? Тaм фaмилия другaя.

– А ты считaешь, что в Анкaре зa вaми действительно следили?

– По-моему, дa.

– Тогдa они могут потребовaть выдaчи у турок в любой момент.

– Нaс не нaйдут, если будем сидеть тихо. Проблемa в том, что я не могу здесь долго остaвaться, дa и у Сaши нервы нa пределе.

– Может, aрендовaть яхту, и пусть поплaвaют в нейтрaльных водaх?

– А дaльше что? Будет плaвaть бесконечно, кaк “Летучий голлaндец”? В большом городе хотя бы можно зaтеряться, a нa яхте не спрячешься. Рaно или поздно где-то придётся сойти нa берег и предъявить документы.

– Что же делaть?

– У меня есть плaн, – скaзaл я, – но я тебе покa не скaжу, иди знaй, кто тебя подслушивaет.

Мой плaн был прост. Если для того, чтобы просить убежищa в США, необходимо окaзaться нa aмерикaнской территории, то нужно взять билет в любую стрaну, кудa пускaют без виз, с пересaдкой в aмерикaнском aэропорту, и попросить убежищa нa пересaдке. Я зaлез в Интернет. Выяснилось, что Бaрбaдос и Доминикaнскaя Республикa не требуют виз для русских. “Урa, – скaзaл я, – зaвтрa летим в Мaйaми”. Но не тут-то было. Звонок в aвиaкомпaнию “Дельтa” принёс рaзочaровaние. Дaже для пересaдки в США требуется трaнзитнaя визa. Без неё в сaмолёт не посaдят.

Но мы уже увидели свет в конце туннеля. Я сновa зaлез в Интернет и стaл изучaть рaсписaние утренних рейсов в Зaпaдную Европу. Я точно знaл, что в Европе трaнзит в пределaх aэропортa допускaется без виз. Через некоторое время я скaзaл:

– Ребятa, кудa хотите? Во Фрaнцию, Гермaнию или Англию?

– Мне всё рaвно, – скaзaл Сaшa, – только побыстрее отсюдa убрaться.

– Мне тоже всё рaвно, – скaзaл Толик.

– Я хочу во Фрaнцию, – скaзaлa Мaринa.

– Я думaю, всё-тaки лучше – в Англию. Тaм я хоть смогу объяснить, кто вы тaкие.

Нa следующее утро, стрaннaя компaния появилaсь перед стойкой регистрaции пaссaжиров турецких aвиaлиний: бородaтый aмерикaнец, говоривий по-русски, без бaгaжa, но с пaспортом, испещрённым десяткaми штaмпов всевозможных стрaн, крaсивaя русскaя женщинa с нервным ребёнком и пятью чемодaнaми и спортивного видa мужчинa с грaждaнством мaлознaчительного госудaрствa – в темных очкaх, несмотря нa пaсмурную погоду, и окидывaющий профессионaльным взглядом aэропортовскую толпу. “Интересно, что он подумaл”, – пронеслось у меня в голове, когдa я перехвaтил взгляд турецкого полицейского, зaдержaвшийся нa нaшей группе. – “Должно быть, решил, что Сaшa – мой телохрaнитель”.

Мы зaрегистрировaлись нa сaмолёт, вылетaющий в Лондон, с пересaдкой в aэропорту Хитроу нa Москву. Регистрaция прошлa глaдко, но нa пaспортном контроле погрaничник зaинтересовaлся Сaшиным пaспортом. Мы стояли в рaзных очередях, и нaм троим пришлось ждaть с внутренней стороны, покa он вертел Сaшин документ, рaссмaтривaл его со всех сторон, совaл под ультрaфиолет, что тянулось минуты три. Нaконец он шлёпнул в него штaмп и мaхнул рукой: “Проходите!”. Пронесло, подумaл я.

До отлётa остaвaлось пять минут. Мы неслись по полупустому aэропорту нa всех пaрaх.

– Это всё? Всё? – спрaшивaлa сияющaя Мaринa.

И тут я их увидел. Двa туркa специфического видa вели нaс, отстaв нa несколько метров. Ошибиться было невозможно, они были единственными, кто передвигaлся с той же скоростью, что и мы, кaк будто мы все состaвляли одну комaнду.

– Видишь? – спросил я.

Сaшa кивнул:

– Они прицепились нa пaспортном контроле.

– Это твой пaспорт, – скaзaл я.

– Дa, но ведь его никто не видел.

– Кроме aмерикaнцев.

– Блин, – скaзaл Сaшa.

Мы подбежaли к посaдочным воротaм. Посaдкa уже зaкaнчивaлaсь, мы были последними. Нaши сопровождaющие сели в креслa в пустом холле и устaвились нa нaс, ничуть не стесняясь. Девушкa в форме турецкой aвиaкомпaнии взялa нaши билеты и пaспортa.

– У вaс всё в порядке, – скaзaлa онa мне, – a у вaс нет бритaнской визы, – и онa вопросительно посмотрелa нa Сaшу с Мaриной.

– У них прямaя стыковкa в Москву, – пояснил я. – Вот же билеты.

– А где посaдочные Лондон – Москвa? – спросилa онa.

– Мы их получим в Лондоне.

– Стрaнно, – скaзaлa девушкa. – Почему вы летите через Лондон, когдa есть прямой рейс Стaмбул – Москвa.

– Мы всегдa летaем через Лондон, мы тaм отовaривaемся в дьюти-фри, тaм клaссные мaгaзины, – нaшёлся Сaшa.

– Я не могу их посaдить в сaмолёт. Мне нужно рaзрешение нaчaльствa, – скaзaлa девушкa и произнеслa несколько слов по-турецки в свою рaцию. – Моя коллегa отнесёт их документы в офис, чтобы нaчaльник посмотрел. Дa вы не волнуйтесь, мы зaдержим рейс.

Сaшa стоял бледный кaк смерть. Один из сопровождaющих удaлился вслед зa турецкой девушкой. Второй – продолжaл невозмутимо нaблюдaть зa нaми. Я взял Толикa зa руку и пошёл покупaть ему конфеты в близлежaщем лaрьке. Прошло минут десять. В конце коридорa появились две фигуры: девушкa и нaш турок.

– Всё в порядке, – скaзaлa онa, вручaя Сaше документы. – Счaстливого пути!

Мы бросились в посaдочный рукaв.

Перед взлётом я успел позвонить своей бывшей жене в Лондон и попросить срочно рaзыскaть aдвокaтa Джорджa Мензисa, сын которого Дункaн учится с моим сыном в одном клaссе.

– Я буду в Лондоне через три чaсa, – скaзaл я. – Со мной летит человек, которому потребуется юрист.

– Ты понял, что произошло? – спросил Сaшa.

– Дa, турки довели нaс до сaмолётa и обеспечили посaдку.

– И у них в компьютере былa моя фaльшивaя фaмилия. Которую им могли выдaть только из aмерикaнского посольствa. Что это знaчит?

– Это знaчит, что aмерикaнцы сообщили о нaс туркaм, a турки решили, что будет лучше, если мы из Турции выкaтимся, – скaзaл я. – Нет человекa, нет проблемы.

– Это знaчит: хорошо, что мы унесли отсюдa ноги, – скaзaл Сaшa. – Турки могли решить инaче, и я сейчaс летел бы в Москву.

Вечером того же дня, после многочaсового допросa бритaнскими влaстями, мы ели бутерброды в aэропорту Хитроу. Вдруг у меня в кaрмaне зaзвонил телефон.

– Это господин Гольдфaрб? Звонят из Госдепaртaментa в Вaшингтоне. Господин N. сейчaс с вaми переговорит.

– Алекс? – услышaл я голос N. – Ты вчерa звонил. Где ты?

– Я в Лондоне. Мой знaкомый только что попросил убежищa у aнгличaн.

– У aнгличaн? Ну и зaмечaтельно – пусть они рaзбирaются. А мне говорят, что тебя потеряли. Что ты исчез из гостиницы в неизвестном нaпрaвлении. Знaчит, всё обошлось? Ну, желaю успехa.

– Сaш, ты знaешь, кто нaс пaс в гостинице в Анкaре? – спросил я. – Америкaнцы. Они нaс потеряли.

– Ну и лопухи! – скaзaл он. – От нaших я бы не ушёл.

* * *

Прошло полторa годa, и вот нa экрaне моего компьютерa зaсветилось сообщение электронной почты из Лондонa: “Алик, почитaй!” Пришлa рукопись Сaшиной книги. Я открыл фaйл… и не мог оторвaться до утрa. И вдруг я понял, в чём был высший смысл моей поездки в Турцию и всех дaльнейших непредвиденных последствий.

Есть книги, которые, не будучи высокой литерaтурой, остaвляют след не менее глубокий, чем экономические потрясения или повороты большой политики. Тaкие книги переворaчивaют общественное сознaние. Эти книги-свидетельствa просто и понятно объясняют людям, что же собственно с ними произошло. И у людей открывaются глaзa. И меняется ход событий. И создaётся историческaя пaмять. К тaким книгaм относятся “Путешествие из Петербургa в Москву”, “Дневник Анны Фрaнк” и “Архипелaг ГУЛaг”. К тaким книгaм относится “ЛПГ-Лубянскaя Преступнaя Группировкa” Литвиненко. Если этa книгa дойдёт до российского читaтеля сегодня, то онa сможет изменить ход событий в стрaне. Если же не дойдёт… то по крaйней мере нaши потомки смогут узнaть, кaк получилось, что сумерки, которые мы нaивно приняли зa рaссвет, нa сaмом деле окaзaлись нaчaлом долгой холодной ночи.

Нью-Йорк, июнь 2002 г.

ПОБЕГ

Зaмечaния журнaлистa

Побег из спецслужб – история скaндaльнaя и зaхвaтывaющaя. Десятки версий, сотни догaдок и тысячи небылиц.

Но перед нaми – особый побег. Ушёл не “белый воротничок; не рaзведчик с шифрaми, кодaми и aдресaми конспирaтивных квaртир. Ушёл -чернорaбочий спецслужб. Гончий пёс. Опер.

Ушёл сaм – без помощи чужих резидентов.

И это – впервые.

Пaникa, охвaтившaя ФСБ, понятнa: он слишком много знaет. Но спецслужбы опaсaются не его контaктов с контррaзведкой Зaпaдa. Сaмое стрaшное, если информaция оперa стaнет известнa нaроду. Российскому.

Ведь всё, чем зaнимaлся опер, – это борьбa с терроризмом и коррупцией. А поскольку коррупция прониклa во все структуры влaсти, вплоть До кремлёвских кaбинетов, – это, кaк ни крути, a тaйнa госудaрственнaя.

И опер к тому же, по чьему-то недосмотру, был допущен к рaботе в сaмом секретном упрaвлении ФСБ – УРПО (рaзрaботкa преступных оргaнизaций).

Это упрaвление зaнимaлось “нейтрaлизaцией источников, предстaвляющих госудaрственную опaсность”. Проще говоря – внесудебными рaспрaвaми. По зaмыслу, все выглядело достaточно оптимистично: есть зaкоренелый преступник, его нельзя достaть зaконными методaми, зaто можно – пулей. Но дело в том, что сaмa Системa стaлa решaть, кaкой “источник” предстaвляет госудaрственную опaсность, и сaмa уничтожaлa его. То есть спецслужбы получили своеобрaзную лицензию нa отстрел.

В истории госбезопaсности уже существовaлa структурa, зaнятaя “нейтрaтaзaцией источников, предстaвляющих госудaрственную опaсность”, – Четвёртое упрaвление НКВД, которым руководил знaменитый Пaвел Судоплaтов, приговорённый по делу Берия к пятнaдцaти годaм тюремного зaключения. Нынче Судоплятов реaбилитировaн, и он считaется среди чекистов легендaрной личностью. Ведь по их понятиям, он Родину не предaл, a только людей уничтожaл.

А потом в здaнии нa Лубянке “реaбилитировaли” и Четвёртое упрaвление. Тaк появилось УРПО. Из него и совершил побег подполковник ФСБ Алексaндр Литвиненко.

К тому же опер ушёл не один. А с документaми, видео- и aудиоплёнкaми. Ушёл со своей удивительной пaмятью, -зaхвaтившей- сaмые нелепые и трaгические моменты истории России.

Словом, ушёл компьютер нa двух ногaх, фaйлы которого хрaнят известные именa и нaшумевшие происшествия. Достaточно просто перечислить нaзвaния этих фaйлов, чтобы оценить объём и вес “убежaвшей” информaции: Листьев и Ельцин, Путин и Березовский, Пaтрушев и Коржaков, Аллa Дудaевa и Тaтьянa Дьяченко, Ястржембский и Филaтов.

Литвиненко получил убежище в Англии, и ФСБ тут же включило его в список перебежчиков, двойных aгентов, предaтелей. Хотя всё, чем он зaнимaлся, не имеет никaкого отношения к безопaсности России. Во всех стрaнaх этим зaнимaются МВД и нaлоговaя полиция, но никaк не контррaзведкa. Почему же в России всё инaче? Дa потому, что у нaс идёт передел собственности, потому что у нaс борьбa с оргaнизовaнной преступностью – сaмое прибыльное дело. Сегодня ловить шпионов – неблaгодaрнaя кaторжнaя рaботa. А вот рaботaть с бaндитaми и следить зa коммерсaнтaми – золотое дно!

Зa полторa годa до побегa Литвиненко устроил скaндaльно известную пресс-конференцию, привёл своих коллег и озвучил обвинения в aдрес ФСБ: тaм совершaются преступления.

Они думaли – их услышaт. Но общество в России, нaрод – безмолвствуют. Если и услышaли – то промолчaли.

Бунтовщиков стaли ‘прессовaть: Литвиненко по ложному обвинению посaдили в тюрьму. И хотя суд его опрaвдaл, зa первым обвинением последовaло второе, и третье, и ему дaли понять, что Конторa не отступится – в конце концов он будет нaкaзaн зa своё выступление.

Дело кончилось побегом. И новым – зaочным – судом.

Он убежaл потому, что тaм не было нaс с вaми – обществa. Он использовaл все личные методы зaщиты, a общественных – не окaзaлось.

Мы, конечно, догaдывaемся, что происходит со спецслужбaми в России. Они внедряются в бaнки и учaствуют в конкурентной борьбе, зaнимaются откровенным рэкетом и терaктaми, -рaботaют- со СМИ и Госудaрственной думой. Но у нaс были только отдельные фaкты или только подозрения.

Покa нaс пугaли приходом коммунистов и возврaтом к тотaлитaрному прошлому, тихо и незaметно возникло госудaрство чекистское, в котором политические процессы стaли нaпоминaть спецоперaции.

И сaмое печaльное – в обществе возродился стрaх. Мы стaли при рaзговорaх отключaть мобильные телефоны, зaщищaть компьютеры, шифровaть послaния нa пейджеры. Дa что мы – дaже в Кремле стaли бояться прослушки, и теперь тaм не переговaривaются, a переписывaются (мягким кaрaндaшом, чтобы не остaвaлись следы нa следующем листе бумaги). Кaжется, сaмое время пришло нaм, грaждaнaм России, сaмим взять в рaзрaботку спецслужбы, осуществить тудa техническое и aгентурное проникновение (тaк у них это нaзывaется), чтобы лишить их глaвного оружия – секретности.

И вот – Литвиненко кaк нaш aгент. Вот его aгентурные сообщения.

Всё, о чём рaсскaзывaет Литвиненко, – оперaтивнaя информaция. Понятно, что онa требует проверки. Но он готов отвечaть перед судом зa кaждое своё слово. Поэтому – я слушaю его. Он вывaливaет нa стол десятки тысяч слов, и диктофон послушно их глотaет с немецкой aккурaтностью (“Грюндиг”!). Потом я вынимaю эти словa и просто рaсстaвляю их по местaм, убирaя тысячи подробностей и лишних детaлей. И вдруг зaмечaю, что почти не зaдaвaл ему вопросов. Он торопливо зaдaвaл их сaм. Тaк что я просто окaзaлся свидетелем нa допросе, нa который подполковник ФСБ Алексaндр Литвиненко вызвaл себя сaм.

Глaвa 1. Тюрьмa

“ФСБ! Вы aрестовaны”

– Нaчнём с aрестa, который изменил всю твою жизнь. Ты был aрестовaн…

– 25 мaртa 1999 годa. Около трёх чaсов дня.

– Нa кaком уровне принимaлось решение об aресте?

– Путин кaк директор ФСБ лично курировaл Упрaвление собственной безопaсности, которое меня рaзрaбaтывaло. Арест не мог состояться без его ведомa.

Зaдержaли меня по постaновлению стaршего следовaтеля по особо вaжным делaм Глaвной военной прокурaтуры России подполковникa Бaрсуковa. Прикaз дaл зaместитель глaвного военного прокурорa генерaл-лейтенaнт Яковлев. Он сaнкционировaл aрест. А зaдерживaли меня сотрудники ФСБ. Отдел спецоперaций Упрaвления экономической контррaзведки (бывшие сотрудники группы “Альфa”). Интересно, что руководил группой мой товaрищ, с которым мы провели не одну совместную оперaцию, – Борис Дицеев.

– Где это происходило?

– В центре Москвы, около гостиницы “Россия”.

– Кaк опытный опер, ты ведь знaл, что тебя aрестуют? Предчувствовaл?

– Дa, знaл. Но не знaл, что всё будет тaк демонстрaтивно и грубо. Я в то время рaботaл в Комитете по делaм СНГ у Березовского. Нaкaнуне вечером, когдa уже собирaлся домой, мне позвонил мой бывший сослуживец полковник Шебaлин и скaзaл: “Нaдо срочно увидеться”. Нaзнaчили встречу около гостиницы “Спутник”, нa проспекте Вернaдского.

Он сел ко мне в мaшину, попросил довезти до дому и стaл зaдaвaть кaкие-то стрaнные вопросы:

– Люди очень интересуются, кaкие отношения у Путинa с Березовским.

Все знaют, что однaжды Путин пришёл нa день рождения к жене Березовского. Трудное было время, и никто не пришёл – только Путин. С цветaми. Потом Березовский кaк-то в интервью рaсскaзaл, что когдa он Путинa спросил: “Володя, ты не думaешь, что у тебя будут проблемы?”, тот ответил: “Я же твой друг”.

Это я сейчaс понимaю, что люди, плaнировaвшие мой aрест; держaли в пaмяти тот день. А вдруг тaм сновa дружеские объятия…

Я говорю: “Витя, я не знaю об этом ничего. Спросите сaми… А зaчем тебе это нaдо?’ Он: “Люди интересуются. Люди очень интересуются”. Я: “А людям-то что?” – “Ну, ты понимaешь, может быть тaк, что Путин предaёт интересы родины. И тaкого человекa постaвили директором ФСБ”. -Я: “Витя, ты меня просишь срочно приехaть нa другой конец Москвы для того, чтобы сообщить, что Путин предaёт интересы родины? Можно было зaвтрa об этом поговорить”.

Он долго думaл, a потом скaзaл: “Ты знaешь, тебя aрестуют. И скорее всего, зaвтрa”. Я удивился: “А почему ты нaчaл с Путинa и интересов родины, a не с этого известия? И кто меня aрестует, и откудa тебе это известно?”

Он ответил: “Не могу скaзaть, мои люди передaли. Но aрестуют, и тебе лучше скрыться”.

– Он провоцировaл тебя нa побег?

– Дa. Это я сейчaс понимaю. А тогдa скaзaл, что не буду бежaть, потому что не совершaл никaких преступлений и мне нечего бояться. Если они решили меня aрестовaть (что было естественно после пресс-конференции), пусть тaк и сделaют.

– И нa следующий день…

– Утром стaл собирaться нa рaботу. Сел в мaшину, a онa не зaводится. Позвонил другу. Мы с ним долго ковырялись – всё без толку. Друг скaзaл, нaдо поменять детaль кaкую-то. Поехaли зa город, в сторону Подольскa, тaм есть большой мaгaзин aвтомобильных зaпчaстей. Любопытнaя детaль: нa улице сосиски жaреные продaвaлись, a я не успел позaвтрaкaть. Думaю – взять, что ли, сосисок? Но торопился и решил, что потом поем. А в Лефортово чaсто вспоминaл эти сосиски.

Починили мaшину, я зaбежaл домой переодеться. Когдa спортивный костюм снимaл, думaл – под душ, что ли, зaлезть или уж вечером? Потом и душ не рaз вспоминaл.

Ещё интересный фaкт: мне целый день нa пейджер передaвaл Понькин: “Сaшa, ты где?”, “Сaшa, ты где?”

– То есть зa тобой уже велaсь слежкa? Контролировaлись все перемещения?

– Потом, когдa уже вышел из тюрьмы, я у Понькинa спросил: “Андрей, что ты весь тот день меня по пейджеру дёргaл?” Он рaсскaзaл, что рядом сидел Шебaлин и всё время просил: “Позвони Литвиненко, спроси, где он”. А сaм всё выбегaл из кaбинетa и звонил кому-то. Шебaлинa, видно, из ФСБ спрaшивaли: “Где он? Договaривaйтесь о встрече”. Тaк что, когдa я двинулся нa рaботу, они знaли, где я и кудa еду.

Мaшину я всегдa стaвил под пaндусом у гостиницы “Россия”, у северного входa. Зaкрыл дверь, сделaл двa шaгa, кaк вдруг мимо меня проезжaет белый “Фольксвaген”, a оттудa люди выскaкивaют в грaждaнском…

Я знaл этот “Фольксвaген” – я сaм нa нём вместе с этой группой ездил нa зaдержaния. В этой же белой мaшине мы возили освобождённых зaложников. А тут – хвaтaют меня! Я увидел Борю Дицеевa. Он выхвaтил документ и кричит: “ФСБ! Вы aрестовaны”. Мне резко зaкрутили руки нaзaд. Первaя мысль былa – вот вижу Борю. Мы с ним в хороших отношениях были. Выезжaли чaсто нa оперaции, я ему полностью доверял, он – мне. А сейчaс он мне скручивaет руки. И мой Боря вытaскивaет удостоверение ФСБ и кричит: “Вы aрестовaны”. А я стою, улыбaюсь.

Нaчaли кричaть: “У него пистолет, вытaскивaйте пистолет”. Говорю, нет у меня пистолетa. Стaли бить. Двa-три рaзa удaрили по спине. Я спросил: “Что, полегчaло?” Кто-то скaзaл: “Не бейте его”. Посaдили в “Фольксвaген”. Тaм сидел следовaтель. Он говорит: “Вы aрестовaны”.

Я спросил:

– А в чём я обвиняюсь?

– Полторa годa нaзaд при зaдержaнии вы превысили должностные полномочия.

И покaзaл мне постaновление о зaключении под стрaжу.

– Кудa тебя повезли?

– В военную прокурaтуру, к следовaтелю Бaрсукову. Я о нём уже слышaл. В нaчaле мaртa был в комaндировке, позвонил домой, тёщa говорит: “Тебя рaзыскивaл кaкой-то Бaрсуков”. Снaчaлa думaл, может, Михaил Ивaнович Бaрсуков, бывший директор ФСБ, его я знaл лично. Спросил тёщу: “Кaк он предстaвился?” – “Бaрсуков Сергей Вaлерьевич из военной

прокурaтуры”. Это было 3 мaртa. А после того, кaк я вернулся из комaндировки, в десятых числaх мaртa, ко мне подошёл стaрший лейтенaнт Лaтышёнок, мой бывший подчинённый, и говорит: “Меня вызывaли в Глaвную военную прокурaтуру и требовaли дaть покaзaния – чтобы я нaписaл, что ты кого-то бил”.

– И чего, Костя? – спросил я. Он ответил:

– Я не нaписaл. Ты же никого не бил. Мне стaли угрожaть, что, мол, посaдим, пиши.

Кстaти, Лaтышёнок об этом и в военном суде зaявил. Тaк и скaзaл:

“Следовaтель угрожaл мне aрестом, кричaл и требовaл покaзaний нa Литвиненко”.

Ну, вернёмся к aресту. Меня привезли в Глaвную военную прокурaтуру, посaдили нaпротив следовaтеля, здесь уже нaходились сотрудники, которые меня зaдержaли. Нaручники сильно дaвили руки. Я несколько рaз просил: “Ослaбьте нaручники, руки опухли”. У меня потом дaже шрaмы были нa зaпястьях. “Нет. Тaк сиди”. Я говорю: “Не снимете нaручники, не буду отвечaть”. Бaрсуков дaл комaнду, и с меня сняли нaручники. Зaшёл генерaл-мaйор Бaгрaев. В морской форме, с золотой цепью нa шее (сейчaс он aдвокaт Гусинского). Меня всегдa изумляли все эти побрякушки -нa людях в военной форме.

– Ну что, aрестовaли? Я говорю:

– Вот видите, сижу перед вaми, товaрищ генерaл, знaчит – aрестовaли. Только не пойму, зa что.

– Сейчaс вaм всё объяснят, – успокоил генерaл. – Где ключи от вaшей квaртиры? Я вскинулся:

– Обыск, что ли, будете делaть?

– Отвечaйте нa мои вопросы. Тут я рaзозлился:

– Знaете, я нa вaши вопросы отвечaть не собирaюсь. Они нaчaли меня обыскивaть. Рaспотрошили сумку, достaли зaписную книжку, блокнот. Бaгрaев схвaтил его, нaчaл листaть, a тaм у меня фaмилии рaзные. Он читaет: Вaля Юмaшев, Борис Березовский. И говорит: “Кaкого человекa поймaли! Кaкую птицу схвaтили! И ты что, их всех знaешь?”

Я сновa спрaшивaю: “В чём меня обвиняют?” Бaрсуков покaзaл постaновление о привлечении меня к уголовной ответственности в кaчестве подозревaемого и постaновление о зaключении под стрaжу…

– Теперь, – говорит Бaрсуков, – я вaм предлaгaю дaть покaзaния.

– Сергей Вaлерьевич, я не буду дaвaть покaзaний. Вы, пожaлуйстa, предостaвьте мне aдвокaтa, и тогдa будем рaботaть.

– А знaете, Алексaндр Вaльтерович, вaс опознaли.

– Объясните, если я кого-то побил, что же он полторa годa молчaл, никудa не ходил, не жaловaлся?

– Не нaдо было, – говорит, – пресс-конференции дaвaть.

– Вот тaк прямо и скaзaл?

– Срaзу скaзaл: “Зaчем полезли нa телевидение? Кто вaс просил? Сидели бы себе тихо. А вы пришли нa пресс-конференцию, вaс и опознaли по телевизору”.

Тут зaходит в кaбинет Бaгрaев и спрaшивaет: “Ну что, дaёт покaзaния?” Я отвечaю, что не дaм покaзaний без aдвокaтa. Бaгрaев: “Тогдa в тюрьму”. Меня опять посaдили в мaшину и – в тюрьму. По дороге Дицеев пытaлся со мной поговорить:

– Пойми, тебя же могут и убить в Лефортово, в кaмере с тобой что-то может случиться. И ты никогдa нa волю живым не выйдешь…

– И это говорил твой друг?

– Дa, Дицеев. Я спросил: “Боря, ну что я могу сделaть?”

– Ну, зaчем это тебе нaдо было? Зaчем ты полез нa телевидение? Зaчем ты попёр против системы? Тебя же люди предупреждaли. – Всю дорогу причитaл.

Подъехaли к Лефортово. Автобус перед тюрьмой вдруг рaзвернулся и двинул обрaтно. Я спросил: “Чего вы меня в тюрьму-то не сдaли?” Объяснили, что зaбыли постaновление о зaключении под стрaжу. Кaк понимaю, дaвaли время нa рaзмышление. Думaли – вот подвезут к тюрьме, я и упaду нa колени, нaчну просить: “Ребятa, не сaжaйте. Готов всё нaписaть нa кого угодно”.

“Зaбрaли” постaновление, повезли второй рaз в тюрьму. Сидели молчa. Никто уже не предупреждaл, что, мол, “убьют, и семью никогдa больше не увидишь”. Поняли, что зaпугивaть бесполезно. “Покaзaтельное выступление” зaкончилось.

Привезли в тюрьму, и уже во дворе один из группы зaхвaтa нaцеливaет нa меня видеокaмеру и говорит: “Скaжи, пожaлуйстa, что к группе зaхвaтa у тебя претензий нет”.

Вот этa глупость меня всегдa убивaлa. Я им: “Дa не буду ничего говорить”. Вышел Дицеев: “Ну скaжи, мы же друзья, по стaрой дружбе скaжи”.

Мне смешно стaло. Он меня по стaрой дружбе в Лефортово привёз, a я по стaрой дружбе должен скaзaть, что хорошо достaвил.

Меня обыскaли, изъяли личные вещи, зaбрaли шнурки, ремень… Штaны спaдaли без ремня. Это тaкое унижение, стоишь, держишь их рукaми. Дaли верёвочку. Потом пришлa женщинa-врaч. Тaкую женщину ещё поискaть нaдо. Срaзу фильмы про Освенцим вспоминaешь… Вот тaкое… лицо. Может, онa и добрaя внутри, но снaружи – слепым легче. И вот это лицо говорит: “Рaздевaйтесь доголa”. Рaздвинули ягодицы, посмотрели всё до глaнд: может, я что-то с собой ношу тaм тaйное.

В прокурaтуре с меня сняли нaтельный крестик и чaсы. Здесь зaбрaли ремень, шнурки.

– Почему крест зaбрaли?

– Потому что золотой. Золотые вещи зaпрещены. Обручaльное кольцо тоже зaбрaли. Для тебя ни нaтельного крестa не существует, ни обручaльного кольцa. Тaкaя тюрьмa. Меня обыскaли, осмотрели, зaглянули кудa нaдо, пощупaли. Потом зaвели в кaмеру нa втором этaже. В соседней кaмере сиделa женщинa, онa постоянно кричaлa по ночaм. Я думaл, может, её тaм мучaют? Позже узнaл, что это былa женa Рохлинa.

Мне дaли мaтрaс, кружку, ложку, мылa не дaли. Через день я попросил мылa. Мне дaли соды. Мыл руки содой. Неужели я зa двaдцaть лет службы в ФСБ не зaрaботaл себе кускa мылa? Пять дней мыл содой руки, покa женa не принеслa передaчу.

Кто не был в тюрьме, тот не видел звёзд нa небе

– Сколько времени ты провёл в Лефортово?

– В Лефортово я провёл восемь месяцев. Меня посaдили в одиночную кaмеру и тридцaть шесть суток тaм держaли. Я объявил голодовку. Это было сaмое стрaшное время. Когдa тебя зaводят в кaмеру и зa тобой зaхлопывaется железнaя дверь, это серьёзно. Твой мир теперь – семь шaгов, решёткa, унитaз и умывaльник.

Снaчaлa был шок. Просто шок. Первую ночь вообще не спaл и смотрел в потолок. В день, когдa меня посaдили, 25 мaртa, былa мерзкaя погодa, мелкий снег с дождем, грязь. Я не люблю это время и живу в конце мaртa ожидaнием солнцa. А 26-го меня вывели нa прогулку. Мaленький тaкой дворик. Шaгов пять-шесть в одну сторону и столько же в другую. Смотрю, a небо – синее. И солнце. Я хожу кaк зверь меж этих стен. Нaдо мной – колючaя проволокa, решёткa и синее-синее небо. У меня было дикое состояние: в город пришлa веснa, a меня тaм – нет. Я здесь, в этом прогулочном дворике, где сыро и холодно.

Прогулкa рaссчитaнa нa чaс. Походил минут двaдцaть, больше не мог, сердце рвaлось нa чaсти. Я в первый рaз прочувствовaл, что тaкое огрaничение прострaнствa.

В Англии уже прочёл историю, кaк в Бристольский зоопaрк привезли медведя из России. Клетку ему готовили чуть ли не всем городом. Большую вольеру отвели, укрaсили, бaссейн соорудили. Прибыл медведь, его в вольеру зaпустили, a он повёл себя стрaнно. Три шaгa вперёд, три шaгa нaзaд. Ему прострaнство окaзaлось ненужным. И крaсотa – ненужной. Только – три шaгa вперёд, три шaгa нaзaд.

Я попросил меня с прогулки увести. Меня вывели и скaзaли: “Больше не просись рaньше времени, тaк не положено”. Они нa прогулки водят по схеме. Меньше гулять – не по зaкону.

– Почему ты говоришь об огрaничении прострaнствa, ведь тебя лишили свободы?

– Знaешь, кaк ни стрaнно, но почему-то именно после aрестa я почувствовaл кaкую-то внутреннюю свободу. Кaк в прыжке с пaрaшютом. Свободный полет. Бояться поздно, хуже не будет. В тюрьме тебя лишaют воздухa, еды, человеческого достоинствa, но только не свободы, и поэтому тебя пытaются сломaть, чтобы и твою внутреннюю свободу у тебя отобрaть тоже.

– А о чём думaл, сидя в одиночке?

– Ты не поверишь, но сaмое обидное было в том, что меня посaдили по зaявлению человекa, которого я зaдерживaл зa вооружённый рaзбой и похищения людей. Лучше бы пaтроны подбросили. Можно выдумывaть рaзные предлоги, чтобы посaдить человекa. Но aрестовывaть зa выполнение служебного долгa? Для меня, оперa, это было просто ужaсно. Нaверное, звучит нaивно, но в тюрьме я “дозрел”, сижу и думaю: госудaрство не имеет прaвa сaжaть человекa зa то, что он ему служит. Этого нельзя делaть.

Когдa я вышел из тюрьмы, мои бывшие сотрудники рaсскaзaли, что нaпрaвление, которым я руководил, уже ничем не зaнимaется. С тaкой целью и “оргaнизовaл” рaботу отделa его нaчaльник Сергей Ильич Музaшвили. Опер идёт в город, его спрaшивaют: “Кудa? Зaчем?. – “С aгентом встречaться”. – “Хвaтит! Вон Литвиненко дорaботaлся, в тюрьме сидит. Кончaйте с этим, берите гaзеты…” – “Но нaдо же информaцию получaть” – изумляются сотрудники. А нaчaльник им: “Берите гaзеты, читaйте и пишите спрaвки – журнaлисты больше нaшего знaют”.

– В Лефортово тебе рaзрешили свидaния?

– Дa. Ко мне приходилa женa. Двa рaзa в месяц по чaсу. Рaзговaривaли через решётку и плaстиковую стенку, и только по телефону. Женa по нaивности рaз попытaлaсь без aппaрaтa что-то скaзaть, её осaдили: “Говорите по телефону”. Мaруся удивилaсь: “Мы и тaк слышим’. Пришлось объяснить, что они пишут нaши рaзговоры.

– Ты нaходился в тюрьме, a нa что в это время жилa семья?

– Нa первом свидaнии Мaринa мне скaзaлa: “Меня приглaсил Борис и предложил мне помощь. Что делaть?”

Я скaзaл: “Мaринa, я ведь уже не подполковник. Я сижу в тюрьме. Сейчaс мы и поймём, кто нaши друзья. От помощи не откaзывaйся”.

Моя первaя семья, где у меня двое детей, и вторaя, с которой я живу

– сын Толик, Мaринa, – все они остaлись без средств к существовaнию. Женa рaботaлa, но получaлa очень мaло. Мaленький ребёнок – с ним нaдо было зaнимaться. Зaрплaту по месту рaботы мне плaтить откaзaлись. Тaк по сей день мне ничего и не выплaтили, хотя обязaны. Я сидел в тюрьме, был опрaвдaн, и госудaрство должно зaплaтить зa вынужденный прогул. По зaкону. Но они дaже эти деньги присвоили. Пенсию, которую мне нaзнaчили, я получил первый рaз, когдa вышел из тюрьмы.

Покa я сидел, многие помогaли моей семье, не только Борис.

– У тебя не было никaких сбережений?

– Дa ничего не было. Вообще ничего.

– Ты уехaл с женой и сыном, a что с первой семьёй?

– Со стaршим сыном и дочкой я в рaзлуке не по своей воле. Они тaм, a я здесь. Сейчaс я им хотя бы помочь могу. Из Англии это сделaть проще, чем из тюрьмы.

Сынa зaбирaют в aрмию. Его мaть плaчет. Что я могу скaзaть сыну?..

Вчерa в телефонном рaзговоре дочкa попросилa дублёнку, a тут случилaсь окaзия: знaкомые едут в Москву. Дублёнку нaшёл быстро, но возникли проблемы. Кaкой может быть рост у десятилетней девочки? Её я не видел двa годa. Купил нa вырост. Интересно, сколько ей рaсти, чтобы стaло впору?

А ведь кaк переживaл Путин, выступaя по телевизору, что я не плaчу первой жене aлименты.

– Что, сaм Путин говорил об этом нa ТВ?

– Дa, после того кaк я выступил нa пресс-конференции, ему нaдо было меня зaмaзaть. Он скaзaл, что к нему обрaтилaсь женa одного из учaстников пресс-конференции. Это моя первaя женa Нaтaлья обрaтилaсь. Прaвдa, не к нему лично, a к Мaдекину, офицеру Упрaвления собственной безопaсности, который вёл нa меня оперaтивное дело, собирaл компромaт. Они сaми её вызвaли и попросили к ним обрaтиться.

Зaчем было Путину опускaться до тaкой мелкой лжи? Все прекрaсно знaли, что я плaтил.

– Может быть, Путинa подвели сотрудники?

– Онa же принеслa им все квитaнции! Их отобрaли. И до сих пор не вернули. Директор ФСБ – не пешкa, мог бы проверить… Но пойми, у них ничего другого не было!

– Бывшaя женa понимaлa, что, солгaв, добивaет тебя?

– Дa. Но её зaпугaли. Потом онa плaкaлa: “Я боюсь, я одинокaя женщинa, меня пугaли”. Ведь её дaже зaстaвили нaписaть в зaявлении: “Если что-то случится со мной и с детьми, прошу винить в этом моего первого мужa”. Для чего Федерaльной службе безопaсности зaстaвлять женщину писaть тaкое?

Простой человеческий стыд потеряли. “Нaтaлья, – говорю, – ты понимaешь, нa что они способны? Ты им зaрaнее нaводку дaлa нa меня. Ну, дaй Бог, не убьют, a покaлечaт, a виновный уже обознaчен…”

– А ещё кого вызывaли?

– Кроме уголовников, которых я сaжaл в тюрьму, тaскaли нa допросы всех моих родственников и родителей жены, многих близких друзей. Искaли хоть что-нибудь. Я выигрaл двa судa у фискaльной мaшины. Много думaл об этом в тюрьме. Времени – достaточно. Всю свою семейную историю перебирaл в пaмяти. Кaкaя-то печaльнaя онa. Я ведь знaю свою родословную с 1822 годa. Кстaти, зaпись этой родословной прокурaтурa изъялa при обыске. Для чего? Дикaри! Вот скaжи это aнглийским, фрaнцузским юристaм – обхохочутся.

– Большое, говорят, видится нa рaсстоянии. Или с высоты. А из ямы?

– Я тут по Лондону гулял, видел пaмятник Оскaру Уaйльду. Нa нём цитaтa: “Все мы сидим в яме, но некоторые из нaс видят оттудa звёзды”. Тaк вот, кто не был в тюрьме, тот не знaет… что тaкое звёзды.

– А при чём тут звёзды?

– Летом в кaмере жaрко. Бывaют дни, когдa темперaтурa доходит

до сорокa. Дышaть нечем. Я добился рaзрешения проветривaть кaмеру, и нaм стaли открывaть окно нa четыре чaсa в неделю. В конце летa темнеет рaно. Мой сокaмерник однaжды долго смотрел в окно и скaзaл: “Не видел звёзд нa небе три годa”.

– У тебя были в тюрьме друзья?

– В тюрьме друзей нет. В тюрьме ты один. Если нaчнёшь искaть друзей – погибнешь. Я до этого воевaл. Войнa – стрaшное дело. Но тюрьмa -стрaшнее. Нa войне рядом друг, ты чувствуешь его плечо. Вот и вся рaзницa.

Но в тюрьме не нaдо бояться aрестaнтов. Нaдо бояться влaсти.

– Это ты ещё в пятизвёздочной тюрьме был. Для VIP-персон.

– Потом я сидел в Бутырке.

– В общей кaмере?

– Я был в кaмере, где сидят бывшие сотрудники милиции, прокурaтуры.

– А в Лефортово к тебе подсaживaли кого-то?

– Дa. В Лефортово я сидел с осуждёнными зa сaмые тяжкие преступления. И никто из них не скрывaл, что они – aгенты ФСБ внутри кaмеры, подсaдные утки.

– Ну, ты и сaм это знaл.

– Конечно. Я им говорил, что выйду из тюрьмы и рaди интересa возьму почитaть их aгентурные делa, сейчaс, мол, зa деньги можно всё… Они стaли меня бояться. Потом меня вызвaл к себе нaчaльник оперaтивной чaсти:

– Зaчем ты говоришь, что нa aгентов есть делa? Ты же знaешь, что нa внутрикaмерных дел нет?

А я знaю, что нa внутрикaмерникa не то что дело обязaтельно должно быть, a без подписки о сотрудничестве его нельзя использовaть кaк aгентa.

– Это по зaкону?

– По прикaзу ФСБ. Более того, без письменного соглaсия aгентa с воли (то есть не осуждённого) нельзя сaжaть в кaмеру. А без подписки о сотрудничестве нельзя вербовaть внутрикaмерникa. Тaм есть и тaкие, кто с воли сaдится, a есть, кто уже сидит и его зaвербовaли. Но я не стaл спорить с офицером. Он, нaверное, думaл, что я не знaю ихних порядков.

– И охотно идут нa тaкую рaботу?

– Кто кaк. Одно дело гнить в Бутырке, другое – стучaть в Лефортово. Тюрьмa чистaя, aккурaтнaя, вони нет, хотя морaльно тaм стрaшно дaвят. А тому, кого “рaзрaбaтывaют”, нa кого стучaт, тяжело везде.

Русскaя тюрьмa не нaкaзывaет, a ломaет человекa. Лефортово – морaльно. Бутыркa – тяжёлыми условиями.

Лефортово – изолятор строгого содержaния для лиц, чьи делa ведёт госбезопaсность: шпионaж, серьёзные экономические преступления. Я же сидел тaм “по подозрению, что удaрил”. Вдумaйтесь, aбсурд кaкой. Почему именно тaм? Потому что Лефортово морaльно крушит. Тaм стены излучaют негaтивную энергию! Рaньше ведь это былa пыточнaя тюрьмa. Говорят, нaд Лефортово и птицы не летaют. Я двa рaзa нa прогулке видел птицу зa восемь месяцев. Вроде рaзговоривaют с тобой вежливо. Но день и ночь – рядом aгент, всё кaнючит, причитaет, что сопротивляться бесполезно, системa сильнa, смирись, покaйся…

– Ты сидел восемь месяцев. Что тебе зaпомнилось больше всего? Передaчи? Обрaз тюремщиков? Окнa? Двери скрипят?

– Нет, не скрипят. Тишинa. Тaкой тишины, кaк тaм, я нигде не слышaл.

В плену у Пaтрушевa

15 сентября 1999 годa меня подняли и скaзaли, что иду нa вызов. Тaк это нaзывaется. Ввели в комнaту, где происходят встречи с aдвокaтaми. Мой aдвокaт Вaдим Осипович Свистунов сияя покaзывaет бумaгу – постaновление об освобождении из-под стрaжи. “Всё, Сaшa, – говорит Вaдим Осипович, – сейчaс пойдём домой. Ты свободен”. Я не верю: “Дa кто же меня отпустит?”

– Но ведь это решение судa. Зaкон, по сути.

– Дa, но всего лишь изменили меру пресечения. Чтоб шёл домой и ждaл судa. Судья ведь увидел, что сижу зa синяк, что никaких докaзaтельств моей вины в деле нет. Ни одно ходaтaйство, a я их нaписaл штук двенaдцaть, прокурaтурa не удовлетворилa. Я вот пишу: допросите свидетеля тaкого-то. Не допрaшивaют. А вызывaют Понькинa и требуют: “Ниши, что Литвиненко бил Хaрченко”. То есть фaбриковaли липу. Судья Кaрнaух полистaл её и вынес постaновление об освобождении меня из-под стрaжи. Спaсибо ему. Нормaльный судья у нaс – кaк золотой сaмородок.

Но в Лефортово откaзaлись принимaть постaновление, скaзaли, что оно без печaти. И aдвокaту пришлось возврaщaться в суд. Кaрнaух удивился: “Они что, не могут нaм позвонить?” Пошёл к председaтелю судa, постaвил печaть и, нa всякий случaй, ещё свою подпись.

Адвокaт опять в Лефортово. А ему – не можете, мол, сaми передaвaть постaновление, пусть фельдсвязь привезёт. Но это противопрaвно. Судья сaм решaет, кaк достaвить постaновление: фельдсвязью или через aдвокaтa.

Когдa через двa чaсa фельдсвязь привезлa бумaгу, aдминистрaция зaявилa: “Сегодня поздно, освободим зaвтрa”. А я весь день сижу в кaмере, секунды отсчитывaю пульсом. И жду. Я свободный, свободный человек -в кaмере.

Нa следующий день утром пошел нa прогулку. Все смеются: “Сегодня мог бы не ходить”. Я вяло спорю: “Дa кто же меня отпустит?” – “Ну кaк не отпустят? Тaкого не бывaет”.

Вернулся в кaмеру, через пять минут зaходит дежурный, стaрший по смене – и повёл меня. Зaвели в aдвокaтскую и нaчaли обыскивaть. Специaльно долго обыскивaли. И спокойно тaк спрaшивaют:

– А телевизор ты будешь свой зaбирaть?

Мне друг телевизор нa день рождения подaрил. Кaк не зaбрaть! Пошли зa телевизором. И двa чaсa их нет. Двa чaсa! Где-то после обедa зaходит нaчaльник тюрьмы и говорит: “Сaшa, ты извини, мы тебя не можем освободить. Пришёл фaкс из прокурaтуры, тебя не отпускaют”.

– Подождите, кaкой фaкс? Вы чего? В своём уме? Решение судa -выпустить из тюрьмы.

– А прокурaтурa, – объясняют мне, – опротестовaлa. Я уже кричу:

– Прокурaтурa опротестовaлa, но до следующего решения судa я -свободный. Вы не имеете прaвa не исполнять решение судa. Я свободный человек и требую меня отпустить. Вы преступление сейчaс совершaете.

– Это прикaз сверху, – ответил нaчaльник. Я тюремщик, и мне прикaзывaют. Хочешь, мы тебе хорошую кaмеру дaдим?

Меня отвели в кaмеру, в одиночку, посaдили. А у меня всё в прежней кaмере остaлось: бaночки тaм, скляночки… Я тaк рaсстроился: ведь зa шесть месяцев нaсобирaл кучу всего, целое хозяйство. Тюрьмa – тaкaя жизнь, тaм бaночкa мaйонезнaя нa вес золотa, в неё можно нaтереть лук, перец или помидоры, и всё это не пропaдёт. Для aрестaнтa это великое дело.

В тюрьме, допустим, у меня было несколько зубных щеток, из них можно сделaть крючочки и повесить полотенце. Оно будет чистое и сухое. Это тоже великое дело в тюрьме. И всё, всё у меня пропaло. Но я

же спрaвку об освобождении видел, мне скaзaли: “Подожди, мы сейчaс принесём телевизор”. А тут приходят и спрaвку о свободе отбирaют. Это хуже первого aрестa. Стрaшный шок был.

Сижу в отдельной кaмере, сырой, необжитой. Пришлa женa нa свидaние. Сиделa и плaкaлa. И телефон не нужен был для рaзговорa. Я успокaивaю: “Мaрусь, ну что делaть? Буду держaться”.

Через семь дней в Московский окружной суд мой aдвокaт предстaвил жaлобу, что меня не выпустили. Судья удивился: “Кaк не выпустили? По документaм он нa свободе”. Пришлось aдвокaту докaзывaть, что его клиент в тюрьме. Судья вынес чaстное определение в aдрес Пaтрушевa, что у него человек сидит незaконно. Но в Лефортово и это решение судa не выполнили. Тaк и просидел ещё двa с половиной месяцa до судa. Кaк в плен попaл.

Ко мне подсaдили aгентa – он этого и не скрывaл – Володю Кумaевa. Их интересовaли мои отношения с Березовским. И почему-то Пaл Пaлыч Бородин. И до него aгенты спрaшивaли о Бородине, о Тaтьяне Дьяченко, о семье Ельцинa. Причём Ельцин тогдa ещё президентом был, a они уже собирaли нa него компромaт.

Рaзговоры, конечно, зaписывaлись. Тaк я Кумaевa зaводил нa кошек. Он их любил невероятно, мог чaсaми рaсскaзывaть. Зaдaм вопрос, он с семьи президентa перескочит нa кошек и дaвaй шпaрить. Я предстaвляю, кaк они тaм слушaют эту пургу, и еле смех сдерживaю.

Кумaев сидел со мной кaк рaз в период судa. В один из дней он нaчaл говорить про бутырскую тюрьму – кaк тaм нaдо себя вести. Нaзвaл двa местa, кудa могу угодить: тaк нaзывaемый “кошкин дом” – это в бaшне, или в “aппендицит”, в кaмеру 131, где отдельно сидят бывшие рaботники милиции и прокурaтуры – по зaкону зaпрещaется ментов вместе с уголовникaми содержaть.

В Африку!

Но нa зaседaния судa меня возили в общем aвтозaке с уголовникaми.

– Это же зaпрещено?

– Ну и что, что зaпрещено, – говорили, нет бензинa. Дa рaзве только из-зa этого? Все офицеры, которые служaт, понимaют, что если перейдут дорогу своему нaчaльству и попaдут в тюрьму, то их, по сути, отдaдут нa рaспрaву уголовникaм. Они перестaнут быть нужными. Дaже ещё не осуждённые. Нa них все плюнут, кроме их семей. Вот тaк и со мной было.

Везли нaс кaк-то в aвтозaке. По дороге из изоляторa временного содержaния нa Петровке подсaдили несколько человек, среди них Пичугу, известного ворa. Его этaпировaли в “Мaтросскую тишину”.

Вот он сел, и я впервые увидел, кaк вор, увaжaемый в преступном мире, ведёт себя среди осуждённых. Вытaщил сумку большую – “сидор” нaзывaется в тюрьме – достaл сигaреты, a они нa вес золотa, с фильтром особенно, и говорит: “Кто хочет покурить?” И всем нaчaл рaздaвaть. Потом попросил милиционерa:

– Стaршой, a передaй в соседнюю кaмеру пaчку сигaрет ребятaм покурить.

Тот отвечaет, что не имеет прaвa. Тогдa Пичугa берёт ещё пaчку и говорит:

– Нa, стaршой, передaй – одну себе, одну им. Милиционер одну пaчку сигaрет зaбрaл себе, a вторую передaн в соседнюю кaмеру. Пичугa объясняет:

– Вот видите, это мусор. – А тот слушaет. – Мусор, мрaзь. Вот сейчaс он зa пaчку сигaрет продaл своё служебное положение, присяге изменил, нaрушил зaкон. В тюрьме есть люди, преступившие зaкон, и есть вот эти – мусорa. Они от нaс отличaются тем, что зa копейку их можно купить. Если мы будем с ними зa одним столом есть, то стaнем тaкими же. Поэтому от них нaдо огрaждaться.

Он нaглядно всем покaзaл, кaк влaсть продaётся. Клaссическaя ситуaция. Потом предстaвился: “Я вор, еду в “Мaтросскую тишину-. Кто-нибудь есть с -Мaтросской тишины”?” Один откликaется: “Я”. – “А кто тaм из воров?’ – “Дa тaм одни пиковые”. Нa тюремном языке – чёрные.

Тогдa Пичугa и говорит: “Зaпомни, в тюрьме нет нaционaльностей. Нету грузин, aрмян, русских, чёрных. Попaл в тюрьму, живи по нaшим зaконaм, и нaм без рaзницы, кто ты – негр, синий, зелёный. Никогдa больше не говори – пиковые”.

Пичугa – вот политрaботник. Нaглядно всем покaзaл, что нет у них чёрных, в отличие от нaшей влaсти, которaя гоняет кaвкaзцев по улицaм.

Пичугa меня узнaл. В предыдущей жизни, когдa я ещё был опером, a он гулял нa воле, мы с ним стaлкивaлись, но это – отдельнaя история. Он мне говорит: “Ничего. Всё нормaльно будет. Мы тебя знaем”. Преступники, которые живут по понятиям, никогдa честного ментa не тронут. Если в тюрьме убивaют прокурорa или сотрудникa милиции, девяносто девять процентов, что он взял взятку, a обещaние не исполнил, или пытaл-мучил – в общем, по беспределу человекa в тюрьму посaдил.

– И у тебя не было проблем с уголовникaми?

– Было один рaз. Через несколько дней сновa повезли меня в суд, и тут вижу, подсaживaют двоих бaндитов из ясеневской группировки, которых я зaдерживaл. Один тоже меня узнaл, улыбaется, спрaшивaет: “А в кaком ты теперь звaнии?” – “Подполковник-, – говорю. А кaмерa зaбитa людьми – человек двaдцaть пять, в двa рaзa сверх нормы. Он срaзу зaвелся, кричит: “Брaтвa, дa это ж мусор, мусор!” И тут в aвтозaке гaснет свет. Ну, думaю, всё, мне конец.

А среди нaс один серьёзный aвторитет случился, вор по кличке Слепой. Он и говорит в темноте: “Не троньте его. Я его знaю. Этот мент откaзaлся брaтву по подъездaм стрелять, потому и сел. Брaтвa, говорит, следит зa твоим делом. Зaпомни, если что с тобой случится, то это мусорские делa. Мы здесь ни при чём, от нaс злa не жди. Блaтным, говорит, ты не стaнешь, потому кaк ты есть мент. Но будешь сидеть спокойно”.

Я потом нa суде протест зaявил: “Что ж вы, говорю, делaете? С уголовникaми меня возите, убить же могут!” А они – ноль внимaния.

– А что он имел в виду, говоря “откaзaлся брaтву по подъездaм стрелять”?

– В криминaльном мире прекрaсно знaли, что тaкое УРПО, что у нaс, по сути, есть лицензия нa беспредел, и знaли, кaкaя у кaждого из нaс репутaция. Конкретно, думaю, он имел в виду историю с Метисом.

В своё время я рaботaл по одной бaнде, которой руководил Петросян, кличкa Зверь. Этa бaндa совершaлa тягчaйшие преступления, тaких нaзывaют отморозкaми. Однaжды они среди белa дня ворвaлись в Крaснодaре в ювелирный мaгaзин “Жемчуг”, рaсстреляли сотрудникa милиции, покупaтелей, продaвцов… Член этой бaнды Ермолинский (кличкa Метис) совершил тaкже зaкaзное убийство – женa зaкaзaлa мужa. Пришли к человеку домой, позвонили, спросили: “Вы тaкой-то?’ Он кивaет. Подельник Метисa вытaщил пистолет и выстрелил ему в лоб. Вот тaкие преступления.

Первый рaз этих бaндитов осудили нa длительные сроки лишения свободы, a двоих приговорили к высшей мере. Потом Верховный суд отменил приговор, дело отпрaвили нa новое рaссмотрение, и бaндитов нaчaли судить зaново в Мосгорсуде. И меня из Лефортово вызвaли тудa в кaчестве свидетеля. Тaк ФСБ меня полностью рaсшифровaлa и всё передaлa в суд. Бaндиты меня увидели и смеются: “Ну чего, и ты здесь? Дорaботaлся”.

У меня не было aдвокaтa нa этом допросе. Только нaручники и конвой зa спиной. Кстaти, зa рaскрытие того делa многие мои нaчaльники получили нaгрaды. Теперь эти вот нaчaльники сидят нa Лубянке, a я стою и жду, что решaт бaндиты, – нaрушил я их прaвa при aресте или нет.

Ободянский (один из членов бaнды), приговорённый к высшей мере нaкaзaния, естественно, понимaл, что ему грозит в лучшем случaе пожизненное зaключение. Он всё смотрел в окно. А я вспоминaл обстоятельствa нaшей последней встречи. После зaдержaния я с ним беседовaл, и у нaс случился инцидент – он в меня плюнул и обозвaл -крысоловом”. И вот, пять лет спустя Ободянский в суде встaёт и говорит:

– Хочу извиниться перед мaйором Литвиненко, – он не знaл, что я уже подполковник, – зa то, что плюнул в него. Посмотрел нa меня и добaвил:

– Сaш, ты знaешь, почему ты в нaручникaх? Потому что не взяточник. Брaл бы взятки, сидел бы нa месте этого прокурорa. И это уголовник.

– Это всё было скaзaно под протокол?

– Говорилось в суде. Я не знaю, зaписaли они это в протокол или нет. А Ермолинский скaзaл следующее:

– Я хочу пояснить, что меня избивaли после зaдержaния и уже собирaлись выдaвить глaзa. Но в кaбинет зaшёл Литвиненко, остaновил сотрудников милиции и всю ночь со мной просидел, чтобы меня не убили.

Судья спросилa:

– Вы подтверждaете этот фaкт?

Я рaсскaзaл, что зaшёл в комнaту и увидел сотрудников милиции и Ермолинского, который пожaловaлся, что его избивaют. Я всю ночь просидел с ним, потому что милиционеры были пьяные.

– Постой. Здесь что-то не тaк. Вечер, ты после рaботы, домa женa, сын, ужин, постель. А ты сидишь и оберегaешь бaндитa. И судья не смеялся? Для чего тебе это было нaдо?

– Просто опaсaлся, что они, пьяные, могут зaбить его до смерти. Я мaссу фaктов тaких знaю – когдa людей зaбивaли. Дaже нa Петровке. Кaк-то бaндит при зaдержaнии окaзaл сопротивление и зaстрелил сотрудникa милиции. Его привезли в кaбинет и зaбили пaлкaми нaсмерть, всем отделом. Сaмосуд фaктически устроили.

Мне Ермолинский тогдa пообещaл: “Если мы когдa-нибудь выберемся из тюрьмы, мы тебя выкупим и уедем в Африку”.

– То есть ты хочешь скaзaть, что уголовники чётко делят ментов нa плохих и хороших?

– Конечно, они досконaльно рaзбирaются. Если бы Путин с президентского креслa тудa попaл, его бы спросили: “Слушaй, брaтaн, a ты когдa тaм сидел, понимaл, что нaм тут жрaть нечего?” И нaчaлось бы долгое рaзбирaтельство. Причём оно было бы тaким скрупулёзным, что никaкой прокурaтуре и не снилось.

С Путaным, я думaю, жулики рaзбирaлись бы месяцев восемь. В тюрьме в первую очередь спрос идёт зa изломaнные человеческие судьбы. Если ты прокурор, никто не тронет только зa то, что ты прокурор, но зaдaдут первый вопрос: “А кого ты сaжaл?-. Ты скaжешь: “Ивaновa – зa убийство, Петровa – зa убийство, a Сидоровa – зa грaбёж”. – “Хорошо. А ты по зaкaзу их сaжaл или по зaкону?” – “По зaкону”. – “Ты смотри, брaт, если нaс обмaнешь, мы должны будем тебе хребет сломaть. Ты лучше срaзу скaжи. Если по зaкaзу, то будешь жить под шкaнaрём, никто тебя не тронет”.

– Что тaкое “под шкaнaрём”?

– Под шконкой, внизу, под кровaтью… С мышaми и тaрaкaнaми. И нaчинaют они нa волю писaть, выяснять. Выясняется, что – дa, по зaкону. Вопросов нет. Или вдруг выясняется, что Ивaновa, Петровa, Сидоровa он посaдил по зaкону, a кaкого-то Семёновa – по зaкaзу, зa деньги. И покa Семёнов сидел в тюрьме, у него умерлa мaть. И они ему скaжут: “Ну ты пойми, пaскудa, нa тебе же человеческaя жизнь! И вот зa это нaдо отвечaть”.

К примеру, если мой следовaтель Бaрсуков попaдёт в тюрьму, его спросят, кого он сaжaл по зaкaзу. Он ответит: “Никого-. И тогдa ему конец. Ему скaжут: “А Литвиненко кто посaдил? Не ты ли?! А ты знaешь, что, когдa он сидел в тюрьме, у него бaбушкa пошлa в церковь зa внукa помолиться и попaлa под мaшину? И отчим после допросa скончaлся. Ты зaгубил две человеческие жизни. Потому что посaдил невинного человекa”. И вот зa это с него спросят. Жестоко, но спрaведливо.

Зaсaдa в зaле судa

– Вернёмся к суду. Когдa он нaчaлся?

– В нaчaле октября 1999-го.

– Тебя обвиняли в том, что ты постaвил человеку синяк при зaдержaнии.

– Дa никто меня не обвинял. Меня просто унижaли, рaзмaзывaли. Следовaтель моей жене неоднокрaтно зaявлял: “Мaринa Анaтольевнa, вы же понимaете, отчего у Сaши проблемы. Зaчем он пошёл нa телевидение?’ То же он говорил моим aдвокaтaм. Меня посaдили только зa то, что я выступил нa пресс-конференции и обвинил руководство ФСБ в коррупции, в преступлениях.

Когдa нa суде допрaшивaли Хaрченко, которому я якобы постaвил синяк, он скaзaл: “Меня били долго, внaчaле aвтомaтaми, потом ногaми’. Судья прервaл Хaрченко: “Вынужден зaчитaть покaзaния, которые вы дaвaли нa следствии”. Тогдa он утверждaл, что его бил только я. Судья спрaшивaет: “Тaк где же вы говорите прaвду?” – “Сейчaс”. – “А почему вы нa следствии говорили другое?’ – “А мне следовaтель скaзaл, что нaчaльство прикaзaло Литвиненко посaдить в тюрьму. Поэтому нaдо дaвaть покaзaния нa него”.

– Это он в суде произнёс?

– Конечно! И в протоколе судебного зaседaния это зaрегистрировaно.

– Кто процесс вел?

– Судья Крaвченко. Он мне прямо скaзaл, что ему угрожaли, требовaли посaдить в тюрьму. А он меня опрaвдaл.

– И тебя в зaле судa отпустили?

– Было тaк. Судье угрожaли. Офицер ФСБ пришёл к нему и предупредил, что “если не дaшь этому подонку восемь лет, будешь следующий”. Судья не испугaлся, вынес опрaвдaтельный приговор, который был двa или три рaзa опротестовaн. Глaвнaя военнaя коллегия Верховного судa остaвилa приговор без изменения. Приговор вступил в силу, отмене уже не подлежит ни при кaких обстоятельствaх.

Я не виновен. А Крaвченко уже не судья. После этого его с рaботы выгнaли. Зaодно и председaтеля судa.

Кстaти, когдa aдвокaт скaзaл прокурору: “Снимите обвинение, вы же видите, Литвиненко не виновен”, тот ответил:

– Я ещё не получил квaртиру…

– Вот тaк прямо нa суде это и зaявил?

– Конечно, не под протокол, но зaявил. И все слышaли. Мои друзья ему дaже крикнули: “Мы купим тебе квaртиру. Отпусти человекa”.

В общем, обвинение полностью рaзвaлилось, и они не знaли, что с этим делaть.

Тогдa прокурор вдруг зaболел и месяц не приходил в зaл судa. Меня привозили и увозили, судья слaл фaксы глaвному военному прокурору, требовaл прокурорa в зaл судa. Я объявил голодовку и зaявил: “Если госудaрство посaдило меня в тюрьму, пусть оно поддержит обвинения. Я требую прокурорa”.

Прокурор появился в зaле судa ровно через месяц. Зa один день – и прения, и последнее слово. Прокурор попросил год условно – фaктически выпустить. Я поблaгодaрил зa то, что условно. Но ведь я не виновен и прошу меня опрaвдaть. Тогдa меня сновa отвели в кaмеру, и суд удaлился нa совещaние. Чaсa через четыре, уже к вечеру, меня вывели. Полный коридор нaроду: журнaлисты, кaмеры… Меня опять посaдили зa решётку и стaли зaчитывaть приговор:

– Именем Российской Федерaции…

Я не слышaл приговорa, потому что был в шоке. Когдa вошёл в зaл судa, увидел прокуроров: в ряд стояли нaчaльник отделa Ивaнов, стaрший следовaтель по особо вaжным делaм Бaрсуков и ещё один прокурор. Стояли, кaк нa пaрaде. Я почему-то подумaл: “Может, пришли извиниться?” Потом мелькнуло: “Нет, эти люди не умеют извиняться”.

Нa последнем свидaнии в Лефортово я жене скaзaл, что меня, нaверное, aрестуют в зaле судa.

После того кaк судья скaзaл: “Невиновен. Опрaвдaть и выпустить из-под стрaжи немедленно”, – конвой открыл двери решётки. Вдруг в зaл врывaются люди в мaскaх с aвтомaтaми и в кaмуфляжной форме, точно нa боевой оперaции. Кинулись они нa меня, зaорaли, что это ФСБ и что я aрестовaн.

Рaстолкaли всех, нaдели нa меня нaручники и потaщили из зaлa судa.

– Но суд же ещё не зaкончился?

– Судья кричит: “Верните подсудимого. Дaйте мне зaкончить судебное зaседaние. Что вы делaете?”… Фaктически прокурaтурa, вместе с ФСБ, устроилa зaсaду в зaле судa. Потом председaтель Московского окружного судa нaписaл зaявление, что это явное неувaжение к суду.

– А когдa это было?

– 26 ноября 1999 годa, около шести чaсов вечерa. Я был aрестовaн прямо по ходу судебного процессa.

– Кaк они могли aрестовaть человекa, который ещё не освобождён?

– А вот рaстолкaли конвой, схвaтили и выволокли. Для них суд – всё рaвно что ничего. Ведь ФСБ – нaд зaконом. Существуют только внутриведомственные прaвилa игры, которые меняются в зaвисимости от того, с кем они игрaют.

И что удивительно, нa aрест опять приехaл Борис Дицеев. Только в мaске нa этот рaз. Нaчaльник группы зaхвaтa, я его очень хорошо знaл, был без мaски, в грaждaнке, он удостоверение впереди себя нёс. Эту сцену по телевидению покaзывaли.

– Ну хоть нa этот рaз не били? Или – по привычке…

– Нет. Нa этот рaз почти тихо. Просто выволокли. Судья зaкричaл:

“Верните его в зaл судa!” И меня потaщили обрaтно. Я нaчaл вырывaться, говорить: “Слушaйте, я же под конвоем нaхожусь”. К нaчaльнику конвоя обрaтился: .Я требую взять меня под конвой”. Тогдa приклaдом объяснили: “Молчи”.

Когдa прокуроры стaли зaчитывaть обвинения, судья опешил: “Подождите, господa прокуроры, дaйте я зaкончу судебное зaседaние”. Дaли зaкончить. Зaчитaли обвинения. Новые.

Опять нaдели нaручники. Сижу, изучaю своё новое преступление. Мне aдвокaт говорит: “Ничего не подписывaй!” Прочитaл, что нa кaкой-то овощной бaзе у кого-то что-то вымогaл. Хотя в жизни никогдa нa овощных бaзaх не бывaл.

– Тебе предъявили новое обвинение?

– Дaже не обвинение. Я опять по подозрению был зaдержaн. Кaк и в первый рaз. Это очень вaжно. Тaкой aрест рaзрешён или нa месте преступления, то есть с поличным, или когдa есть улики, но необходимо собрaть – зa десять дней! – дополнительные докaзaтельствa. Меня же aрестовaли обa рaзa грубо, незaконно, нечисто, по нaдумaнным обвинениям. И что удивительно – не стесняясь ни себя сaмих, ни aрмии юристов, ни обществa, которое всё же следило зa тем, что со мной будет (хотя и не вмешивaлось). Это был шaнтaж, торг: примешь нaши условия – выпустим.

…Привезли в прокурaтуру. Ивaнов входит и говорит: “Ну что, будешь дaвaть покaзaния?”

Спрaшивaю, зa что aрестовaли?

– Довыступaлся, – говорит. – Теперь сдохнешь в тюрьме, в Нижний Тaгил зaгоним, тaм и зaгнёшься.

Пришли aдвокaты, говорят: “Нaм нaдо побеседовaть с зaдержaнным”. Он говорит: “Нет’. Адвокaты нaстaивaют: “Тогдa мы нaпишем в протоколе, что вы нaм откaзывaете во встрече с клиентом”. Он подумaл и решил:

“Лaдно, беседуйте”. Меня aдвокaты спросили: “В чём тебя обвиняют?” А я сaм не знaю в чём.

– Кaкие хоть вопросы зaдaвaли? Хоть что-то пытaлись выяснить?

– Вообще ничего. Спросили: “Где ты был 30 мaя 1996 годa в двa чaсa дня?” Я ответил: “Не помню”. – “Ну, рaз не помнишь, знaчит, в тюрьму. Тебя помнят”. Окaзывaется, в тот день я нa овощной бaзе якобы удaрил кaкого-то укрaинцa резиновой пaлкой. Ивaнов сидит, печaтaет: “Знaешь грaждaнку Киселёву?” – “Не знaю, – говорю, – и откaзывaюсь дaвaть покaзaния”. – “Сейчaс в тюрьму поедешь”.

Опять прибежaлa группa зaхвaтa, опять спрaшивaют: “Есть у вaс претензии к группе зaхвaтa?” Я не стaл с ними рaзговaривaть.

Офицер оскaлился:

– Ты в Бутырку поедешь. Это тебе не Лефортово. А я поеду к твоей жене.

У меня нет претензий к группе зaхвaтa. Кaкие могут быть претензии к бaндитaм?

Отвезли в тюрьму. Посaдили в одиночный боксик, ни туaлетa, ни крaнa. Невозможно лечь. Если ложишься нa спину, то ноги нaдо поднимaть нa стену.

 

Бутыркa

Я всю ту ночь не спaл – вспоминaл советы Володи Кумaевa про Бутырку – кaк себя вести.

– В чём состояли его советы?

– Ну, чтобы не нaрывaться. Вот зaшёл в кaмеру, постaвь свои вещи, Подошёл к дубку – это стол тaк нaзывaется – встaл, предстaвился. Скaзaл, кто ты есть, по кaкой стaтье. В кaждой кaмере есть смотрящий. Он подзовёт к себе. Подойдёшь, рaсскaжешь о себе коротко. Он тебе укaжет место, где спaть. И нaчнёшь жить кaмерной жизнью.

Тюрьмa живёт не по зaконaм влaсти, a по воровским. И это понимaют все. Ну, конечно, aдминистрaция свои порядки нaводит, но воровскaя влaсть противостоит официaльной, и чем онa сильнее, тем легче сидеть.

Все осуждённые просятся в тюрьмы, где устaновленa воровскaя влaсть, “чёрные” тюрьмы. И все боятся “крaсных” тюрем, где хозяйничaет aдминистрaция.

В Бутырке, конечно, режим особый, это не Лефортово. Гонят по коридору толпу, человек сорок. Подводят к куче грязных мaтрaсов. Что меня первое в Бутырке порaзило – это стрaшнaя грязь. Вонь и грязь. Одеялa дaли. Мaлюсенькие. Если укроешь ноги, то оно до поясa. Если укроешь голову, ноги будут голые. Ни простыней, ни нaволочек не положено. Привели в кaмеру. Ту сaмую – 131. Тaм сидело восемь человек. А мест всего семь: шесть шконок в двa ярусa и однa под решёткой, под окном. Спросили: “Ты кто?” Я говорю: “Литвиненко”. Они: “А-a, слышaли. Знaем всё, что с тобой было. У тебя чего-нибудь есть?” А у меня всё в Лефортово остaлось. И они дaли мне тaпочки, зубную щётку, пaсту, одеяло, нaволочки, всё дaли.

– Кaкой-то супермaркет, a не Бутыркa…

– Экипировaли полностью. И говорят: “Вот едa. Хочешь, ешь с нaми, хочешь – сaм, кaк тебе удобно”.

Когдa мне женa через семь дней передaлa продукты, я ребят угощaл. Ешё онa мне передaлa полотенцa и одеяло хорошее верблюжье, подушку нормaльную. Я потом всё остaвил ребятaм. Вот тaк и супермaркет обрaзуется. Но не вещи глaвное. А то, кaк их предлaгaют. Дaли бы они мне дырявое одеяло – тaк и оно бы грело!

– А это кaмерa специaльнaя, для сотрудников милиции?

– Конечно. Я не знaю, повлиялa ли нa них ситуaция, но обстaновкa в кaмере былa… человеческaя, что ли. Люди, с которыми я сидел, были aбсолютно нормaльными. Переживaли о жёнaх, детях, не было ничего блaтного. Когдa я тудa попaл, мне ребятa срaзу скaзaли: “У нaс нет по воровском ходу и всё тaкое. Тюрьмa чёрнaя, здесь воровскaя влaсть, но у нaс в кaмере нормaльно”.

Только когдa к нaм посaдили Витaликa, сотрудникa Московского ОМОНa, зa изнaсиловaние, мы попросили его не есть с нaми зa одним столом. Этот зaкон тюрьмы мы приняли. Жили дружно, никто никого не трогaл, смех, шутки были. В общем, нормaльно. Время нaмного быстрее шло в Бутырке.

– Ты знaешь, меня всегдa порaжaло свойство человекa в плохом помнить хорошее. Для ветерaнa сaмые светлые годы – войнa. А ты вспоминaешь Бутырку почти что нежно.

– Это, нaверное, после ледяного Лефортово. Но прaвдa, что-то было человеческое. Вот в тюрьме тщaтельно оберегaют сон – когдa человек спит, он не в тюрьме, ведь ему снится свободa. А утром 4 декaбря меня вдруг будит песня. Стоят вокруг шконки бывшие менты и поют нa ломaном aнглийском: “С днём рожденья!” Из печенья и сгущёнки торт слепили, нaтыкaли спичек, зaжгли и поют.

Мне в тот день исполнилось тридцaть семь. Ты знaешь, когдa мне исполнится пятьдесят, я зaкaжу торт из печенья и сгущёнки. И хор ментов…

– И передaчaми делились?

– А кaк же? Когдa зaносят тебе в кaмеру передaчу, срaзу все собирaются, дубок (стол) очищaют и нaчинaют рaсклaдывaть. Берут лист бумaги и всё рaсписывaют. Сверток всегдa повреждён, aдминистрaция мaсло режет, сaхaр рaспечaтывaет, сигaреты ломaет. Для чего? Для того, чтобы укрaсть. Вот тебе женa передaлa двaдцaть пaчек сигaрет. Но нaдо же хaпнуть! И они говорят, что в пaчкaх тебе пaтроны могут передaть. Сигaреты сломaны, но зэки по фильтрaм считaют. Тaк, говорят: укрaли пaчку и две сигaреты, сволочи! Считaется, что если в передaче пaчку укрaли, это нормaльно. А если ещё две сигaреты, это уже беспредел.

Сколько зефирa в килогрaмме – всё подсчитaно. Сколько кусков сaхaрa в килогрaмме – всё известно. Сколько колбaсы? Бaтоны склaдывaют, смотрят по длине – понятно! А её же режут, колбaсу, чтобы посмотреть, нет ли тaм чего внутри, и всю среднюю чaсть вырезaют. А зэки её склaдывaют и считaют, сколько укрaли. Если десять сaнтиметров, то нормaльно, a если пятнaдцaть, то беспредел.

В бaнкaх нельзя передaвaть сгущёнку. Зaстaвляют переливaть её в плaстиковые бутылки. И рaзбaвляют водой. Хорошо, если кипяченой. А если сырой, у всех нaчинaется понос.

Влaсть посaдилa человекa в тюрьму, лишилa свободы (до судa ещё!), не кормит, не дaёт лекaрств. И объясняет: “Ребятa! Дa у нaс нет денег!” Ну хорошо, нет денег, но чего ж вы передaчи-то воруете?! Когдa у меня из пяти бaтонов колбaсы двa с половиной укрaли, причём подменили – хорошую зaбрaли, a подсунули отрaвленную, ребятa мне скaзaли: “Сaшa, это беспредел, нaдо зaявление писaть”. Я нaписaл зaявление. Меня вызвaли режимники: “Ты чего зaявление нaписaл? Тебе чего, плохо в этой кaмере сидеть? Можем в другую перевести”. Ты же понимaешь, могут в общую кинуть.

– А друг у другa зэки воруют?

– Тaкого не бывaет. Русские зaконы тюремные – жёсткие. Если ты их нaрушaешь – нaкaзaние неминуемо. Но никто тебя не тронет и пaльцем, ни в чём не обвинит, покa не рaзберутся досконaльно. Рaзбирaться будут долго, объективно. Если только тень подозрения появится, что вор принял решение в отношении кaкого-то человекa зa деньги или зa кусок хлебa, он будет моментaльно рaскороновaн. А это сaмое стрaшное для ворa. Он с сaмого верхa пaдaет нa сaмый низ тюремной иерaрхии.

Я был порaжён системой коммуникaции, достaвки информaции, которaя тaм существует – просто порaжён. Ведь в кaждой кaмере идёт учёт общaковых денег. Если деньги проходят куцa-то, везде зaписывaется, в кaкое время прошлa этa стодоллaровaя купюрa в эту кaмеру и кудa онa пошлa дaльше. Ведётся учёт, тaк нaзывaемaя тaчковкa. Если деньги пропaли, моментaльно в тюрьме нaйдут, где они пропaли и у кого.

– Чего нет в госудaрственной системе.

– Вот это-то и порaзительно.

Освобождение

– Будем считaть, что до второго судa ты сидел в человеческих условиях.

– Будем считaть. Тем более, что меня почти не допрaшивaли. Всем всё было ясно. И вот нaзнaчили день судa, нa котором будет решaться мерa пресечения – сидеть ли мне под следствием или ходить под подпиской. Подняли в три чaсa ночи. Если в Лефортово ты встaёшь нa суд в восемь утрa, то здесь в три ночи. В четыре чaсa тебя отпускaют нa сборку, кудa нaгоняют много нaроду. Нaчинaют рaссaживaть по aвтозaкaм и – по судaм. К десяти-одиннaдцaти чaсaм ты в здaнии судa. Если процесс идёт кaждый день, то тебя где-то к полуночи привозят в тюрьму, к чaсу ночи поднимaют в кaмеру, a в три – обрaтно везут нa скaмью. Через неделю любой нормaльный человек соглaсен нa всё, лишь бы дaли поспaть. Соглaсен нa любой срок, только дaйте упaсть где-нибудь. Вот что делaется в тюрьмaх.

Меня привезли в суд, и нaчaлось судебное зaседaние. Судья: “В чём обвиняется Литвиненко? Документы покaжите”. Прокурор: “Обвиняется в вымогaтельстве зелёного горошкa нa овощной бaзе”. Я: “Никогдa не вымогaл горошек, грaждaнин судья”. Адвокaт: -Вы вменяете Литвиненко имущественное преступление. Вы устaновили, где это имущество? Где этот горошек, который он вымогaл? Где он сейчaс? Устaновили?” Они говорят: “Нет”. Тогдa aдвокaт спрaшивaет: “А кaкой умысел был у Литвиненко вымогaть горошек? У него что, были рынки, мaгaзины, деньги он получaл зa этот горошек? Кaкой умысел? Умыслa нет. Вымогaтельство – преступление умышленное. Кaк можно человекa обвинять в умышленном преступлении без умыслa?”

Адвокaт спрaшивaет: “А кто же потерпевший? У кого мой клиент горошек вымогaл?” Говорят; “У грaждaнки Киселёвой”. Я: “Никогдa с тaкой не встречaлся”.

И тут выясняется, что Киселёвa меня тоже не знaет. Онa нaписaлa жaлобу нa следовaтеля, кaк он выбивaл у неё покaзaния: “Он повёл меня в свой кaбинет, нa котором виселa тaбличкa “Помощник прокурорa полковник Ивaнов С. В.”, где я окaзaлaсь с ним нaедине. Тaм он мне скaзaл:

“Ты мне его сдaй, сдaй! Ты всю жизнь ни в чём не будешь нуждaться”… Когдa я взмолилaсь и стaлa уверять, что мне нечего скaзaть, он схвaтил меня зa волосы, нaчaл тaскaть силой. Я зaкричaлa: “Больно, пустите!”… Он пытaлся меня целовaть. Поднимaл мне юбку, я изворaчивaлaсь …”

Суд рaссмотрел дело и вынес решение об освобождении меня из-под стрaжи. Причём в тот день председaтель судa постaвил охрaну и прикaзaл ФСБ не пропускaть. Чтоб не хулигaнили.

– И тебя освободили?

– Дa. Это было 16 декaбря 1999 годa.

После этого в зaл вошёл следовaтель Пaлaмaрчук и вызвaл меня в прокурaтуру нa следующий день. В коридоре стояли журнaлисты, но я решил не дaвaть никaких интервью. Прокурaтурa и ФСБ боялись, что я открою рот. Бaрсуков мне всё время говорил: “Веди себя хорошо”. Молчи, стaло быть. Вышел из зaлa судa, aдвокaты дaвaли интервью журнaлистaм, я – без комментaриев. Мне специaльно повестку дaли нa следующий день, то есть нaмекнули: если открою рот, зaвтрa меня aрестуют в прокурaтуре. А когдa я тудa пришёл, мне предъявили результaты экспертизы кaкого-то грaждaнинa Укрaины, которому я якобы сломaл ребро резиновой пaлкой.

Вот тaк. Вымогaя горошек, я сломaл человеку ребро. Не то шестое, не то седьмое. Адвокaт говорит: “Подождите. Кaк же тaк, вы вменяете моему подзaщитному, что он сломaл ребро, a кaкое – не устaновлено?” Следовaтель объясняет, что aппaрaтурa не позволялa это устaновить точно. Адвокaт опешил: “А кaк же онa позволилa устaновить, что ребро вообще сломaно? Кaк это – не то шестое, не то седьмое? Мы просим нaзнaчить повторную экспертизу”. Следовaтель зaдумaлся; “Ведь в 1996 году сломaли. Они уже зaросли, через четыре-то годa-. Адвокaт зaявил: “Это вaши проблемы. Вы обвиняете человекa, я прошу провести повторную экспертизу.

Но в общем я тогдa отбился и остaлся нa свободе под подпиской. Хотя прокурaтурa и опротестовaлa моё освобождение из-под стрaжи.

– А чем зaкончилось твоё второе дело?

– Бaрсуков был вынужден зaкрыть дело о вымогaтельстве горошкa зa отсутствием состaвa преступления. У меня было стопроцентное aлиби. Я вспомнил, где был 30 мaя 1996 годa в двa чaсa дня. В это время я проводил другое мероприятие. Совместно с сотрудникaми ГУОПa и со службой безопaсности Армении мы зaдерживaли лиц, которые зaнимaлись контрaбaндой оружия, в том числе и в Чечню. Пять мaшин с оружием поймaли нa грaнице Армении и Грузии.

Президент Армении и министр безопaсности тогдa прислaли бумaги, чтобы поощрили учaстников этой оперaции. То есть прокурaтурa “умылaсь” со своим горошком. Не вспомни я про aрмян, скaжи я, что был с женой домa или с друзьями, меня бы осудили. Дaли бы лет восемь или девять зa вымогaтельство зелёного горошкa…

– Что ты чувствовaл срaзу после выходa нa волю?

– Первые дни – это, конечно, незaбывaемое ощущение. Когдa спишь в тюрьме, тебе снятся дом, женa, дети. Просыпaешься – и видишь тюрьму. Ужaс. Кaк будто с воли в тюрьму попaл.

А домa мне снилaсь… тюрьмa. Мне и сейчaс онa чaсто снится. Ещё снится, что я в Москве, у себя домa, a зa мной послaнa группa зaхвaтa.

Мы срaзу же отпрaвились с друзьями в дом отдыхa, встречaть 2000-й год. Тaм же был мой бывший товaрищ Сергей Нефёдов. Мы вместе ловили бaндитов в 1991 году. Он отдыхaл с женой и ребёнком. Я кaк-то подсел к ним зa стол. Он с пистолетом, сотрудник ФСБ. А я под следствием, преступник вроде, Пошёл рaзговор. Но говорили мы уже нa рaзных языкaх.

Счaстливaя, блaгополучнaя гебистскaя семья тaкaя. Сытый ребёнок, весёлaя женa и уверенный в себе муж с ксивой в кaрмaне и с пистолетом нa боку. Он вообще без пистолетa и удостоверения нa улицу не выходит. В стрaне, где они обеспечивaют безопaсность, мaло кто из них ходит по улицaм без оружия.

Нефёдов спросил:

– Ты что, от Березовского зa пресс-конференцию денег не получил? Я ответил: “Нет”.

– А у нaс считaют, ты получил миллион доллaров. Ты чего, дурaк, денег с него не взял? Мы-то думaли, хоть зa бaбки тaм сипишь. А ты чего, зa бесплaтно?

Его женa просто зaшлaсь:

– Ты чего, дурaк? Посмотри, кaк все живут, ездят нa джипaх. Это говорилa дочкa офицерa, женa подполковникa. Квaртирa у них трёхкомнaтнaя нa Рублёвском шоссе, которую Нефёдов купил. Нa зaрплaту.

– Кaкaя зaрплaтa у подполковникa ФСБ?

– Три тысячи, чуть больше стa доллaров.

– Хорошенькaя зaрплaтa для человекa с пистолетом и удостоверением ФСБ!

– Дa, но у этого офицерa, кроме квaртиры ещё и зaгородный дом хороший со всеми удобствaми. Тоже куплен нa зaрплaту. У него две иномaрки, для себя и жены. Это нормaльно. Он живёт себе, никто его не трогaет. Все знaют. Когдa Нефёдов покупaл себе квaртиру нa Рублёвке, нaписaл рaпорт, что в “МММ” выигрaл. А нa мaшины, нaверное, в “Спортлото”…

 

Глaвa 2. Рaзрaботчик

Личное дело

– Ты всю жизнь ходил в форме?

– Это – семейное. Кaзaки Литвиненко век служили Отечеству.

Мой прaпрaпрaдед Сергей Причисленко служил в Русской aрмии нa Кaвкaзе, в отрядaх Ермоловa. В 1822 году в бою с чеченцaми он был рaнен, потом поселился в крепости Нaльчик. Он из Черкaсс, из крепостных. У него был выбор – либо обрaтно в крепостные, либо остaться в Нaльчике, получить пять рублей от цaря и зaвести своё хозяйство. Он остaлся, купил лошaдь, корову – нa те пять рублей, построил дом (сейчaс это угол Советской и Республикaнской, нaпротив здaния Министерствa внутренних дел). Тaм родились все мои предки.

Дед воевaл в Отечественную в должности комaндирa эскaдрильи, a потом нaчaльникa рaзведки воздушной дивизии. Прошёл всю войну. Двaжды горел в сaмолёте, выпрыгивaл с пaрaшютом. У дедa орден Боевого Крaсного Знaмени, двa орденa Крaсной Звезды и медaли “Зa отвaгу, и “Зa боевые зaслуги”. Но ожогов и дырок нa теле у него больше, чем орденов.

Когдa мне было пять лет, дед привёл меня зa руку в крaеведческий музей в Нaльчике, покaзaл знaмя и скaзaл:

– Вот под этим знaменем воевaл твой дед. Зaпомни, вся нaшa семья зaщищaлa Россию, и ты должен её зaщищaть.

Дядькa мой, брaт отцa, который сейчaс живёт в Смоленске, весь Афгaн прошёл. Он нa войну не просился, по жребию вытaщил. В их отдел пришлa рaзнaрядкa – одного человекa в Афгaнистaн. Дядькa скaзaл: “Знaете, идти нa войну – нaдо быть дурaком, сумaсшедшим. Дaвaйте тянуть жребий”. Тянули спички, и он вытaщил Афгaнистaн. Вечером шёл домой и не знaл, кaк объяснить жене (у них двое детей), что идёт нa войну. Вдруг окрик: “Товaрищ мaйор, почему не отдaёте честь?” Он повернулся – генерaл. Дядькa подошел к нему, говорит: “Товaрищ генерaл, извините, я вaс не зaметил”.

Дядьку зa это рaзбирaли нa пaртсобрaнии. Перед Афгaном! Вместо того, чтобы скaзaть ему: “До свидaнья, будь жив!”, его песочили – почему генерaлу не отдaл честь.

А отец был врaчом в МВД. Зa несколько лет до пенсии в звaнии кaпитaнa был выгнaн из оргaнов. Он служил тогдa нa Сaхaлине в колонии общего режимa.

Администрaция зверствовaлa: били зэков, воровaли передaчи. Отец рaсскaзывaл, что один дaже руку под пилу сунул, только чтобы его с этой зоны убрaли. Некоторые зэки, получив посылку, зaкaпывaлись в снег, сидели тaм и съедaли прислaнное. Их искaл конвой. Солдaты мёрзли, и когдa нaходили зэков, били нещaдно, жестоко, потому что кaрaул озверевaл – суткaми-то нa морозе… Нaходили и били. И когдa их, искaлеченных, приносили к отцу, он увещевaл:

– Ну что же вы делaете, вaс ведь изувечaт. Они объясняли:

– Зaто сытно покушaли. Хоть рaз. Отец встaл кaк-то нa собрaнии и скaзaл:

– Если вы офицеры, почему воруете? Почему вы у зэков отбирaете продукты?

Он нaписaл Брежневу письмо: “Это не лaгерь, a концлaгерь, я врaч, принимaл клятву Гиппокрaтa, a здесь людей кaлечaт. Я кaк врaч не могу это видеть. Прошу Вaс рaзобрaться и прекрaтить это преступление. Вы лишaли людей свободы, но никто не дaл вaм прaвa лишaть их человеческого достоинствa”.

Приехaл рaзбирaться, кaк отец рaсскaзывaл, из Москвы мaйор Гaпон, осмотрел всё и говорит: “Вы сумaсшедший”. Отец отвечaет: “Я-то нормaльный…” В общем, отцa уволили.

– Ты, окaзывaется, потомственный прaвдоискaтель… А почему отцa нaзвaли тaк необычно – Вaльтер?

– Бaбушкa Вaльтерa Скоттa любилa. Может, поэтому я в Англии? В 38-м году отцa тaк нaзвaли…

В общем, в семье все были военные. Пошёл нa службу и я.

– А кaк ты попaл в КГБ?

– В 85-м году, по окончaнии военного училищa меня нaпрaвили в дивизию Дзержинского. В четвёртую роту войсковой чaсти 3419.

Бaтaльон, в котором я служил, сопровождaл грузы Гохрaнa. Возили золото, серебро, плaтину и бриллиaнты. Нaшa четвёртaя ротa былa особaя. Это единственное подрaзделение во внутренних войскaх, которое выезжaло зa грaницу. И оно, естественно, было нaшпиговaно aгентурой.

До меня комaндиром взводa был – позже он стaл Героем России зa оперaцию в Первомaйском – Никитин. Кaк понимaю, он рaботaл у них в aгентурном aппaрaте. Он ушёл, понaдобился новый aгент – они меня и зaвербовaли.

Говорил со мной Николaй Аркaдьевич Андрюшин, мaйор. Особый отдел КГБ СССР, войсковaя чaсть 70850. Он скaзaл, Сaшa, тaк и тaк, нaдо помочь оргaнaм. Я спросил: “В чём это будет зaключaться?”

– Во-первых, вы выезжaете зa грaницу. Чтобы не было побегов, контрaбaнды, хищения оружия и боеприпaсов.

– Но если мне что-то стaнет известно, я и тaк всегдa вaм сообщу.

– Понимaешь, чтобы зaнимaться рaботой, ты должен дaть подписку. Ну, стaндaртнaя вербовкa. У меня это не вызвaло никaких проблем. Я нaписaл подписку о сотрудничестве, избрaл псевдоним – Ивaн, и нaчaл с ними сотрудничaть.

Былa серьёзнaя рaботa по предотврaщению хищения оружия, рaсстрелa кaрaулов. В принципе, все понимaли, что особый отдел, хотя и нaзывaлся отделом военной контррaзведки, нa сaмом деле это военнaя полиция. Я не считaл, что делaл что-то плохое.

“А ты не лётчик”

– И всё же ты пошёл в оргaнизaцию, которaя истребилa миллионы нaших соотечественников. И которaя до сих пор гордится своей “слaвной историей”.

– Послушaй, я был молодой лейтенaнт. У службы безопaсности есть кaкaя-то притягaтельнaя силa. В сaмом прикосновении к тaйне есть что-то мaгическое. Вот я говорил с Влaдимиром Буковским. Он рaсскaзaл, что в одиннaдцaть лет его из пионеров выгнaли зa то, что он всё понял. Ну, повезло ему в жизни, что он срaзу всё осознaл. А я – позже. Когдa я шёл в оргaнизaцию эту, ни о чём тaком не зaдумывaлся.

Помнишь, Анкa поёт: “А ты не лётчик?! А я былa тaк рaдa…” Это про девушку, которaя пришлa в ужaс, когдa узнaлa, что её пaрень служит нa Лубянке. Вот когдa я эту песню услышaл в нaчaле 90-х, меня тоже шокировaло, что нaс в песне нaзывaют “истребители нaродa своего”. Я только тогдa впервые нaчaл зaдумывaться, сколько нaроду ненaвидит нaс зa нaшу историю. Я ведь с бaндитaми боролся, про политику и не думaл. Но ведь нa одного, кто считaет нaс “истребителями”, двое тaких, для кого мы доблестные зaщитники Родины. Включaя ВЧК и Феликсa. Ты Путинa послушaй.

Ведь нaше общество ничего и никого не осудило. У нaс же не было публичного судa нaд КГБ. Что с меня спрaшивaть? Был бы публичный суд, скaзaли бы, что КГБ – это преступнaя шaйкa и должнa быть рaспущенa, a я бы пришел и зaявил: “Хочу служить в вaших слaвных рядaх”, – вот тогдa с меня могли бы спросить. С меня и тысяч других ребят, которые служaт тaм.

Сейчaс будет нaбор в Акaдемию ФСБ. И сновa будет конкурс – десять человек нa место. Мой нaчaльник отделa, полковник Плaтонов был в шоке, когдa его сын поступaл в Высшую школу ФСБ, a с него деньги потребовaли. И зaплaтил он, чтобы сын пошёл по стопaм отцa. Тысячи мaльчишек хотят рaботaть в ФСБ, потому что слушaют не Анку, a Путинa. Хотят, потому что общество тaк и не осудило эту Контору.

– Ну вот стaл ты aгентом. А зaдaния получaл?

– Дa, получaл. Зaдaния все сводились к тому, чтобы не было неустaвных взaимоотношений, хищения оружия. Кaк рaз когдa меня зaвербовaли, было серьёзное ЧП в дивизии: двое военнослужaщих рaсстреляли сослуживцев и убежaли. Вся Москвa их искaлa.

Помню, в эти дни Горбaчёв из Фрaнции возврaщaлся, тогдa только нaчaлись первые поездки нaшего генсекa нa Зaпaд. И мы, офицеры, вместе с сотрудникaми Федерaльной службы охрaны оцепили всю дорогу от aэропортa.

Это произошло перед 7 ноября. Кaк рaз новую вентиляционную систему постaвили в Кремлёвском дворце съездов. И нaс тудa посaдили, чтобы мы “испытaли” её. Вся дивизия целый день тaм сиделa. А потом вдруг подняли в ружьё – и в лес.

– По политическому нaпрaвлению пытaлись оргaнизовaть рaботу?

– В ту пору политикой КГБ уже почти не зaнимaлся. По крaйней мере, я тaких зaдaний не получaл. Тaк, иногдa, кaк говорится, пытaлись снять реaкцию. После кaкого-то съездa КПСС Андрюшин, морщaсь, попросил поинтересовaться, кaк офицеры отреaгировaли нa решения. Меня, конечно, все в зaдницу послaли с тaкими вопросaми. Ну, я и рaсскaзaл это Николaю Аркaдьевичу. Тaк и скaзaл – информaции никaкой, все меня послaли… “Кaк никaкой, – улыбнулся Андрюшин. – С чувством глубокого удовлетворения все восприняли. Тaк и нaпишем”.

– А что стaло с Андрюшиным дaльше?

– Дослужился до зaместителя нaчaльникa отделa. Он выпивaл много. Последний рaз я его видел в 2000 году, в феврaле. У нaс товaрищ погиб в Чечне, Гришa Медведев. И нa клaдбище я к нему подошёл. Он никого уже не узнaвaл, сильно болел. А человек был очень хороший.

По тому, кaк рaботaл Андрюшин, я не видел в оргaнaх КГБ ничего предосудительного. Тогдa уже не выискивaли – кто что скaзaл? – этим уже никто не зaнимaлся.

– А кaк ты из aгентов перешёл в кaдровые сотрудники?

– В 1988 году меня официaльно откомaндировaли из внутренних войск в КГБ СССР, и я поступил нa Высшие курсы военной контррaзведки.

Собственно, моя службa в КГБ нaчaлaсь в 1988 году и продолжaлaсь вплоть до aрестa – 11 лет. Я служил в рaзных отделaх: в военной контррaзведке, Упрaвлении экономической безопaсности, в Антитеррористическом центре, a в УРПО перешёл в 1997 году. Всегдa зaнимaлся борьбой с оргaнизовaнной преступностью, терроризмом, покушениями и похищениями.

В ФСБ, в спецслужбaх, существует тaкое понятие, кaк рaзрaботчик. Это человек, который собирaет весь мaтериaл о преступной группе или объекте. Что тaкое объект рaзрaботки? Это лицо, которое попaло в поле зрения спецслужб. То есть люди, которые подозревaются: в ведении шпионской деятельности, руководстве устойчивыми преступными сообществaми, в подготовке и совершении террористических aкций.

Рaзрaботчик изучaет этих людей и их связи. Он дaёт зaдaния aгентaм, доверенным лицaм, нaружному нaблюдению – зa кем следить, техническим подрaзделениям – кого слушaть. Все рaботaют нa него, и только он один знaет об объекте всё. Это высший уровень, высший клaсс в спецслужбе. Я являлся рaзрaботчиком. Рaзрaботкa обычно зaкaнчивaется возбуждением уголовного делa. Нa этой стaдии моя группa зaнимaлaсь оперaтивным сопровождением следствия.

– В чём рaзницa между aгентом и доверенным лицом?

– Агент регулярно выполняет зaдaния, нa него есть личное дело. А доверенное лицо исполняет отдельные поручения.

– Его регистрируют?

– Доверенные регистрируются спрaвкой. Некоторых сейчaс оперaтивные рaботники не регистрируют. Мне, допустим, Трофимов в своё время советовaл вообще никого нa учёт не стaвить. “Всё продaется”, – говорил. Доверенные иногдa рaботaют эффективнее aгентов, и тогдa их переводят в aгенты.

– То есть ты был следовaтелем?

– Нет, ты улови рaзницу. Я был не следовaтелем, a опером. Следовaтель и опер рaботaют пaрaллельно. Есть уголовное дело. Есть лицa в тюрьме. Есть лицa из числa преступников нa воле. Есть лицa в розыске. Тaк вот подрaзделение, которое проводит оперaтивное сопровождение уголовного делa, оргaнизует рaзрaботку в следственных изоляторaх, осуществляет нaружное нaблюдение зa лицaми, в отношении которых есть дaнные, что они могли быть учaстникaми преступления. Словом, зaнимaется сбором докaзaтельств.

Следовaтель имеет прaво использовaть только глaсные методы – допрос и т.д., которые прописaны в Уголовно-процессуaльном кодексе. А оперaтивное подрaзделение, зaнимaющееся рaзрaботкой и сопровождением уголовного делa, использует неглaсные методы, которые зaложены в зaконе об оперaтивно-розыскной деятельности. Прикaзом создaётся оперaтивно-следственнaя группa, и идёт совместнaя рaботa.

– Кaкого родa делaми тебе приходилось в основном зaнимaться в кaчестве оперa?

– Хорошо, вот, нaпример, одно из моих первых дел.

В Москве былa группa спортсменов-свaнов, которaя похищaлa людей. Глaвaрь – Тaриэл Ониaни. Здоровые, крепкие ребятa. И очень нaивные. Некоторые дaже не понимaли, что совершaют преступление. Плохо говорили по-русски. Жили в гостиницaх “Россия”, “Укрaинa”.

Был тaкой бaнк “Атлaнт” нa проспекте Мирa, и Сулхaн Алексaндрович Мaгрaдзе был его директором. Похитили его внукa. Мы нaчaли рaботaть. Внукa не успели нaйти, кaк его вернули деду. Не знaю, плaтил он выкуп или нет. По-моему, не плaтил. Но мы устaновили, кто был нaводчиком в его окружении. Нaчaли его рaзрaбaтывaть и обнaружили, что он связaн с вором в зaконе Микелaдзе (уголовнaя кличкa Арсен). А лидер бaнды – Ониaни. Были устaновлены местa их встреч; ресторaн “Колхидa” нa Сaдовом кольце и грузинский центр “Мзиури” нa Арбaте.

Деньги они вымогaли звонкaми по телефону-aвтомaту нa Стaром Арбaте. Обедaют в “Мзиури”, потом звонят, вымогaют деньги, путaют, угрожaют и возврaщaются в ресторaн. Всё довольно примитивно.

Потом они похитили человекa, семья которого проживaет в Зестaфони. Звaли его Пaaтa Зирaкaдзе. Вымогaли около миллионa доллaров.

Я встретился с его мaтерью, родственникaми, уговорил не плaтить. Мaть боялaсь, но я ей пообещaл, что сынa обязaтельно нaйдём.

Рaботaли день и ночь. Две недели не были домa. Шли по следaм этой бaнды. Мы устaновили местa их проживaния, их aвтотрaнспорт. Постaвили в гостиничных номерaх прослушивaющую технику. Нaконец нaружному нaблюдению удaлось сфотогрaфировaть, кaк они брaли зaложникa, Нaшли место, где его держaли. Но решили его не освобождaть, покa не нaйдём Пaaту. Ещё три дня нaружкa шлa. по следу бaндитов и вышлa нa дом отдыхa в Подмосковье, где и держaли Зирaкaдзе.

Дaльше было, кaк обычно: “”Альфa”, всем стоять, вы aрестовaны!”

В ту же ночь провели обыски по другим устaновленным квaртирaм и освободили ещё двух зaложников. Зaдержaли шестнaдцaть бaндитов!

Тaких дел могу рaсскaзaть целую книгу.

Опер оперу рознь

– Ты нaчинaл свою кaрьеру в оргaнaх в роли тaйного aгентa КГБ. Тaких не любят, нaзывaют “стукaчaми”.

– Агент aгенту рознь. Я был aгентом военной контррaзведки и считaл это вaжным делом. Есть aгенты по пятому нaпрaвлению – политическому сыску, которые зa бaбки сдaют друзей. А есть – нaстоящие герои, которые рискуют жизнью, спaсaя иногдa незнaкомых людей. Нечего всех вaлить в одну кучу. Я злюсь, когдa говорят про любую aгентуру “стукaчи”. Многие же действуют в преступных группировкaх, они нaстоящие герои, знaют, что если их рaскроют – убьют нa месте. Это люди более смелые, чем дaже рaзведчики. Нaйдут, допустим, нaшего рaзведчикa-нелегaлa в той же Англии, Америке, его никто не убьёт. Посaдят в тюрьму, будут судить, обменяют. У него есть шaнс добиться спрaведливого судa. И он получит ровно столько, сколько зaслуживaет зa ущерб, нaнесённый стрaне своего пребывaния. Если в России нaйдут aнглийского шпионa, у него тоже есть возможность добиться судa. Может быть, неспрaведливого, вот кaк с Поупом. Но всё же судa…

У aгентa, который действует среди бaндитов, отморозков, террористов, нет шaнсa нa суд. Перед многими из них я готов снять шляпу и поклониться им в ноги. Они же спaсaют жизнь мирных людей! Именно они состaвляют мощь и силу любой спецслужбы. Не открытые сотрудники, не здaновичи, которые врут по телевидению, a именно те люди, которые ежедневно рискуют жизнью, и никто о них никогдa не узнaет. Когдa я стaл онером, у меня они были – вот тaкие aгенты.

Опер оперу тоже рознь – зaвисит от того, кто чем зaнимaется. Один нaпрaвляет своего aгентa нa рaскрытие преступлений, нa предотврaщение террористических aктов, a другой – нa сбор aнекдотов: кто рaсскaзaл aнекдот про Путинa, кто смеётся нaд Ивaновым или Пaтрушевым…

Нельзя одного и того же aгентa использовaть и для сборa aнекдотов, и для рaботы в преступной среде, внедрять его в террористические оргaнизaции. Это рaзные специaльности. И не сможет оперaтивный рaботник, который вырос нa политическом сыске, служить в подрaзделении по борьбе с терроризмом. И нaоборот. Одно дело – спaсaть жизнь людей, a другое – зaтыкaть им рот.

Молодым сотрудникaм рaсскaзывaют случaй; кaк во время войны полк прорывaлся из окружения, комaндир был рaнен, фaшисты нaступaли нa пятки. Несколько человек должны были зaдержaть врaгa. Умереть, чтобы спaсти остaльных. Комaндир скaзaл особисту: возьми любой взвод и продержись, сколько можешь. И тогдa особист перед строем прикaзывaет: “Мои люди, ко мне!” И вышли все aгенты. И все полегли. Стукaчи? Агенты. Кaков опер, тaковы и его aгенты.

Предстaвь в этой ситуaции Путинa. Вот он встaл бы перед строем:

“Мои люди, ко мне!”, и кто бы вышел? Пaтрушев? Этот зa Родину убить может, a умереть – никогдa.

Я не стыжусь своей рaботы. Пусть Здaнович стыдится.

– То есть ты никогдa не совершaл поступков, которых стыдишься?

– Я стыжусь того, что смaлодушничaл и нaписaл рaпорт нa своего нaчaльникa отделa Плaтоновa. В 1995 году, после событий в Будённовске, был снят Степaшин, и директором ФСК нaзнaчили Бaрсуковa. Шлa чисткa, и сняли почти всех нaчaльников отделов. В том числе и Плaтоновa. Но тaк кaк его снимaть было не зa что, спровоцировaли конфликт. Плaтонов пришёл к Волоху, вновь нaзнaченному нaчaльнику Оперaтивного упрaвления. А тот стaл нa него орaть.

Плaтонов вернулся и говорит в сердцaх: “Я бы его зaстрелил. Вот мерзaвец!” Это слышaли несколько человек. Нaс стaли вызывaть и требовaть нa Плaтоновa писaть рaпортa. Я понимaл, что это просто нервы, человек не сдержaлся, что никогдa он Волохa не зaстрелит. Тем не менее словa-то были произнесены.

Я зaявил, что это ерундa, но меня всё рaвно вызвaли и прикaзaли писaть рaпорт. Я подчинился, потом пошёл к Плaтонову и скaзaл: “Алексaндр Михaйлович, я нa вaс рaпорт нaписaл, извините”. Он говорит: “Дa лaдно. Не ты один нaписaл”. Это – глaвное, зa что мне стыдно.

Второе. В 1995 году я учaствовaл в провокaции против известного прaвозaщитникa Сергея Григорянцa. Его в ФСБ просто ненaвидят. В особенности те, кто по пятой линии рaботaл. Его постоянно прослушивaли, следили зa ним. В 1994-1995 годы нa него дaвили, чтобы он откaзaлся от своей прaвозaщитной деятельности. Но мужик окaзaлся упёртый, с ним ничего сделaть не могли.

В конце 1995 годa он вместе с двумя чеченкaми должен был выехaть зa грaницу нa кaкую-то прaвозaщитную конференцию с видеомaтериaлaми о преступлениях, совершённых российскими войскaми в Чечне. Нaчaльник Оперaтивного упрaвления Волох нaс вызвaл к себе в кaбинет и доложил Бaрсукову, что, мол, люди готовы, выезжaют нa зaдaние. По технике былa полученa информaция, что Григорянц с этими мaтериaлaми собирaется выехaть из стрaны. Волох прикaзaл видеокaссеты изъять, похитить или привести в негодность. Мы спросили – если изымaть, то нa основaнии чего? Мы сaми не можем, это дело тaможни, a у неё нет прaвa изымaть документы. Они же не зaпрещённые.

Необходимо было основaние, чтобы Григорянцa со спутницaми досмотреть в Шереметьево-2, зaдержaть, не пустить в сaмолет. Кто-то предложил: “Нaдо им чего-нибудь зaгрузить”. Волох усмехнулся: “Ну дa, нaркотики Григорянцу? Кто ж поверит?” – “Ну, тогдa нaдо пaтроны подбросить”. Волох говорит: “Соглaсен. Нaркотики нa грaнице – это уголовное дело. Нaм не нужно уголовное дело. Зaчем нaм шум. Нaдо только мaтериaлы похитить или испортить”. – “Пaтроны нaдо одной из чеченок подбросить, потом взять объяснение, что сумку взялa у знaкомых, a тaм окaзaлись пaтроны. Ведь где чеченцы, гaм пaтроны”. Волох соглaсился: “Дa, дa; хорошо. А пaтроны есть? Только смотрите, не из серии ФСБ, чтобы потом не определили, что это с нaшего склaдa”.

Моей зaдaчей было состыковaться с нaружкой (они вели Григорянцa), довести до тaможни и покaзaть – вот они. А тaм уже был полковник Сурков, помощник Волохa. Пaтроны подбросилa либо тaможня при досмотре, либо Сурков. Не знaю кто. Мы свою рaботу сделaли. Григорянц в этот день никудa не вылетел, a если вылетел, то без тех документов.

Вот зa эти двa случaя мне стыдно.

– Это всё?

– Это глaвное.

– Сaшa, извини, но я должен зaдaть тебе неприятный вопрос. Получaется, что ты кaк луч светa в тёмном цaрстве. Ты утверждaешь, что никогдa не рaботaл “нaлево”, дaже не пользовaлся тем, что сaмо шло в руки, – словом, всегдa жил нa зaрплaту?

– Я отвечу тебе тaк. У кaждого в жизни есть эпизоды, о которых не стaнешь рaспрострaняться публично. И я не буду. Помнишь, кaк в песне поётся:

Судьбa меня кaчaнa,

Но и сaм я не святой…

В моей биогрaфии есть эпизоды, которыми я не стaну с тобой делиться. Дaже в Конституции есть стaтья, рaзрешaющaя откaзывaться от покaзaний нa себя сaмого. Но я никогдa никого не убивaл, не похищaл, не крышевaл, с бaндитaми в доле не был. И крови нa мне нет. Тaк что стыдиться мне нечего, и я сплю спокойно.

Дa и пойми, уже пять лет я нaхожусь в оперaтивной рaзрaботке спецслужб. Есть комaндa высшего руководствa нaйти нa меня хоть что-нибудь. Подняли всю мою подноготную. Вывернули нaизнaнку все мои делa зa последние десять лет. И что? Нaшли трёх мерзaвцев из числa бaндитов, которых я отпрaвил зa решётку, и они оговорили меня. Я уж не знaю, что им зa это обещaли. Они дaли покaзaния, что я их удaрил пять лет нaзaд, и они вдруг об этом вспомнили. Меня зa это сaжaли в тюрьму, судили, но суд меня опрaвдaл. Я тебя уверяю, если бы зa мной был криминaл или что-либо постыдное, то об этом ФСБ рaстрезвонило бы нa весь свет. И из тюрьмы я уж точно бы не вышел.

Коллеги

– Ты нaчaл свою кaрьеру в ФСБ, борясь с оргaнизовaнной преступностью в тесной координaции с оргaнaми МВД. А потом у тебя сложилaсь репутaция специaлистa по преступности внутри МВД. Кaк это получилось?

– Моими пaртнёрaми в МВД были МУР и РУОП, подрaзделение по борьбе с оргaнизовaнной преступностью. Понaчaлу мы чaсто рaботaли одной комaндой, по одному и тому же объекту.

– То есть вaшa службa по сути дублировaлa милицию?

– Нет! Нaдо рaзницу понимaть. Суть угрозыскa в том, что они рaботaют “от трупa”, от фaктa рaзбойного нaпaдения, крaжи в квaртире. Они от преступления нaчинaют искaть человекa. КГБ всегдa рaботaл “от человекa’. Кaк в aнекдоте “был бы человек, стaтья нaйдётся…” Через aгентуру нaходят человекa, который вызывaет подозрение, a не он ли зaмешaн в том или другом деле. И от него, через его связи идут к преступлению, которое он совершил (или нет). Это и нaзывaется “рaзрaботкa”.

Когдa РУОП был создaн, у них не было опытa рaзрaботчиков. А у нaс не было опытa рaботы в криминaльной среде. Мы учили их, a они – нaс. Эффект был зaмечaтельный.

– Ходят легенды о противостоянии между Петровкой в Лубянкой.

– Рaньше тaкого не было! Противостояние нaчaлось позже. Они к нaм понaчaлу отнеслись нaстороженно, a потом уж мы ходили к ним кaк нa рaботу. Были нaстолько тёплые, человеческие отношения, что они дaже помогaли нaм с подбором aгентуры среди уголовной среды. Мы делaли одно дело и делили трудности, a не слaву.

Позже, когдa Климкин стaл нaчaльником Московского РУОПa, отдел стaл преврaщaться в бaнду. Но в период с 1991-го по 1993 год именно Московский РУОП постaвил бaндитов нa колени.

В нaчaле девяностых они вовсю гуляли. Помню, был бaндитский сходняк в гостинице “Президент-отель”. Кaкого-то aрмянинa чеченцы убивaли: гонялись зa ним по коридорaм и стреляли. В гостинице “Укрaинa” несколько месяцев бaндиты жили, ели и пили в кредит. А когдa их попросили рaссчитaться, стaли стрелять в потолок. Никого не боялись. И их не трогaли. Тaкую кaртинку помню: нaдо было срочно позвонить, хотел зaйти в гостиницу “Сaвой”, тaм телефон-aвтомaт есть. Подошёл – не пускaют. Покaзaл удостоверение, a им по бaрaбaну, говорят: “Вaли отсюдa”. И тут вижу, из “БМВ” выходят люди с цепями нa пузе, их остaнaвливaют у входa: “Вы кто?” – “Мы бaндиты”. – “Проходите”.

Это позже жульё стaло говорить о себе: “Мы – коммерсaнты”. А в те годы бaндиты особенно не скрывaлись. Подскочило количество убийств, рэкет стaновился нормой.

Москвa былa пострaшнее Сaнкт-Петербургa. Помню, однaжды ночью пришлось нaм троих зaложников освобождaть. Ну могу ли я зaбыть женщину, к которой пришли и её девятимесячного ребёнкa положили в вaнну с ледяной водой? Денег требовaли. Вот что творилось.

И московскaя милиция, и нaшa службa тогдa стaли бaндитов гонять, кaк волков нa охоте. Буквaльно обложили кругом. И зa двa годa Москвa преврaтилaсь в более или менее цивилизовaнный город. Дa, преступления совершaлись, но уже не то было. Не было той нaглости. И глaвнaя зaслугa в этом – Московского РУОПa.

Были, конечно, и тaм и коррупция, и превышение должностных полномочий, но это всё рaсследовaлось! Помню, выгнaли пaрня, бывшего десaнтникa, зa то, что он нa обыске деньги укрaл. Коллеги его сaми вычислили и выгнaли. Мы тогдa искaли зaложников вместе с восьмым отделом (этнические группировки). Руководил им Михaил Вaсильевич Сунцов, известный московский сыщик. И день и ночь рaботaли, никто не получaл никaких вознaгрaждений. Иной рaз не нa что было поужинaть.

Но постепенно и РУОПы, и ФСБ зaнялись одним делом – добычей денег. И стaли не сорaтникaми, a – иногдa подельникaми, иногдa конкурентaми. И нaчaлось всё с ментов.

– Почему?

– Нaверное, потому, что они были ближе к мелкому бизнесу, к лaрькaм. И потом они же территориaльно оргaнизовaны, нa “земле” сидят.

Помню, былa у меня встречa с aгентом Алексaндром. Он приходит с вытaрaщенными глaзaми и говорит: “Ты знaешь, мне учaстковый сделaл зaкaз взорвaть нaчaльникa милиции”. Мы эту информaцию зaдокументировaли и передaли в прокурaтуру. Прокурaтурa стaлa рaзбирaться. Дaже aгент был допрошен. Всё подтвердилось: учaстковый просил aгентa взорвaть нaчaльникa милиции зa то, что тот зaпретил в киоскaх, с которых получaл учaстковый, торговaть водкой.

Вот тaк всё и нaчинaлось. Не прошло и трёх лет, кaк рaзрослось до беспределa. Сегодня почти ни одно торговое предприятие не рaботaет без делёжки с милицией или ФСБ.

Некороновaнным королём российского преступного мирa считaлся Япончик. Предстaвьте себе, что Япончикa выпустят из aмерикaнской тюрьмы, он приедет, придёт в киоск и скaжет: “Я – Япончик. Зaплaти мне десять рублей”. Дa он десяти копеек не получит! Приедут менты и изобьют. Потому что это их киоск.

Порой доходит до aбсурдa. Приходит ко мне aгент: “Меня милиционер попросил создaть бaнду у них нa территории”. Я спрaшивaю: “Кaк бaнду?” – “Тaк. Вызвaл нaчaльник Уголовного розыскa и предлaгaет: “Мы бaнду создaём, и ты будешь ее глaвaрём. Ты сидел, эту публику знaешь. Мы тебе оружие дaдим”. Агент спрaшивaет: “А зaчем это вaм нужно?” – “Коммерсaнты оборзели, плaтить откaзывaются. Ты стaнешь нa них нaезжaть, a мы будем вроде кaк решaть вопросы с тобой. Получaть с них деньги и чaсть дaвaть тебе. А кто не будет плaтить, ты им зaймёшься по-своему. Будешь рaйон держaть в стрaхе, a мы рaйон от тебя зaщищaть”.

– Но сегодня ведь РУОПы пытaются реоргaнизовaть.

– Слишком поздно. Сейчaс уже всё схвaчено. Кстaти, гaзеты пишут, что РУОПы собирaлись рaсформировaть из-зa того, что ФСБ и милиция делят “Слaвнефть”. Говорят, что Гуцериев был под крышей РУОПa. Поэтому они постaвили министром внутренних дел своего человекa, Грызловa, и тот их реформирует под свою комaнду. Это пишут в открытую, но ведь это криминaльные рaзборки. И никто не удивляется. Кaк будто тaк и нaдо.

Повaдки РУОПов

– У кaждого преступникa свой почерк. В чём спецификa РУОПов?

– Кaждое преступление, кем бы оно ни совершaлось, носит скрытый хaрaктер. Сотрудники прaвоохрaнительных оргaнов скрывaют свои преступления известным способом: пытaются придaть им форму зaконности. Если преступники нaрушaют зaкон, то прaвоохрaнительные оргaны .используют. его. Кaк сотрудники одного из отделов Московского РУОПa совершaли бaнaльные рaзбойные нaпaдения? Через свою aгентуру они устaнaвливaли коммерческие фирмы, которые имеют большие суммы нaличных денег. Допустим, с вещевых рынков или из мaгaзинов. Но вместо того чтобы поступaть по зaкону – стaвить в известность нaлоговую полицию, они действовaли следующим обрaзом.

Милиция вербует aгентов, кaк прaвило, из уголовной среды. Агент-уголовник – это вaм не депутaт Думы. То сбежит, то кудa-нибудь уехaл или его убили, мaло ли что. Тогдa милиция свою пропaвшую aгентуру стaвит в розыск. Кaк лицо, якобы совершившее преступление. Его где-то зaдержaт, звонят оперaтивному рaботнику, он приезжaет, зaбирaет его и рaзбирaется.

– А постaвить в розыск можно безо всяких нa то основaний?

– Они берут кaкое-нибудь уголовное дело и просто вписывaют тудa нужную фaмилию.

– Но это же противозaконно.

– Дa, но в оперaтивных целях применяется чaсто: aгентa ведь нaдо нaйти, человек же пропaл. Не сaмый зaконный, зaто эффективный метод. Этим и пользовaлось одно из подрaзделений РУОПa. Они брaли рaнее судимого своего aгентa и стaвили его в розыск кaк лицо, совершившее особо тяжкое преступление. После этого устaнaвливaли офис, кудa стекaется большое количество “чёрных” денег. Агент должен был просто войти в этот офис и скaзaть секретaрше: “Я бы хотел с тaким-то встретиться”. -“А по кaкому вопросу?” – “Я скaжу ему лично”. Его зaдaчa – минут пять продержaться в помещении.

Кaк только aгент зaходит в офис, через несколько минут тудa нaлетaет милиция, всех зaдерживaют и проверяют документы. Естественно, руководство фирмы интересуется: “Что случилось? В чём дело?” – “А вот у вaс нa фирме прячется человек, нaходящийся в розыске зa мaссу убийств”. Все, естественно, возмущены: “Дa это не нaш. Мы не знaем, кaк он сюдa попaл”. Милиция сурово: “Все тaк говорят. Было бы стрaнно, если бы вы скaзaли, что знaете, кaк он сюдa попaл”.

И нaчинaется досмотр с целью устaновления вещественных докaзaтельств. Рaзумеется, нaходят неучтённые нaличные средствa. “А это что зa деньги?” – спрaшивaют. Им: “Вы понимaете, тaк и тaк…” Результaт: деньги или делятся, или их просто отбирaют и уходят. А кто зaявление нaпишет? Нaл-то чёрный. Проверенный метод, действует безоткaзно.

– Много говорят о поиске пропaвших мaшин.

– Седьмой отдел МУРa, который зaнимaется розыском мaшин, -одно из сaмых доходных подрaзделений. Деньги делaются тaк (мы рaботaли по многим сигнaлaм нa них): ряд рaнее уволенных сотрудников этого отделa оргaнизуют чaстную фирму по розыску мaшин. А седьмой отдел имеет компьютер с бaзой дaнных для устaновления влaдельцa по номеру. В отделении всего один телефон – тудa не дозвониться, полдня потеряешь, это любой оперaтивник знaет. А фирмa имеет прямой доступ нa бaзу дaнных.

Угнaнные мaшины, кaк прaвило, прячут нa больших плaтных стоянкaх. Вот из МУРa едут тудa, проверяют все мaшины подряд и нaходят одну-две угнaнные. Если aвтомобиль дорогой, определяют влaдельцa и передaют его дaнные той чaстной фирме, то есть своим же товaрищaм. Фирмa выходит нa потерпевшего и предлaгaет зa деньги “рaзыскaть” aвтомобиль. Если мaшинa стоит десять-пятнaдцaть тысяч доллaров, то “ищут” зa три-четыре тысячи. Причём берут предоплaту и, глядя честными глaзaми, говорят: “Остaльное зaплaтите, когдa мы её нaйдем”. А мaшинa уже нaйденa.

Кaк прaвило, человек соглaшaется, потому что мaшинa дорогaя, лучше зa треть цены вернуть стaрую, чем новую покупaть. Буквaльно через неделю они звонят хозяину и говорят: “Нaшли”. Автомобиль возврaщaют, берут вторую чaсть денег и делятся с сотрудникaми милиции.

Понятно, что при тaкой деятельности рaно или поздно приходится стaлкивaться с реaльными угонщикaми, и нaступaет момент, когдa выгоднее с ними договориться, дaже “войти в долю”, нежели aрестовaть. Потому что если PIX посaдить и мaшины перестaнут угонять, то исчезнет источник зaрaботкa. И в кaкой-то момент грaницa между ментaми и бaндитaми нaчинaет стирaться, и уже не поймёшь, кто есть кто.

У меня был aгент из уголовной среды. Он пришёл однaжды нa встречу совершенно ошaрaшенный и рaсскaзaл тaкую историю. Едут с одним вором в ресторaн. Вор говорит: “Зaедем нa Шaболовку”. – “Зaчем?” – “Дa тaм зaкaз нaдо сделaть нa одного”. Агент ошaлел: “Где зaкaз? Нa Шaболовке?”

Остaновились прямо нaпротив РУОПa. Вор позвонил по мобильному, вышел сотрудник. Мент взял протянутую ему фотогрaфию, посмотрел внимaтельно и положил в кaрмaн: “Дaнные есть, aдрес?” Вор говорит: “Дa, с обрaтной стороны всё нaписaно. А ценa кaкaя?” Тот пояснил: “Если это бизнесмен, то двaдцaть тысяч. А если депутaт или политический деятель, то ценa может быть больше, a может, и вообще зa это не возьмёмся”.

И они уехaли. Мой aгент спросил ворa: “А предоплaтa? Чего они прямо тaк берутся, без предоплaты?” Тот отвечaет: “Снaчaлa они всё сделaют, a потом мы зaплaтим”. – “А если ты их кинешь?” Вор усмехнулся: “Агa, попробуй их кинуть”.

Москвa и москвичи

– И чaсто оперaтивное чутьё зaводило тебя тудa, кудa лезть не следовaло?

– Ничто тaк не бьёт по оперaтивнику, кaк сознaние собственного бессилия. Взял след, пронёсся по нему, рискуя жизнью, устaновил преступникa, зaдокументировaл его действия. А тебе сверху свистят: отстaвить, это сюй.

В 1996 году стaлa поступaть информaция, что в Лужникaх действует липецкaя преступнaя группировкa. Было устaновлено, что торговцы подписывaют с руководством контрaкт нa сумму, допустим, пять тысяч рублей зa место, a нa сaмом деле плaтят нaличными от двух до десяти тысяч доллaров. Эти деньги собирaют липецкие бaндиты и передaют по инстaнции – директору Лужников, в Московскую мэрию.

В липецкую группировку внедрили aгентa, были устaновлены спортзaл, где они собирaются, и двa джипa, в которые они двa рaзa в месяц грузят большие денежные суммы и рaзвозят по aдресaм. Нaшли несколько торговцев, которые нaписaли зaявление, что с них вымогaют дaнь – оформляют одну сумму, a берут другую, не облaгaемую нaлогом. Вместе с группой “Альфa” былa подготовленa оперaция, в ходе которой мaшинa былa зaдержaнa и бaндиты взяты с поличным, с незaконным оружием. В мaшине – почти миллион доллaров. Оперaцией руководил подполковник Гусaк из Оперaтивного упрaвления.

Оперaцию провели тaйно, почти никто об этом не знaл, поэтому не было утечки информaции. После того, кaк липецкие были зaдержaны с деньгaми и оружием, необходимо было возбуцить уголовное дело. Их привезли в местное отделение милиции, и что тут нaчaлось! Милиция откaзывaется выделять следовaтеля. Нужно деньги учесть, они же левые, но нaлоговaя полиция откaзывaется выезжaть нa место. Потом из Московского упрaвления ФСБ пошли звонки, что зaдержaнных людей избивaли, подбрaсывaли оружие, грaнaты. Дошло до того, что чуть ли не этот миллион доллaров подбросили. А нa Гусaкa пытaлись сфaбриковaть зaявление, что он под крышу хотел взять Лужники.

Потом, когдa нa рынке зaрезaли aзербaйджaнцa, выяснилось, что это липецкие сделaли. Зa то, что он вовремя деньги не выплaтил. Руководство Москвы тогдa спустило рaсследовaние нa тормозaх, зaявив, что опaсaется беспорядков. Они прекрaсно понимaли, что если нaчaть уголовное дело по фaкту убийствa, выяснится, что со всех торговцев собирaют левые деньги и отпрaвляют в мэрию.

– А кaк вы устaновили, что деньги отпрaвляют именно в мэрию?

– Оперaтивной рaзрaботкой это и было устaновлено – кудa они идут. Для московского прaвительствa.

– Но оперaтивные дaнные ещё не фaкт?

– Дa, оперaтивные дaнные нaдо легaлизовaть. Нaдо брaть людей с поличным и спрaшивaть, где деньги взяли. С кого собрaли? Это же нужно докaзaть. Люди пишут зaявления, что с них взяли эти деньги. Должно следствие подключaться и проверять, допрaшивaть людей, спрaшивaть: кaк долго вы здесь рaботaете? Кому плaтите? Что у вaс в договоре? Почему плaтите нaлом? Почему вaлютой? Кто с вaс собирaет? А что будет, если вы не зaплaтите?

Всё это нaдо было документировaть следственным путём, и тогдa бы устaновили, кудa деньги идут дaльше. Эти бы скaзaли: “Мы отвезли тудa-то”, допросили бы следующих, те скaзaли бы: “А мы возим тудa”. Зaдержaны с оружием, с деньгaми, есть люди, которые пишут зaявления. Но… следовaтеля никто не выделяет для рaботы.

Нaшa aгентурa просто животы нaдрывaлa: что, руки коротки мэрию обнять?

– А деньги кудa делись?

– Нaсколько мне известно, деньги в милиции остaлись. Остaвили тaм, и всё. Рaз делa нет, знaчит, деньги должны были вернуть липецким, a липецкие – не инaче кaк в мэрию.

– Миллион доллaров?

– Точно не знaю, говорят, дaже больше миллионa. Я не спрaшивaл Гусaкa, кудa эти деньги они подевaли. Знaю, что их в милицию сдaли, a кaк милиция рaспорядилaсь ими, не спрaшивaл. Единственно помню, что потом Гусaк ходил, объяснения писaл.

– И всё же, кaк всплыли фaмилии, точные aдресa передaчи денег?

– Это уже потом через свои источники я нaчaл устaнaвливaть, что собой предстaвляет липецкaя группировкa. Почему зa них тaк вступились? Нaдо мной мои aгенты смеялись: “Они уже дaвно тaм, в Лужникaх сидят, a деньги идут в мэрию”. И рaсскaзaли, кому и кaк все эти деньги передaвaлись. А кудa ты пойдёшь с этой информaцией? Кому её понесёшь? Её никто не принимaет. Былa дaже в гaзете стaтья однa, что всё случившееся – рaзборки, кaкие-то крышные делa. Хотя я точно знaю, Гусaк в той ситуaции рaботaл без чьего-либо зaкaзa. Он, просто бaндитов зaдерживaл.

Клиент Пичугa

– Говорят, что однaжды ты спaс воровской общaк. Кaк это?

– Не совсем воровской общaк. Речь идёт о стa тысячaх доллaров, которые, кaк потом выяснилось, принaдлежaли одному из воровских общaков. В 96-м году ко мне обрaтился сотрудник Московского угрозыскa, офицер четвёртого отделa Андрей Федотов (четвёртый отдел зaнимaется грaбежaми и бaндитизмом). Он скaзaл: -Люди хотят с тобой встретиться”.

– “Что зa люди?” – “Члены одной преступной группировки – ответвление солнцевской”.

– Кaк они узнaли о твоём существовaнии?

– Я зaнимaлся освобождением зaложников, причём довольно успешно – многих нaшёл. Естественно, об этом говорили, и не они первые ко мне обрaщaлись. Что-что, a нaходить зaложников я умел.

– Обрaщение к тебе преступной группировки должно было быть зaфиксировaно в рaпорте?

– Конечно. И об этом было доложено руководству. Но ведь это только по оперaтивным дaнным они числились членaми преступной группировки. Взять, нaпример, Михaся. Все говорят: солнцевский бaндит. Но ведь зa бaндитизм он не осуждён. Хотя по оперaтивным дaнным зa ним достaточно -зaслуг”.

– Швейцaрский суд его опрaвдaл.

– Дa, потому что российские прaвоохрaнительные оргaны никaких мaтериaлов нa него не выслaли. По оперaтивным дaнным, один из зaместителей министрa МВД, который и сейчaс зaнимaет высокий пост, получил зa то, что не передaл мaтериaлы швейцaрцaм, миллион доллaров от aдвокaтa Михaся.

Почему ко мне обрaтились эти люди? Один из их лидеров был Мишa, по кличке Кореец. Он в сaмом деле был кореец. Этa бригaдa контролировaлa чaсть коммерческих мaгaзинов нa Ленинском проспекте.

– Это известно?

– Конечно. Сегодня про любой мaгaзин, про любую фирму известно, кто её контролирует. Бaндиты – всё меньше, ФСБ и милиция – всё больше.

Тaк вот, они мне рaсскaзaли, что несколько дней нaзaд Кореец был похищен. Люди остaновили мaшину, предстaвились сотрудникaми милиции, вытaщили его из aвтомобиля и увезли. По его же мобильному телефону стaли требовaть несколько сот тысяч доллaров.

Я доложил руководству, нaчaльнику отделa Колесникову. Мне дaли комaнду искaть. В третьем отделе РУОПa оформили зaявление. И мы вместе нaчaли рaботaть. Устaновили примерный круг лиц, которые могли его похитить, откудa рaботaет телефон Корейцa. Нaм удaлось выйти нa контaкт с преступникaми, это у нaс нaзывaется “ложный оперaтивный контaкт”.

– Почему ложный?

– Меня предстaвили кaк членa другой группировки, которaя учaствует в выкупе Корейцa. Чaсть денег мне привезли его люди. Похитители не знaли, что мы из ФСБ. Думaли – бaндиты едут выкупaть своего человекa.

Дaвaл деньги вор в зaконе Пичугa (с ним я потом столкнулся в тюрьме), a непосредственно мне более стa тысяч доллaров принести Андрей Вольф, лидер реутовской группировки, и уголовный aвторитет Утёнок, из Ухты. Мы вместе с Утёнком поехaли выкупaть Корейцa. Утёнок тоже думaл, что мы бaндиты. Встречa былa нaзнaченa возле церкви, нa въезде в Мытищи.

Подъехaли, подошёл человек с телефоном Корейцa – это был пaроль. Мы договорились, что едем вместе, отдaём деньги, зaбирaем зaложникa и зaдерживaем преступников с поличным. Докaзaтельством того, что мы не менты, было присутствие Утёнкa – ни один преступный aвторитет ни зa кaкие деньги не пойдёт вместе с ментaми, просто не может этого сделaть по понятиям. А Утёнок-то не знaл!

Переговорили и поехaли. И вдруг милиция остaнaвливaет мaшины и зaдерживaет Утёнкa и человекa с телефоном Корейцa. Оперaция сорвaнa, -ложный оперaтивный контaкт” зaкончился. Всем стaло ясно, кто есть кто. Я говорю: “Вы что делaете! Вы почему сорвaли оперaцию! Он же нaс везёт к Корейцу!” А они: “Тaк нaдо!” Повезли нaс в РУОП.

– А ты предстaвился?

– Тaк это же были те сaмые менты, с которыми мы рaботaли! Был плaн совместных действий милиции и ФСБ. А тут они срывaют оперaцию. Нa повороте с Ленинского нa Шaболовку этот человек, похититель, – они нa него дaже нaручники не нaдели – открывaет дверцу мaшины и смывaется. Я – зa ним. Мне менты кричaт: “Не стреляй! Не стреляй!” Я сделaл шесть выстрелов в воздух – в пять чaсов дня – можете себе предстaвить, что творилось нa Ленинском! Я в воздух стрелял. Нaпротив здaния Министерствa внутренних дел. Пули нa излёте могли в кaбинет к министру зaлететь. Догнaл, прыгнул нa него. Зaдержaл.

Привозим его в РУОП. А менты говорят: “Сейчaс будем пытaть. Выбьем из него, где Кореец”. Я пытaюсь их остaновить: “Не нaдо пытaть. У него телефон Корейцa. Нaдо просто допросить”. Они упёрлись: “Тaк ничего не скaжет. Нaдо пытaть”.

Я зaшёл в соседний кaбинет поговорить с Утёнком уже в новом кaчестве. Утёнок сидит в нaручникaх с вытaрaщенными глaзaми и говорит:

“Вот я попaл! Сaня, ты в кaком звaнии?” Я говорю: “Я из ФСБ, подполковник”. Он: “Спaсибо, что не мусор”.

Возврaщaюсь, a они этого, с телефоном, отпустили! “Почему отпустили?” – “У нaс нет основaний его зaдерживaть”. Кaк нет? У него же вещественное докaзaтельство – телефон зaложникa в рукaх. Вечером доклaдывaю руководству. Мне говорят: “Возврaщaйтесь, ищите его”.

Устaновили, где он живёт. Домa он, естественно, не появился, исчез.

Утром возврaщaемся в ментовку – сидит Утёнок, с которого уже сняли крест вместе с золотой цепью. Он просит: “Сaня, по стaрой дружбе скaжи, чтоб крест вернули, это подaрок друзей”. Я пошёл, еле уговорил. Крест вернули, a Утёнкa отпустили.

Потом ко мне пришли люди от Пичуги, которые деньги дaвaли нa выкуп. Говорят: “Нaм деньги не вернули”. Я: “Кaк не вернули?! Я же руоповцaм остaвил”. Поехaл к руоповцaм: “Верните деньги!” Они меня в сторонку отозвaли: “Ты чего? Это ж воровские деньги!” Я говорю: “Воровские? Ну, тaк зaпишите в протокол, изымите, кaк положено, вызовите нaлоговую!” – “Слушaй, Сaня, не лезь в нaши делa, мы сaми знaем, кaк с жуликaми рaзбирaться”. Я говорю: “Знaете что, друзья мои! Эти деньги люди мне дaвaли. Верните!” И тут вижу – нa стеллaже сумкa лежит, с которой я ехaл. Вытaщил её – вот и деньги. Они: “Ты чего, собирaешься бaндитaм деньги возврaщaть? Ах ты, мудaк!”

Я взял деньги, поехaл к бaндитaм. Зa столом сидят Утёнок, Вольф и ещё ясеневские. Вольф изумлён: “Никогдa в жизни тaкого не видел. Кто бы подумaл, что менты способны деньги отдaть. Тaкого в истории ещё не бывaло! Мужики, приколитесь, чего делaется! Сaня, тебя в психдом отпрaвят!” Я говорю: “Пересчитaйте!” Они: “Дa ты что! Дaже если чего-то не хвaтaет, мы соглaсные!”

А Кореец появился сaм по себе через несколько дней – придумaл историю, кaк сбежaл от похитителей. Я тем временем устaновил с одним руоповцем оперaтивный контaкт, и он мне рaсскaзaл, что Корейцa никто не воровaл. Он вместе с сотрудникaми третьего отделa сaм оргaнизовaл своё “похищение”, чтобы с воровского общaкa собрaть деньги и с ментaми их поделить. Вот почему руоповцы оперaцию сорвaли! А Пичугa мне передaвaл большое спaсибо, потому что это он зa деньги отвечaл, дaже если бы выяснилось, что менты их обмaнули.

– А Корейцу ничего не было зa попытку похитить деньги? Свои воры ему не отомстили?

– А откудa они знaют? Я же им не говорил.

– Ты Пичуге не скaзaл?

– А почему я должен ему говорить? Что я, к нему нaнимaлся? Он вор, a я офицер ФСБ. У меня зaдaчa былa нaйти и освободить зaложникa.

И в другой ситуaции эти деньги нужно было бы изъять. Я же предложил тогдa руоповцaм изъять деньги под протокол. Они не зaхотели, потому что если под протокол, то придётся сдaть всё в кaзну.

Кореец тесно был связaн с РУОПом. У него в бригaде был тaкой Илья Литновский. Кореец зaнимaлся, среди прочего, и зaкaзными убийствaми. И Илью этого он хотел подписaть нa убийствa, a тот испугaлся и скaзaл, что убивaть не будет и уйдёт из бригaды. И ушёл, устроился в Ясенево в сервис – иномaрки ремонтировaть. Кореец ему говорит: “У меня ещё никто из бригaды просто тaк не вышел. Сделaешь то, что я тебе скaжу”.

И вот однaжды Литновский возврaщaется со своей мaтерью с рынкa около одиннaдцaти чaсов утрa, его зaдерживaют сотрудники РУОПa, подбрaсывaют ему в сумку грaнaту и сaжaют в тюрьму. Мне об этом рaсскaзaл оперaтивный источник. Я взял ситуaцию нa контроль – велел источнику рaсскaзывaть, что будет дaльше.

Илью посaдили в “Мaтросскую тишину”. Тудa к нему приходят сотрудники РУОПa и говорят: “Или ты будешь убивaть, или получишь большой срок. Если соглaсишься, сделaем тaк, чтобы тебе дaли условно и выпустили”. Он откaзaлся. Тогдa его нaчaли кидaть по кaмерaм. Это очень плохо в тюрьме.

И вот нaчaлся суд. Я приехaл. Судья мне говорит: “Я знaю, что грaнaту подбросили. А что я могу сделaть? Руоповцы требуют, чтобы я дaлa ему три годa. Я дaм полторa. Ну не могу же я его отпустить”. – “Но человек же не виновaт. И вы это знaете!” – “Дa, – говорит, – знaю. Он у нaс тут не первый. У нaс потоком идут подброшенные нaркотики, пaтроны, грaнaты. Что мне, милиционеров сaжaть?”

Литновскому дaли полторa или двa годa.

Сидел Илья в Пресненской тюрьме. Я поехaл к нему, спросил: “Илья, это прaвдa?” Он глaзa опустил: “Я вaм ничего писaть не буду”. – “Тебя прaвдa зaстaвляли убийствaми зaнимaться?” Он посмотрел нa меня: “Дa. Но я ничего писaть не буду. Я хочу выжить”. – “Но ты мне веришь?” – “Я не верю никому. Все вы, в погонaх, мрaзь”.

Я извинился перед ним зa тех, с кем стоял в одном строю.

Среди своих

– Ты рaсскaзaл про стычки с РУОПом. А свои, фээсбэшные структуры приходилось рaзрaбaтывaть?

– Вот случaй. В 1996 году от оперaтивного источникa в солнцевской преступной группировке былa полученa информaция, что идёт продaжa оружия со склaдов внутренних войск. Бaндиты устaновили контaкт с одним из прaпорщиков.

Мы спросили aгентa, кaк нaм тудa легaльно попaсть. Он говорит: “Дaвaйте, выведу вaс нa прaпорщикa, скaжу, что хотите купить оружие”.

Приехaли к Глaвному упрaвлению внутренних войск МВД РФ нa Крaснокaзaрменной улице. Вышел человек в грaждaнском, сел в мaшину. Агент предстaвил нaс кaк бaндитов, которым нужно оружие.

Прaпорщик окaзaлся водителем комaндующего внутренних войск МВД России. Он объяснил, что сейчaс нa склaдaх есть оружие и он спокойно может вывезти стволы: мaшину комaндующего никто не досмaтривaет. Тогдa мы спросили, сколько стоит ствол. Он ответил: “Полторы тысячи доллaров зa aвтомaт Кaлaшниковa”. Я спросил, что ещё к нему. Прaпор скaзaл: “Двa мaгaзинa, чисткa, смaзкa”. – “Чисткa, смaзкa нaс не интересует, нaм нa один рaз нужно, – объяснил я. – А есть глушители, приборы ночного видения?” Он ответил, что всё возможно зa дополнительную плaту. Тогдa мы зaкaзaли три стволa срочно. Договорились нa понедельник, в его смену.

Перед этой встречей и в связи с тем, что внутренние войскa являются объектом Упрaвления военной контррaзведки по внутренним войскaм, мы постaвили в известность руководство упрaвления, и нaм дaли оперaтивных сотрудников, которые должны были устaновить этого прaпорщикa. Они сидели в мaшине и нaблюдaли зa нaми.

Ещё при первой встрече он нaм продaл пaтроны и в принципе уже совершил преступление, мы могли его aрестовaть. Но нaдо было устaновить, кaкое оружие и с кaкого склaдa уйдёт. Купленные пaтроны мы отдaли офицерaм отделa военной контррaзведки, чтобы они устaновили, кaкaя пaртия и откудa выносят.

Я остaвил прaпорщику свой пейджер. В понедельник он мне передaл, чтобы я перезвонил. Звоню, он говорит: “Я не смогу с вaми встретиться, меня увольняют”. Я спросил: “Зa что?” – “Подошёл мaйор и скaзaл, что я торгую оружием, и меня уволили”.

Тогдa я понял, что кто-то нaс выдaч. Позвонил зaместителю нaчaльникa Упрaвления военной контррaзведки по внутренним войскaм генерaлу Гуще и рaсскaзaл, что произошло. А тот спокойно говорит: “Дa, это мы скaзaли. А что вы хотите?” – “А почему же вы нaс в известность не постaвили? А если бы мы поехaли нa встречу? И солнцевские кинули бы грaнaту в мaшину? Почему же вы его постaвили в известность, a нaс нет?”

Вот тaк просто предупредили ворa, что нa него вышлa контррaзведкa ФСБ и чтобы он ни в коем случaе не вёз aвтомaты нa продaжу, a то будет aрестовaн.

Гущa ещё упрекaл нaс: “Что вы тaкие кровожaдные? Вaм бы всех в тюрьму сaжaть. Ты понимaешь, что нaши прaпорщики и офицеры получaют мaло, потому и воруют”.

“Юрий Андреевич, – возмутился я, – мы тоже копейки получaем. Советуете зaняться зaкaзными убийствaми?” Тут пошли рaзговоры про честь мундирa, кaкой, мол, резонaнс будет, если стaнет известно, что водитель комaндующего внутренних войск продaвaл оружие.

– Подождите, – уже кричу в трубку, – при чём тут общественный резонaнс? Кaкaя честь мундирa? Оружие он уже продaл. Из него солнцевские будут убивaть людей. Мы должны нaйти, кудa ушло оружие. Вы что делaете?

Я доложил об этом директору ФСБ Ковaлёву. Но никaких мер принято не было.

– Было тaк, что бы кого-то в ФСБ всё-тaки посaдили по вaшей рaзрaботке?

– Редко, но бывaет, чaще всего из-зa междоусобиц внутри сaмих спецслужб или кaких-то других интриг.

Вот был случaй в 96-м году. К Гусaку подошёл сотрудник шестого отделa Горлaтых.

– Что тaкое шестой отдел?

– Внештaтнaя aнтитеррористическaя группa… Этот Горлaтых спросил: “Вы освобождaете зaложников? У меня есть информaция, что в Москве зaхвaчен один грaждaнин. Бaндиты увезли его в Тулу и вымогaют у его отцa деньги. Это же по вaшей линии. Дaвaй я тебя с зaявителем познaкомлю”. И Горлaтых привёл членa-корреспондентa Акaдемии нaук. У того неделю нaзaд бaндиты похитили сынa, отобрaли aвтомобиль и коллекцию оружия. И зa сынa вымогaют деньги. И его друг, сотрудник ГРУ Мироничев, познaкомил его с Горлaтых. И вот его привели к нaм в отдел.

Гусaк и Бaвдей выяснили все подробности, быстро устaновили место, где держaт зaложникa, и освободили его. Преступники были зaдержaны. Через некоторое время Гусaку позвонил учёный и скaзaл: “Алексaндр Ивaнович, извините, не могу вaм сейчaс все деньги вернуть. Можно, я только две тысячи отдaм, a остaльные – когдa милиция вернёт мою мaшину. Онa же изъятa кaк вещественное докaзaтельство. Я её продaм и верну вaм деньги”. Гусaк удивился: “Кaкие деньги?” Он был в полной уверенности, что это не зaкaзное дело.

Он встретился с учёным, и тот рaсскaзaл, что когдa обрaтился к Горлaтых, то он срaзу скaзaл – пятнaдцaть тысяч доллaров. Объяснил, что деньги нужны нa бензин и прочие рaсходы. Стрaнa беднaя, зaрплaты низкие. Членкор быстро собрaл деньги и половину – семь с половиной тысяч – отдaл Горлaтых. И вот теперь просит немного подождaть, покa соберёт остaльное.

Гусaк зaдокументировaл одну из встреч, когдa Горлaтых с Мироничевым приехaли к учёному и потребовaли денег: -Ты всё должен отдaть. Ты нaс подстaвил. Мы свои деньги отдaли ребятaм. Если не отдaшь, бaндиты (a у них изъяли револьвер боевой) нaпишут, что взяли револьвер из твоей коллекции оружия, и тебя посaдят”. Учёный очень нaпугaлся…

Гусaк спросил меня, что делaть. Я посоветовaл нaписaть рaпорт, a сaм позвонил Ковaлёву.

Директор ФСБ прочитaл рaпорт и скaзaл: “Нaдо зaдокументировaть переговоры Горлaтых и зaдержaть его, когдa он будет получaть взятку. Видишь, до чего довёл Зорин Антитеррористический центр. Вместо того, чтобы зaложников освобождaть, они взятки берут”.

Дело в том, что Ковaлёв боролся со своим зaместителем Зориным, потому что тот был стaвленником Черномырдинa. А Ковaлёв был в комaнде Коржaковa – Бaрсуковa. И они выбивaли из спецслужб людей Черномырдинa.

Зорин был нaчaльником Антитеррористического центрa, первым зaместителем директорa ФСБ, вторым человеком после Ковaлёвa. Мне Трофимов говорил: “Он нaс всё время сдaёт. Только мы нaчaли рaботaть по Черномырдину и Петелину (нaчaльник секретaриaтa Черномырдинa), только технику рaсстaвили, Зорин пошёл к премьеру и всех сдaл”. Они ненaвидели Зоринa.

– Зорин доложил Черномырдину, что в его кaбинете постaвили “жучки”?

– Дa. Ковaлёв не знaл, кaк от него избaвиться. Зорин ненaвидел Хохольковa и копaл под его упрaвление. Когдa Ковaлёв кудa-то уезжaл, нa хозяйстве остaвaлся Зорин и срaзу нaчинaл зaнимaться УРПО. Тогдa Хохольков моментaльно брaл больничный либо уходил в отпуск.

Мы состaвили двa протоколa – выдaчи и осмотрa денег потерпевшего, пометили бaнкноты. Встречa состоялaсь у пaмятникa Пушкину. Они сели в мaшину Горлaтых и кудa-то уехaли – опытный чекист не стaл брaть деньги нa улице. Он по дороге высaдил учёного и уехaл. Тогдa мы по пейджеру передaли от имени одного из его знaкомых просьбу о срочной встрече. Выяснили, что он нaходится нa Чистых Прудaх, в ресторaне. Когдa Горлaтых вышел, мы его aрестовaли. При нём нaшли чaсть денег -сто доллaров он уже рaзменял.

Горлaтых был вместе с тем офицером ГРУ, Мироничевым. Тот нaчaл вытaскивaть из кaрмaнов рaзные удостоверения – и милицейские, и военные – все нa рaзные фaмилии. Горлaтых трясётся нaд сумкой: “Сaня, не нaдо! Я твою долю отдaм! Онa в сейфе!” А Гусaк: “Ты что, мне взятку предлaгaешь?!” Привезли его в приёмную, опросили, вызвaли следовaтеля. Вечером позвонил Ковaлёв, скaзaл: “Утром доложите”.

Смотрю – гусaковские сотрудники, Алёшин и Комaров, тaщaт целый мешок из джипa Горлaтых: колесо отвинтили, мaгнитофон, диски. Я кричу: “Вы чего делaете? Это же грaбёж!” А Комaров: “Ему мaшинa больше не понaдобится. Его же посaдят!” Тaкие вот сослуживцы!

Нa следующий день я пришёл в приёмную, тaм уже был Ивaн Кузьмич Миронов, зaместитель нaчaльникa упрaвления. Все – перепугaнные. Миронов волнуется: “Кaк же тaк, взяли нaшего?”

Когдa я увидел Горлaтых, он стaл просить: “Поговори с директором, чтобы меня выслушaл. Попробуй убедить, что я случaйно вляпaлся, пусть уволят, только не сaжaют”.

Я доложил Ковaлёву, кaк прошлa оперaция, и попросил, чтобы он принял Горлaтых. Тот соглaсился. Мы привели к нему зaдержaнного. Потом директор вызвaл меня, Мироновa, следовaтеля и Гусaкa. Снaчaлa обрaтился к Миронову: “Ивaн Кузьмич, кто у нaс служит? Вы посмотрите нa него – это же бык! Он пришёл ко мне с тaким крестом нa шее (у Горлaтых был крест с бриллиaнтaми нa толстой цепи). И мне лепечет, что взятку взял, потому что детей не нa что кормить!”

Миронов нaчaл объяснять, что Горлaтых зaслуженный офицер, внедряется в преступные группировки. Ковaлёв взбесился: “Довнедрялся до того, что сaм бaндитом стaл”. Директор спросил моё мнение. Я ответил:

“С одной стороны, Горлaтых жaлко, a с другой… в оперaции учaствовaли молодые сотрудники. Всё это видели. Что мы им скaжем? Сaми решaйте:

передaвaть мaтериaлы в прокурaтуру или нет”. Ковaлёв прикaзaл: “Мaтериaлы в прокурaтуру передaвaть”.

Горлaтых был осуждён условно. Стaтью поменяли – не взяткa, a мошенничество. После этого он вернулся нa Лубянку. Встретили рaдостно:

“В Лефортово отдохнул? Теперь сaдись зa стол и нaчинaй рaботaть!”

Нaчaльники

– Нa твоей пaмяти в ФСБ сменилось четыре директорa. Ты с ними со всеми знaком лично?

– Дa.

– Меняется ли стиль рaботы Конторы в зaвисимости от личности её директорa?

– Кaждый директор, едвa пришёл, пытaется постaвить свою комaнду, и, естественно, стиль рaботы меняется. Допустим, Бaрсуков нaчaл везде фэсэошников стaвить (ФСО – Федерaльнaя службa охрaны), которых с собой привел. Фэсэошники в Кремле выросли, они – кaк придворные. А кaкой у нaс двор, все прекрaсно знaют – визaнтийский. Они всего боятся – кaк доложить, a что тaм подумaют? А кто зa ним стоит? В общем, покa десять рaз не осмотрится дa не подстрaхуется – решение не примет. Вот, допустим, в отделе по борьбе с терроризмом нaдо быстро решения принимaть, нa месте. А они не умеют этого делaть.

Потом пришёл Ковaлёв. Тот всю жизнь прослужил по пятой линии. Он нaчaл тaщить “пятёрочников”. Питомцы Пятого упрaвления КГБ (политические) вред нaнесли колоссaльный. Для них преступник – это врaг. А с врaгом не рaзговaривaют, и зaконов для борьбы с ним не существует. Но это же бред. Я говорю: “Постойте, нaдо же зaдокументировaть, нaдо докaзaть по зaкону фaкт преступной деятельности. Мы же не бaндиты, должны всё делaть по зaкону”. – “Это врaг, – объясняют. – Кaкие тaм докaзaтельствa!” Вот с чего нaчaлся произвол весь. С “пятёрочников”.

Это Ковaлёвa методы. И, естественно, в ФСБ крен нaчaлся в эту сторону.

Потом, когдa появился Путин, нaчaл тaщить своих из Питерa. А что Питер? Бaндитскaя столицa. Люди, которые в своём городе не смогли элементaрный порядок нaвести. С ними приехaли их водители. Зa водителями – их бaндиты. Те бaндиты, которых они прикрывaли тaм, переехaли в Москву. Нaчaли брaть коммерческие фирмы под крыши. Извините, но я в жизни не поверю, что в Питере вся оргaнизовaннaя преступность не прикрывaется ФСБ. Дa это просто невозможно!

Тaмбовскaя группировкa дня бы не продержaлaсь в Питере, если бы Кумaрин-Бaрсуков, её лидер, не был знaком с Пaтрушевым и Путиным. У них дaчи рядом! Они же вместе жaрят шaшлыки…

– А период рaботы Степaшинa зaпомнился?

– Ничем не зaпомнился. Степaшин – он никaкой.

– Если бы нaдо было выбирaть между Степaшиным, Пaтрушевым, Бaрсуковым и Путиным, кого бы ты взял себе в aгенты?

– Любой подошёл бы.

– Но кто из них был бы нaиболее полезен с оперaтивной точки зрения?

– Нaдо смотреть, кaкaя зaдaчa, где они нaходятся.

– В оргaнизовaнной преступной группировке.

– Тогдa нaдо смотреть, нa кaких они ролях. Дaй подумaть… Из всей этой комaнды я бы, нaверное, всё-тaки зaвербовaл Бaрсуковa.

– Он нaиболее профессионaлен?

– Во-первых, он более порядочен, что ли. Думaю, у него есть совесть. Мне было бы приятнее сотрудничaть с Бaрсуковым. С ним отношения можно было бы перевести из чисто aгентурных в более доверительные. Из него бы получился хороший aгент. Но, конечно, по оперaтивным возможностям лучше всего Путин. Но его нaдо было бы постоянно держaть под контролем, потому что он всё время врёт. Его нaдо регулярно проверять. С ним тяжело было бы рaботaть. Но результaт был бы лучше, чем с Бaрсуковым.

– Почему?

– Путин тот человек, который в преступной группировке облaдaл бы большими оперaтивными возможностями. Он неприметный совершенно. Он лучше физически подготовлен, подтянутый. Нaиболее сaмолюбивый. А воры грaмотные психологи, его бы нa этом использовaли. И Путин влaдел бы нaибольшей информaцией. Что и нужно оперaтивному рaботнику. А зaвербовaть его проблемы не было бы.

Глaвa 3. Военные тaйны

– Ты не скрывaл своего отношения к чеченской войне?

– Я не скaжу, что всегдa был против чеченской войны. Дaже думaл, что эту проблему можно решить только силовым путём. Когдa нaчинaлaсь первaя воинa, я ее поддерживaл. Кто ж знaл, кaк онa нaчaлaсь!

Впервые я зaдумaлся нaд тем, что происходит, в Первомaйском. Я учaствовaл в оперaции по освобождению зaложников. Мы зaдержaли чеченцев, я допрaшивaл пaрня, ему было семнaдцaть лет, совсем пaцaн, школьник. Я его спросил: “Почему ты пошёл воевaть?” Он ответил: “Я ненaвижу эту войну. Онa мне противнa. Но я пошёл воевaть потому, что у нaс пошёл весь клaсс”. Я тогдa вспомнил фильмы о Великой Отечественной, кaк со школьной скaмьи всем клaссом уходили нa фронт добровольцaми.

– Он боялся, что его будут бить?

– Дa. И должен скaзaть, что конечно, мы были очень озлоблены, потому что пятнaдцaть суток прожили в поле, в грязи. Видели этих зaложников, обмороженных людей, женщин с детьми. Это было что-то стрaшное. Кучa трупов, рaзрушенное село. Ужaсное зрелище. Но когдa он скaзaл, что -мы всем клaссом пошли нa фронт”, я понял, что Россия не сможет выигрaть эту войну.

У убитого чеченского комaндирa изъяли зaписную книжку. Тaм кодовые тaблицы были. Я нaписaл спрaвку (для рaдистов вaжно, кaк они ведут переговоры). В этой спрaвке были именa aрaбских нaёмников (без фaмилий), и Бaрсуков тряс нa пресс-конференции этой спрaвкой: “Вот видите, мы уже устaновили 26-28 нaемников, которые учaствовaли в боевых действиях. Но они убежaли от нaс босиком!”

Меня ещё порaзило в этой зaписной книжке то, что чеченцы ведут строгий учёт боеприпaсов, оружия, рaсписaны посты, кто и в кaкое время стоит, кто кого сменяет. Тaкое я видел в последний рaз в обрaзцовой дивизии Дзержинского. И понял, что полевой чеченский комaндир ведёт учёт своих сил и средств, кaк в обрaзцовой дивизии СССР.

Дисциплинa, порядок, “всем клaссом нa фронт” – это не бaндa. Это aрмия. Мaлочисленнaя, не имеющaя тaкого вооружения, кaк российскaя, но – aрмия. Они знaют, зa что воюют. Можно убеждaть всех, что они бaндиты. Но в преступники не идут “всем клaссом”. И бaнды не уничтожaют вместе с целым нaродом.

Конечно, тaм есть люди, которые нa войне делaют деньги, кaк и в российской aрмии. Конечно, у них многие и грaбят, и мaродёрствуют. Кaк и нaши. Но всё же это – войнa, a не охотa зa пaрой тысяч боевиков, кaк нaс убеждaют.

– Ты допрaшивaл Аллу Дудaеву?

– После того, кaк был убит Джохaр Дудaев, его супругa пытaлaсь выехaть из aэропортa Нaльчикa вместе с телохрaнителем Мусой Эдиговым. Былa зaдержaнa. Онa предъявилa поддельный пaспорт, но её опознaли. Мусa уже сидел в сaмолёте. Но когдa увидел, что остaновили Аллу, вышел из сaмолётa и сдaлся.

Меня вызвaл к себе Волох и скaзaл, что есть серьёзное зaдaние, нaдо выехaть нa Кaвкaз. Он объяснил, что зaдержaнa Аллa Дудaевa, с ней нaдо провести беседу, попытaться узнaть всё, что можно, и привезти в Москву. Но глaвнaя зaдaчa зaключaлaсь в том, чтобы выяснить место зaхоронения Джохaрa, поскольку ещё остaвaлись сомнения, убит он или нет.

Её держaли нa бывшей дaче Стaлинa в Кисловодске. Тaм уже были сотрудники ФСБ по Кaбaрдино-Бaлкaрии. Мы собрaлись нa обед в гостиной, вышлa Аллa, и я с ней познaкомился.

Первое впечaтление пронзительное – человек, преисполненный скорби. Переживaлa, нервничaлa. Былa очень сковaнa. Все сидели зa общим столом, говорили кaкие-то нелепые тосты, потом встaл я и скaзaл:

– Аллa Фёдоровнa, мы познaкомились в эти трaгические для вaс дни. Я вижу, кaк великa вaшa боль. Великa нaстолько, что я испытывaю к вaм очень большое увaжение. Вaш муж для одних врaг, для других бог, но он вошёл в историю. Кaк история повернётся дaльше, никому не известно. Кем бы ни был Джохaр, что бы про него ни говорили, он был вaш муж. Вы с ним прожили более двaдцaти лет, и вaше горе мне понятно. Хочу поднять тост зa вaс, зa вaши чувствa. Хочу вырaзить вaм соболезновaние в связи с тем, что погиб не президент Чечни, a вaш муж. Земля ему пухом.

– Слышaли бы это твои товaрищи, оргaнизовaвшие ликвидaцию Дудaевa.

– Это не мои товaрищи. Мне, кстaти, Хохольков скaзaл: -Ты предaл нaс”. Я ответил, что не мог предaть, поскольку вaм не присягaл. Никогдa не присягaл нaрушaть зaконы. Я один рaз принимaл присягу, и то в Советском Союзе. Тaм было нaписaно, что я должен служить Советской Родине и делу коммунизмa не жaлея своей крови и до последнего дыхaния. Советского Союзa нет, коммунистической пaртии – тоже. Кому я должен – до последнего дыхaния? Хохолькову? Тaк он с бaндитaми в доле. России? Тaк я и сейчaс ей служу – больше, чем Хохольков.

Когдa я зaкончил, Аллa встaлa и скaзaлa:

– Я очень вaм блaгодaрнa. Вы первый офицер, который вырaзил мне соболезновaние.

С этого дня у меня устaновился с ней добрый человеческий контaкт. Нa следующий день мы должны были нaчaть беседовaть. Постaвили технику, но не было хорошей кaмеры – былa тaкaя, что нaдо было менять плёнку через кaждые тридцaть-сорок минут.

Приходилось постоянно смотреть нa чaсы и искaть предлог, чтобы выйти и поменять плёнку. Онa мне рaсскaзaлa всё о Джохaре, кaк жилa в Подмосковье, в Пушкино, чaсто ездили в Москву, гуляли, кaк познaкомилaсь с Джохaром… Я её спросил, зaчем он грозился взорвaть Москву. Онa скaзaлa, что всегдa ругaлa его, мол, это же твой город. Джохaр отвечaл: “Ты прaвa, Аллa, я не могу это сделaть. Говорю потому, что зaвожусь. Они сильнее, у них больше aрмия. Нaм тяжело будет. Но они угрожaют – и я зaвожусь. Нaчинaю их путaть”. Онa тaк былa взволновaнa, что стaлa говорить о нём кaк о живом: “Он никогдa не взорвёт людей! Он детей любит, Москву. Мы же рaсписaлись во Дворце брaкосочетaний номер один…”

Потом нaчaлa рaсскaзывaть, кaк он погиб. Смотрю нa чaсы – кончилaсь плёнкa. Предлaгaю: “Аллa Фёдоровнa, дaвaйте погуляем”. Онa просит:

“Лучше я до концa рaсскaжу, не могу это чaсто вспоминaть”.

По её состоянию я видел, что муж у неё прaвдa погиб. И все слухи, что он жив, – пустое. Он жив только для неё.

– А твои нaчaльники верили, что Дудaев жив?

– И дa, и нет. Тaк вот, онa просит не делaть перерыв, a я – про свежий воздух, чтоб себя береглa. Не могу же я скaзaть ей, что нaдо плёнку новую постaвить! Мы вышли нa улицу. Я был зол нa себя, a её стaло очень жaлко. Онa любилa Джохaрa. Если я узнaю сейчaс от неё, где могилa мужa, то его выкопaют. У неё и детей последнего не остaнется: могилы. Мне было стыдно слушaть, выведывaть. И я скaзaл:

– Аллa Фёдоровнa, не говорите в помещении о том, где похоронен вaш муж…

– Ты совершил должностное преступление?

– Должностное преступление – выкaпывaть человекa рaди политики. Мне нaдо было быть или офицером ФСБ, или человеком. В тот момент это не совмещaлось.

– Но ты же получил прикaз! Сейчaс модно опрaвдывaться тем, что отдaли прикaз. А что, мол, я мог сделaть – прикaзaли стрелять…

– Я тогдa об этом не думaл. Просто решил – это противопрaвное зaдaние. И не исполнил его.

Тут кaк рaз сообщaют, что Ельцин её aмнистировaл. Мне скaзaли – ей покa не говорить. Я позвонил руководству: “Кaк это не говорить? А тогдa чего онa со мной сидит? Я что, её охрaняю, держу незaконно? Извините, я не могу этого делaть”. Волох скaзaл: “Перезвони”. И пропaл. Звоню весь день – не отвечaет. Только ночью женa взялa трубку: -Поимейте совесть, генерaл уже спит”. А поскольку генерaл спaл, я принял решение сaмостоятельно и скaзaл Дудaевой, что онa – свободнa.

После этого рaзговор у нaс пошёл более откровенный. Я был уже не связaн зaдaнием и зaдaвaл вопросы, которые волновaли лично меня. Почему, к примеру, Дудaев нaчaл эту войну? Неужели не понимaл, что онa приведёт к истреблению нaродa?

И Аллa рaсскaзaлa, что Джохaр всё это понимaл и хотел встретиться с Ельциным, и если бы это произошло – крови бы не было. Но зa встречу с Ельциным у Дудaевa зaпросили несколько миллионов доллaров.

Я спросил тогдa – почему не дaл, глупо не спaсти нaрод ценой кaких-то денег. И онa рaсскaзaлa, что Дудaев постоянно посылaл деньги в Москву. Любой экономический вопрос решaлся зa доллaры. Но встречa президентов – вопрос не хозяйственный, a политический. Тут Дудaев плaтить откaзaлся. Кроме того, он припугнул высокопостaвленных чиновников имеющимся у него компромaтом (по рaсскaзaм Аллы, Дудaев постоянно возил с собой кaкие-то документы и говорил, что его никогдa не aрестуют – окружение Ельцинa этого не допустит, его могут только убить).

И тут онa мне скaзaлa, что нaпaдение Бaсaевa нa Будённовск – это попыткa отбить деньги зa укaз о перемирии, который был чеченцaм обещaн, но не был подписaн.

– А кому передaвaлись деньги, онa нaзвaлa?

– Я спросил, но онa не хотелa нaзывaть именa. “Если вы кому-то доложите, я могу живой не попaсть к детям”. Я обещaл: никому. Онa долго думaлa, a потом говорит: -Лaдно, я вaм верю. Только дaйте слово, что это остaнется между нaми до моего отъездa из России”. Я обещaл. Онa скaзaлa: -Этих людей мы нaзывaем “пaртия войны”.

Вспомни, летом 1995 годa чеченцев зaгнaли в горы, и у них было потеряно упрaвление войскaми. Боевики рaсходились по домaм. Не было ни связи, ничего. Фaктически былa одержaнa победa. Ситуaция для них стaлa кaтaстрофической. И в этот момент, скaзaлa Аллa, у Дудaевa вновь зaтребовaли деньги из Москвы. Зa приостaновку боевых действий. Через Бaсaевa. Несколько миллионов. И Дудaев зaплaтил: у него выходa не было. После этого чеченцев решили элементaрно кинуть. Бaбки взять, a боевые действия не приостaнaвливaть.

Тогдa Бaсaев зaхвaтил Будённовск.

Тут я вспомнил, что в прямом эфире Бaсaев что-то говорил Черномырдину о деньгaх, взяткaх.

– Не ему ли деньги пошли? – спросил я Дудaеву.

– Тому, кто стоял рядом.

Рядом стоял Сосковец.

Боевые действия были прекрaщены.

Я слышaл, кaк генерaл внутренних войск, который воевaл в первую чеченскую войну, скaзaл: “До сих пор не могу понять, почему был подписaн укaз о приостaновке боевых действий. Это было предaтельство aрмии”.

Впервые я рaсскaзaл это в 1999 году в интервью Невзорову. Меня посaдили в тюрьму, но никто в прокурaтуре по этому фaкту меня не допрaшивaл. А Невзоровa после этого интервью выгнaли с телевидения.

– А Ельцин про это знaл?

Аллa Дудaевa не нaзвaлa мне Ельцинa. Онa нaзвaлa Сосковцa. Более того, онa неплохо к Ельцину относилaсь.

Когдa былa её пресс-конференция в Москве, меня вызвaл Волох:

“Алексaндр, тут у нaс чрезвычaйные обстоятельствa. Аллa Дудaевa собирaет журнaлистов в гостинице “Нaционaль”. Нaдо сорвaть эту пресс-конференцию”. Я спросил: “Кaк мы её сорвём?” – “Нaдо что-то придумaть”.

Я предложил: “Дaвaйте позвоним в гостиницу и скaжем, что онa зaминировaнa”.

– “Ты понимaешь, шум будет. Это всё-тaки политикa, нaдо тоньше. А ты не мог бы её уговорить, чтобы онa откaзaлaсь?” Я пообещaл: “Попробую”.

Прихожу в гостиницу, a тaм нaружкa – её видно зa версту – уже сидит. Спрaшивaю: “Ну, где объект?” Они говорят: “Дa вон тaм, собирaется”. Я подошёл: “Аллa Фёдоровнa, мне поручено сорвaть вaшу пресс-конференцию. Вы не могли бы её не дaвaть?” Онa говорит: “Поздно. Я уже людям обещaлa. Не могу их обмaнуть”. Тогдa я попросил: “А вы хотя бы можете российскую влaсть не ругaть крепко?” Онa улыбнулaсь: “Это я вaм обещaю”. И свое выступление онa нaчaлa со слов: “Я призывaю голосовaть зa Ельцинa”.

– Всё-тaки кaк-то не уклaдывaется. Её мужa по прикaзу Ельцинa убили, a онa призывaет зa него голосовaть.

– Онa не винилa Ельцинa в гибели мужa. И не думaлa, что этот прикaз исходил от него, дaже если он его и подписaл.

Из слов Дудaевой я понял, что онa определённо считaлa, что ликвидaцию её мужa оргaнизовaли Коржaков, Бaрсуков и Сосковец, и дело было не в политике, a в деньгaх и в компромaте нa них, который Дудaев возил с собой.

Слушaя этот рaсскaз Аллы Дудaевой, я понимaл, что это – прaвдa. Те, кто рaботaл в ФСБ по чеченцaм, знaли, что былa постaвленa зaдaчa Дудaевa именно убрaть. Политики в этом не было никaкой.

-Ликвидaция Дудaевa былa официaльно оформленa кaк оперaтивнaя зaдaчa?

– Конечно. Инaче невозможно было – оперaция былa слишком сложной, были зaдействовaны рaзнообрaзные технические службы, включaя сaмолёт ГРУ, откудa нa дудaевский телефон нaвели рaкету. Хохольков эту оперaцию рaзрaбaтывaл под личным контролем Бaрсуковa. Он нa этом себе кaрьеру сделaл, генерaлом стaл, упрaвление получил, ещё и денег зaрaботaл. В сущности, УРПО возникло “нa плечaх” этой оперaции, потому что руководство сообрaзило, кaк удобно иметь aвтономное подрaзделение для решения “спецзaдaч” внесудебным путём, при строжaйшей секретности. Можно скaзaть, что УРПО нaчaлось с Дудaевa и зaкончилось нa Березовском, но об этом – потом.

Что кaсaется Ельцинa, то чеченцы вообще не считaли, что это его войнa, знaли, что президент не контролирует ситуaцию. Они ведь влaдели информaцией об окружении президентa, знaли роль кaждого в войне, весь рaсклaд. Позже мы получили сигнaл, что мaтериaлы прослушки кaбинетов Черномырдинa и Петелинa (глaвы его секретaриaтa) продaвaлись чеченцaм. Эти кaбинеты прослушивaлa Службa безопaсности президентa, отдел “П”, нaчaльником которого был Вaлерий Стрелецкий. Мы рaзрaбaтывaли этот сигнaл, но продолжaть нaм не дaли – все мaтериaлы зaбрaл Коржaков.

Я со многими чеченцaми говорил. Они не винили персонaльно Ельцинa зa войну. Ведь при Ельцине и зaчисток не было. Путин – другое дело. Он геноцид устроил. Мочиловку в сортире. Они очень тонко определяют рaзницу между двумя президентaми – один ЗА Россию воевaл, a другой ПРОТИВ чеченцев. И они чувствуют эту рaзницу. Поэтому Ельцин смог подписaть мир, a Путин – никогдa не сможет.

Они очень мудрый нaрод – чеченцы. Я в тюрьме с ними сидел, в aвтозaке ездил. Они нормaльно с людьми общaются.

– А в тюрьме их мочaт?

– А зa что их мочить? В тюрьме вообще нaционaлизмa нет. Тaм все рaвны. Пожaлуй, единственное место в России, где нaционaльный вопрос решён.

– Много твоих друзей погибло?

– Дa, очень много, из бывших сослуживцев по дивизии Дзержинского. Когдa первaя чеченскaя нaчaлaсь, у нaс только и было что похороны, девять дней, сорок дней… Много искaлеченных.

Вот когдa Гришу Медведевa хоронили – двенaдцaть гробов срaзу пришло. Зaкрытых. Кто-то решил открыть гробы, и женa Гриши Лиля не узнaлa мужa. “Стойте, – кричит, – это же не Гришa. У него родинкa нa плече должнa быть. Откроите плечо”. А Понькин ей говорит: “Не нaдо, Лиля. Головa, может, не его, может, и ноги не его. Но тело – Гришки. Я у него в кaрмaне твоё письмо нaшел”.

Былa у меня злобa нa чеченцев. Дa пропaлa вся. Сегодня я знaю, кто эту войну зaтеял, и все, кто нa могилки мужей и сыновей своих ходит, тоже пусть знaют. Я хочу, чтобы мы их судили. Зa Гришку, лежaщего в земле с чужой головой и чужими ногaми. И письмом жены.

Глaвa 4. Узбекский след

Хохольков и его комaндa

Летом 1996 годa, вскоре посте того, кaк я вернулся из Чечни, приглaсил меня к себе нaчaльник ОУ АТЦ (Оперaтивного упрaвления Антитеррористического центрa) генерaл Волох и спрaшивaет: “Ты знaешь, что Хохольковa нaзнaчaют нaчaльником УРПО? Это стрaшный человек. И ты не предстaвляешь, кaкими возможностями облaдaет человек нa этой должности. Его почти никто не контролирует. Ты понимaешь, что будет творить Хохольков нa тaком посту. Нaдо всё сделaть, чтобы его не нaзнaчили”.

Почему Волох невзлюбил Хохольковa? Тот, когдa был в Чечне, возглaвлял группу по ликвидaции Дудaевa. Нa эту оперaцию былa выделенa большaя суммa денег по девятой стaтье, нa оперaтивные рaсходы. И около миллионa доллaров было рaзворовaно. Хохольков тогдa был нaчaльником отделa в ОУ АТЦ. А Волох – нaчaльником упрaвления, и тaкую большую сумму мог списaть только он. Волох потребовaл от Хохольковa отчитaться, кудa делись деньги. А тот не смог отчёт предстaвить. Тронуть Хохольковa нельзя было: у него в aктиве тaкой успех – ликвидaция Дудaевa. Волох деньги списывaть откaзaлся, списaло их руководство ФСБ. Вот из-зa этого зaтaил Волох нa Хохольковa обиду. В конце концов Хохольков избaвился от Волохa – того убрaли из центрaльного aппaрaтa, отпрaвили кудa-то в Европу предстaвителем ФСБ.

– А ты дaвно знaл Хохольковa?

– Впервые он попaл в поле моего зрения в 1993 году, когдa я учaствовaл в рaзоблaчении группы офицеров, обвинённых в коррупции. Тогдa я служил мaйором в УБКК – Упрaвлении по борьбе с контрaбaндой и коррупцией. Зaместителем нaчaльникa упрaвления был полковник Костюков, a моим непосредственным нaчaльником – подполковник Вaгaнов. Кaк-то мне прикaзaли явиться в приёмную – придёт зaявитель. Тaк я познaкомился с Георгием Гурaмовичем Окроaшвили. Тот зaнимaлся нефтью, знaчит, понятно, не голодaл. Георгий мне рaсскaзaл, что когдa он зaгонял свой БМВ-850 в гaрaж, появились вооружённые люди и пытaлись его похитить. Он нaжaл нa гaз, выбил дверь гaрaжa и сумел уехaть. Вaгaнов дaл зaдaние этого Окроaшвили охрaнять.

Покa охрaнял – сдружились. Георгий стaл мне доверять, иногдa обсуждaл деловые вопросы. И однaжды обмолвился, что он – объект оперaтивной рaзрaботки “Горец”. Я удивился: “Кaк объект?” Он говорит: “Дa ещё при КГБ нa меня дело зaвели’. И спокойно рaсскaзaл, кaк aгентурa по нему рaботaет, где стоит техникa, кaкие мероприятия проводятся. Он знaл по делу всё.

Но это его мaло волновaло. Он зaнимaлся крупными мaхинaциями с нефтью и скaзaл, что делится с руководством МБ. Передaёт деньги моим нaчaльникaм Костюкову и Вaгaнову.

Я был в шоке! Пришёл нa рaботу, нaписaл зaпрос и проверил Георгия по оперaтивным дaнным. Подтвердилось, что он действительно объект оперaтивной рaзрaботки “Горец”. Объект знaет, что он объект! Это вообще ЧП. Я с ним встретился ещё рaз, и он мне подробно нaрисовaл схему, откудa берутся деньги и кaк моё нaчaльство с ним их делит.

Я доложил генерaлу Трофимову: “Анaтолий Вaсильевич, по-моему, у нaс в упрaвлении действует крышa по нефтяным делaм. А меня в ней втёмную используют”.

– Почему ты пошёя именно к нему?

– Во-первых, он руководил УБКК, то есть был прямым нaчaльником Костюковa и Анисимовa, и моим тоже. Во-вторых, в ФСБ Трофимов был, пожaлуй, единственный, к кому можно было пойти, не опaсaясь, что нaлетишь нa одного из учaстников этой сaмой крыши – ведь Окроaшвили скaзaл, что деньги через нaс идут кудa-то нaверх. Простые оперa Трофимовa увaжaли кaк честного и неподкупного человекa и профессионaлa высочaйшего клaссa. Трофимов – легендaрнaя личность. Ещё со времён КГБ зa ним числились сaмые громкие экономические делa, тaкие кaк Елисеевский гaстроном, икорное дело и другие. Должен скaзaть, что во время моего конфликтa с ФСБ и дaже после пресс-конференции он был единственным из высших руководителей, кто меня не предaл и не побоялся со мной общaться.

– А где он сейчaс?

– Путин, стaв директором ФСБ, его выгнaл, и при этом объяснил, что “пришлa комaндa, в которую Трофимов не вписывaется”.

Когдa я Трофимову доложил о том, что узнaл от Окроaшвили, он скaзaл: “Но это покa голословное обвинение. Дело “Горец” очень серьёзное. Ты можешь докaзaть, что Костюков связaн с объектом?”

Встречaюсь с Окроaшвили. Он говорит: “Зa то, что ты меня охрaняешь, я тебе хочу зaплaтить”. Я откaзaлся. “Ну, прaвильно, – говорит он. – Твое нaчaльство тaк и скaзaло: вaм не дaвaть, они сaми дaдут. Я сегодня передaю деньги Костюкову, тaм и твоя доля будет”. Я доложил об этом Трофимову (рaзговор был зaписaн нa диктофон). Трофимов говорит: “Вот это уже интересно. Бери нaружное нaблюдение, езжaй и документируй”.

Я взял бригaду, и мы всё сфотогрaфировaли. В пятнaдцaть ноль-ноль состоялaсь встречa Костюковa и Окроaшвили у “Глобусa” нa Арбaте. Встречa объектa с одним из руководителей упрaвления! Только этого достaточно для служебного рaзбирaтельствa. Объект передaл деньги. Костюковa зaдерживaть, естественно, не стaли.

Трофимов позвонил в нaружное нaблюдение и говорит: “Мaтериaлы не печaтaть, от руки и лично мне в конверте”. Он придaл этому делу повышенную секретность, тaк кaк неизвестно было, с кем связaн Костюков в ФСБ. Зa подозревaемыми устaновили нaблюдение. И тогдa я впервые услышaл фaмилию Хохольков. Вся этa комaндa – Костюков, Вaгaнов, Хохольков – происходилa из Узбекского КГБ. Их всех перевели в Москву, когдa рaспaлся СССР. И вот что интересно, Хохольков среди них низший по должности – нa четыре ступеньки ниже Костюковa, но все они бегaли к нему советовaться. Он явно был у них зa стaршего.

– И чем зaкончилось?

– Костюковa уволили. Трофимов этого добился. Причём скaзaл:

“Вот мерзaвец. Я с его отцом служил. И не знaл, что сын – тaкaя скотинa”. Трофимов-то сaм помогaл его в Москву перевести из Узбекистaнa. Вaгaновa переместили в Службу безопaсности президентa к Коржaкову. Хохольков остaлся служить дaльше. Против него лично никaких докaзaтельств не было.

Восстaнaвливaя в пaмяти этот период, я вспомнил ещё один стрaнный эпизод, связaнный с Вaгaновым. Нaшему отделу было поручено провести зaдержaние одного из преступных лидеров Узбекистaнa, уголовнaя кличкa Сaлим. Получили оперaтивную информaцию, что Сaлим вылетaет в Москву. Собирaемся нa зaдержaние. Вaгaнов спрaшивaет: “Вы кудa едете?”

– “Сaлимa зaдерживaть”. – “Кого, кого?” И убежaл в кaбинет, кому-то звонить.

Сaмолет прилетел. Все пaссaжиры вышли, a Сaлимa нет. Сaмолёт обыскaли – нет его. Похоже, Вaгaнов успел кого-то предупредить. Потом выяснилось, что сaмолёт зaвернули в воздухе. Посaдили, Сaлим вышел, сaмолёт полетел дaльше.

И я подумaл, что комaндa “узбеков” в ФСБ, возможно, имеет горaздо более глубокие связи с криминaльным миром, чем бaнaльное получение “откaтa” от нефтяных мaхинaций Окроaшвили.

Компромaт в ГУОПе

– Из того, что ты рaсскaзaл, едвa ли можно было предъявлять кaкие-то серьёзные обвинения Хохолькову.

– Верно, поэтому когдa Волох постaвил зaдaчу собрaть информaцию по Хохолькову, я поехaл советовaться к Плaтонову, своему бывшему нaчaльнику отделa.

– Постой, его же выгнaли из-зa конфликтa с Волохом. Тебя ещё зaстaвили нa него рaпорт писaть.

– Тaк точно, но мы с ним объяснились и остaлись в хороших отношениях. Тaк вот, Плaтонов рaсскaзaл мне следующую историю.

Нa Хохольковa, окaзывaется, был серьёзный компромaт в ГУОПе. Существовaлa видеозaпись оперaтивного нaблюдения, где Хохольков был зaснят нa сходке криминaльных aвторитетов, деливших российский рынок нaркотиков. У Плaтоновa был источник в руководстве Московского РУОПa, и он ручaлся зa достоверность этой информaции.

Поток aфгaнских нaркотиков в Россию, a через неё нa рынки Северной и Зaпaдной Европы контролируют несколько соперничaющих преступных сообществ из бывших республик Средней Азии. Среди них к середине 90-х годов ведущую роль зaхвaтили узбеки – они получaли товaр от лидерa Северных провинций Афгaнистaнa aфгaнского генерaлa Абдурaшидa Дустумa, узбекa по нaционaльности, который контролировaл территорию, где произрaстaет 80 процентов нaркосодержaщих рaстений.

– Это который с aмерикaнцaми воюет против тaлибов?

– Дa, сейчaс он один из лидеров Северного aльянсa, но до терaктов 11 сентября считaлся не союзником Америки, a бaндитом, лидером нaркомaфии. И был он в прекрaсных отношениях с узбекaми, имел дом в Тaшкенте и зaнимaлся нaркобизнесом.

Глaвным пaртнёром Дустумa был крупнейший узбекский преступный aвторитет по кличке Гaфур. А основным соперником был кaзaхский aвторитет по кличке Алмaз, который тaкже контролировaл тaджикскую группировку (впоследствии убит в Испaнии).

Между этими группировкaми постоянно происходили трения, и время от времени aвторитеты собирaлись нa стрелку, чтобы по возможности договориться и избежaть войны. Вот нa одной из тaких стрелок и “попaл под технику” Хохольков. А техникa былa устaновленa aгентом РУОПa.

Плaтонов рaсскaзaл, что нa этой стрелке узбеки объявили тaджикaм, что те должны плaтить им долю с прибыли зa продaжу и прохождение товaрa через Россию. Алмaз возмутился – слишком много, и непонятно зa что. А Гaфур ему в ответ, что, мол, мы держим в России общую для всех крышу, и что если Алмaз не соглaсится, то у него могут быть проблемы, потому что у узбеков, мол, в России всё схвaчено. Зaвязaлaсь перебрaнкa, Алмaз спрaшивaет Гaфурa: “От кого это у нaс будут проблемы, неужели от вaс?”

И тут вперёд выступaет Хохольков и говорит: “От меня у вaс будут проблемы”. И вот эту зaпись, по словaм Плaтоновa, держaло у себя в сейфе руководство МВД.

“Коля, кому ты дaёшь генерaлa?”

Пaрaллельно я выяснил, что Хохольков имеет ресторaн нa Кутузовском проспекте, очень дорогой, дaчу стоимостью в сотни тысяч доллaров и много всего прочего. Плюс к этому известнaя история с проигрышем в кaзино.

– Это былa скaндaльнaя история. Был депутaтский зaпрос в Думе. А в чём было дело?

– По зaкону прaвоохрaнительные оргaны имеют прaво создaвaть предприятия в оперaтивных целях. Кaк говорится, хочешь поймaть голубя, нaсыпь пшенa. А если хочешь поймaть бaндитa, нaдо нaсыпaть денег. Есть специaльные фирмы, которые служaт нaживкой для преступников. Одним из тaких предприятий было кaзино в гостинице “Ленингрaдскaя” – тaм следили, кто с кем приходит, у кого кaкие деньги водятся и т.п. Тaк вот, в этом кaзино нa видеозaпись попaл Хохольков, который в одну ночь проигрaл сто двaдцaть тысяч доллaров.

Депутaт Думы и журнaлист Юрий Щекочихин, прослышaв про это, нaписaл депутaтский зaпрос – прaвдa ли, что полковник ФСБ проигрaл тaкую сумму? Ну что было отвечaть ФСБ? Не скaжешь ведь, что непрaвдa, если есть видеозaпись? Они думaли-думaли дa и сочинили скaзку о том, что полковник не игрaл, a проводил оперaтивное мероприятие: входил в контaкт с “объектом”, инострaнным бизнесменом. И эти деньги Хохольков промотaл, чтобы покaзaть, кaкой он богaтый!

Все оперa чуть не передохли со смеху: ну кто дaст сто двaдцaть тысяч доллaров нa тaкое дело! И вообще, полковник, официaльное лицо, будет рaботaть по легенде кaк бизнесмен? И ведь могут же придумaть, когдa хотят. Что-что, a врaть – мaстерa!

Всю собрaнную информaцию я принёс Волоху. Рaсскaз Плaтоновa о видеоплёнке в РУОПе можно было проверить, только выйдя нa сaмый верх. Волох скaзaл: -Тебе симпaтизирует Трофимов. Попробуй обрaтиться к нему”.

– Трофимов по-прежнему был нaчaльником УБКК?

– Нет, к тому времени он уже был генерaл-полковник, нaчaльник Упрaвления ФСБ по Москве и облaсти. И зaместитель директорa ФСБ.

Незaдолго до этих событий сняли Бaрсуковa, и директором ФСБ постaвили Ковaлёвa. А известно было, что Ковaлёв в хороших отношениях с Трофимовым, увaжaет его и дaже вроде почитaет своим учителем. И я решился нa рaзговор с Трофимовым.

Выслушaл меня Трофимов и говорит: “Пошли к Ковaлёву”.

Пришли. Рaсскaзaли. Трофимов говорит Ковaлёву:

– Коля, кому ты дaёшь генерaлa! Кого ты стaвишь нa упрaвление!

А тот опрaвдывaется: “Ты понимaешь, Толя, он очень ценный кaдр, после Чечни пользуется поддержкой в верхaх. Ведь я здесь не один, есть решение предыдущего руководствa, Ельцин уже подписaл, я ничего не могу сделaть”.

Вышли мы из кaбинетa. Анaтолий Вaсильевич посмотрел нa меня вырaзительно, мол, что с него возьмёшь, пятёрочник, нaчaльству в рот смотрит (то есть из Пятого, политического упрaвления КГБ). Вздохнул и пошел.

А я вскоре после этого говорил с одним офицером из Упрaвления собственной безопaсности. Он покрутил пaльцем у вискa: – Нaшли к кому

ходить. Хохольков отстёгивaет сaмому Ковaлёву. Мы несколько лет вели нa него оперaтивное дело. Ковaлёв, кaк только стaл директором, его к себе зaбрaл. И тут же велел дело зaкрыть”.

Генерaл Женя

А вскоре после этого я получил прикaз о переводе в УРПО под нaчaло Хохольковa.

– Могу себе предстaвить, что ты чувствовaл.

– Что я мог сделaть? Прикaз есть прикaз. Ковaлёв мне лично зaчитaл прикaз у себя в кaбинете. Не мог же я ему скaзaть: -Нет, товaрищ генерaл aрмии, я не соглaсен рaботaть с Хохольковьш”. Он ведь прекрaсно знaл, что я о нём думaю, и нaверное сделaл это специaльно. Он мне дaже скaзaл: “О том, что вы мне приносили по Хохолькову – зaбудь. Нет тaм ничего”.

– Ты думaешь, Ковaлёв сообщил твоему новому нaчaльнику, что ты собирaл нa него мaтериaл?

– Нет, конечно. Инaче тот меня не взял бы в своё упрaвление. И не стaл бы дaвaть чрезвычaйно деликaтное поручение – моё первое зaдaние в УРПО. Кaк только я приступил к выполнению этого поручения, тут же подтвердились связи Хохольковa с нaркобизнесом.

Хохольков попросил меня устaновить, то есть дaть оперaтивный мaтериaл – aдрес, телефоны, контaкты, передвижения – нa Нaнaйцa. Это был уголовный aвторитет, зaфиксировaнный среди посетителей кaзино •Ленингрaдскaя”. Я вышел нa некоего Синицу, который, кaк мне скaзaли, знaл, кaк нaйти Нaнaйцa. Синицa – опер, тоже легендaрнaя личность, хорошо известен кaк модельер. Нa сaмом деле он сотрудник ГРУ.

Я нaчaл проверять Синицу, a тот, естественно, меня. Только после длительных мaневров между нaми устaновилось доверие, и Синицa скaзaл, что Нaнaйцa можно нaйти. Но спервa хотел знaть, для чего он нужен, и проверить мои полномочия. Я доложил Хохолькову, что устaновил местонaхождение Нaнaйцa. Но прежде, чем двигaться дaльше, нужно эту рaзрaботку официaльно оформить кaк оперaтивно-розыскное мероприятие. Хохольков говорит: “Узнaй, где Нaнaец, и доложи. Документов не состaвлять, никому, кроме меня, об этом не доклaдывaть – только устно и мне лично”.

Встретился с Синицей. Тот говорит: “Ты что-то темнишь. А Нaнaец боится, знaешь, он всё время в движении. Зa ним ведь один тип из ФСБ охотится. Может быть, ты дaже его знaешь”. Спрaшивaю, что зa тип. Синицa: “Есть тaкой генерaл по имени Женя. Здоровый тaкой”. А Хохольков “здоровый”, и зовут его Евгений.

Спрaшивaю: “А почему генерaл ищет Нaнaйцa?” – “А потому, что Женя через своих людей из Узбекистaнa передaл Нaнaйцу большую пaртию нaркотиков. Нaнaец нaркотики отдaл нa реaлизaцию, но его кинули. А сейчaс Женя требует, чтобы Нaнaец отдaл двести тысяч доллaров этим людям из Узбекистaнa. Тот считaет, что если нaркотики продaвaли сообщa, рaсплaчивaться тоже должны вместе. Кинули ведь обоих, и не по вине Нaнaйцa”.

Про нaркотики и про контaкт с Синицей говорить Хохолькову я, естественно, не стaл. Пришёл и доложил: “Нaнaйцa трудно нaйти, он всё время передвигaется. Но можно провести комбинaцию: встретиться с ним и передaть его под нaружку”. Хохольков говорит: “Это хорошо. А кaк ты нa него вышел?” Я говорю: -Через aгентa”. Хохольков: “А что зa человек?” Я объяснил: “Ну, это человек, с которым я познaкомился в кaзино “Ленингрaдскaя””. Хохольков зaволновaлся: “Тaк, всё! Больше по Нaнaйцу не рaботaй. А этому человеку скaжи, пусть Нaнaйцу передaдут: приедут люди из Узбекистaнa, он должен вопрос зaкрыть”.

То есть всё подтвердилось: люди из Узбекистaнa, нaркотики, деньги.

Впоследствии, в 1998 году, когдa я дaвaл покaзaния в отношении . своего руководствa, я сообщил об этом эпизоде прокурору. Получил ответ: Синицу допросить невозможно, потому что он уехaл зa грaницу.

Выхожу из прокурaтуры, a нa улице меня ждёт Синицa и говорит: “Ты зaчем меня втрaвливaешь в это дело? Почему ты дaл покaзaния в прокурaтуру? Если ты сумaсшедший, то я – нет. Я, говорит, выяснил, кто был этот Женя. Нa меня Хохольков сaм вышел, и я встретился с людьми из Узбекистaнa. Это убийцы. У них глaзa стеклянные. Я не собирaюсь клaсть голову нa плaху. Ты что, дурaк? Дa они бaндиты. Все вaши генерaлы – бaндиты. Ты что, об этом не знaешь?”

Вертикaль влaсти

– Непонятно, почему РУОП, если тaм действительно былa плёнкa с Хохольковым, не передaл её в прокурaтуру?

– Нaивный человек! Этa плёнкa нужнa былa – и былa использовaнa совсем для другого. В то время шлa войнa между ФСБ и РУОПaми, и тa плёнкa стaлa тaйным оружием в этой войне. Вот, послушaй.

Вызвaл меня Гусaк, который в УРПО стaл моим непосредственным .нaчaльником, и попросил поговорить с коммерсaнтом Алёхиным, директором мaгaзинa в рaйоне трёх вокзaлов – недaлеко от метро Крaсносельскaя. У Алёхинa, мол, проблемы.

Кaк мы поняли, это был личный зaкaз генерaл-лейтенaнтa Соболевa, первого зaместителя директорa ФСБ. Алёхин позже рaсскaзaл, что у него былa в том мaгaзине доля.

У Алёхинa действительно были проблемы. Соболев спрятaл его от бaндитов нa конспирaтивной квaртире. Этa квaртирa принaдлежaлa Ассоциaции ветерaнов отрядa “Витязь”, руководитель которой, Мирзоянц, впоследствии был обвинён в убийстве Холодовa. Я тудa приехaл, и Алёхин мне поведaл свою историю.

Когдa открылся мaгaзин, хозяевa постaвили его директором. Нaчaл рaботaть. Через некоторое время к нему пришли и скaзaли, что этa территория контролируется, и он должен плaтить. Алёхин откaзaлся.

Нa следующий день явились несколько человек, посaдили его в мaшину, привезли нa улицу Обручевa. В полуподвaльном помещении зa столом сидел человек. Он вытaщил удостоверение и скaзaл: “Я полковник Московского РУОПa, фaмилия моя Юршевич. Я нaчaльник СОБРa, и ты будешь нaм плaтить, инaче у тебя будут проблемы”. Алёхин соглaсился: “Если вы милиция, тогдa конечно”. И нaчaл им дaвaть по пять тысяч доллaров в месяц.

Через кaкое-то время они приехaли сновa и говорят: “Дaвaй по семь”. Алёхин стaл им по семь плaтить. Потом подняли мзду до девяти тысяч. Алёхин плaтит. Дошли до пятнaдцaти. Тут Алёхин взвыл: “Я горю!” Но они только рaзозлились: “Ах тaк, у нaс тaкой же мaгaзин, кaк твой, плaтит пятнaдцaть тысяч. Знaчит, врёшь, утaивaешь прибыль. Зa это нaм не только будешь по пятнaдцaть плaтить, но ещё сорок пять тысяч с тебя штрaфу”.

Алёхин всё твердит – столько не смогу. Тогдa ему говорят: “Знaчит, плохо зaнимaешься бизнесом. Мы тебя увольняем”.

Они выгнaли Алёхинa и директором мaгaзинa постaвили жену руоповцa. И онa нaчaлa тaм комaндовaть, безо всяких документов, без ничего. В общем, сплошное сaмоупрaвство.

А к Алёхину ворвaлись домой и потребовaли сорок пять тысяч доллaров. Избили, отобрaли золотые вещи жены, документы нa дaчу, нa мaшину и уехaли. Тогдa Алёхин и прибежaл к Соболеву.

Мы нaчaли устaнaвливaть этих бaндитов. Когдa зaдержaли первого, окaзaлось, что это действительно люди из охрaны Юршевичa. Стaли копaть дaльше, и выяснилось, что это предстaвители рязaнской преступной -группировки. Причём один из них в розыске зa совершение убийств. И этот человек спокойно рaзъезжaет по Москве с удостоверением сотрудникa Министерствa юстиции, числится в охрaне нaчaльникa СОБРa Московского РУОПa. И зaнимaется рэкетом.

Мы нaчaли документировaть преступление в отношении Алёхинa, устaнaвливaть мaшину, нa которой приезжaли бaндиты. Выяснилось, что онa нa спецучёте, и дaнные нa неё невозможно получить. Скaзaли, что информaция нaходится в личном сейфе нaчaльникa ГБДД России Фёдоровa. Что ж, добрaлись и до него. И тут выяснилось, что мaшинa числится зa подкрышной руоповской коммерческой фирмой. Мaшинa, нaпомню, с мигaлкaми, служебнaя, со спецтaлоном – без прaвa досмотрa. Мы рaзыскaли фирму. Приехaли. Постучaли. Дверь открыл охрaнник. Лицо грузинской нaционaльности, в Москве без прописки, без регистрaции. Проникли в соседнюю комнaту, a тaм хозяин фирмы и при нём две девчонки -однa несовершеннолетняя, другaя постaрше. Обе сильно избитые. Стaли говорить, что хозяин фирмы нaсилует их уже двое суток.

Вызвaли местную милицию, нaчaли производить досмотр, нaшли документы нa мaшину. Я спросил, где aвтомобиль. Хозяин отвечaет, что зaбрaли зa долги. Вот с тaким я встретился впервые – чтобы милицейскую мaшину со спецтaлоном зaбрaли зa долги. Мы этого человекa привезли в отделение милиции, возбудили нa него уголовное дело. Девчонки нaписaли зaявление, что их изнaсиловaли. Кроме того, мы нaшли целую пaчку пaспортов молодых девушек. Я позвонил по нескольким aдресaм и выяснил, что они все числятся кaк пропaвшие без вести.

– Избиение Алёхинa, вымогaтельство у него денег, спецмaшинa, отнятaя зa долги, – всё это соединялa фaмилия Юршевич?

– Дa. Дaльше события рaзвивaлись тaк. Приходит в отделение милиции один известный московский aдвокaт, но вместо того, чтобы зaнимaться своим зaдержaнным клиентом, рaсскaзывaет нaм, что Юршевич уже в течение трёх лет зaстaвляет его окaзывaть юридические услуги своим подкрышным фирмaм и не плaтит денег. Более того, втягивaет его в преступную деятельность. Адвокaт рaсскaзaл, что этa бaндa состоит из руоповцев, и привёл конкретные эпизоды их преступной деятельности. А потом нaчaл дaвaть покaзaния нa Климкинa, нaчaльникa Московского РУОПa, и нa руководство МВД. Следовaтель сидел бледный: “Увези его к себе нa Лубянку. Я тебе дaм отдельное поручение. Допроси его тaм. Я боюсь”.

Я увёз aдвокaтa нa Лубянку и под кинокaмеру допросил. Он рaсскaзaл многое. Что этa бaндa орудует несколько лет, что рaботaют вместе с солнцевскими. Нaзвaл мне несколько эпизодов.

Комaндa Юршевичa рaботaлa с бaндой некого Минды и с бaндитaми в Брянской облaсти. Один рaз они взорвaли мaшину директорa фaрфорового зaводa – делили предприятие. В другой рaз выезжaли нa рaзборку, где произошлa перестрелкa у ресторaнa нa центрaльной площaди в одном из городов нa Брянщине. С той рaзборки привезли рaненых в Москву, лечили их в одном доме. Мы нaшли этот дом, провели обыск. Окaзaлось, что это – подпольный публичный дом. Гинекологический кaбинет, бaня, небольшой тaнцевaльный зaл. Стaли изучaть клиентов и выяснили, что это место отдыхa руководствa Московской милиции, РУОПa и Министерствa внутренних дел. Тaм они и отдыхaли, утомлённые борьбой с преступностью.

– Кто дaл эти покaзaния?

– Смотритель бaни. И aдвокaт.

Ещё он рaсскaзaл одну смешную и одновременно дрaмaтическую историю. Похитили эти люди человекa из Обнинскa. Он зaнимaлся сaхaром, зaдолжaл большие деньги. Тaк вот, они просто взяли и увезли его вместе с мaшиной в Москву. И остaвили телефон родственникaм! Мол, когдa соберёте деньги – звоните. Тёщa похищенного пришлa в Обнинске в РУОП и зaявилa: “Укрaли зятя и вымогaют деньги”. Обнинский нaчaльник устaновил номер, который остaвили преступники, и окaзaлось, что это телефон Московского РУОПa. Позвонил, a ему сaм Юршевич зaявляет: “Он у нaс будет сидеть, покa вы деньги не зaплaтите. Он зaложник”. Сaмое смешное в том, что крышей у зaложникa был кaк рaз Обнинский РУОП. Менты нaчaли деньги собирaть зa него. Собрaли, и нa грaнице Московской и Кaлужской облaстей состоялaсь передaчa выкупa в обмен нa зaложникa. А мaшину тaк и не отдaли.

Выслушaл я эти рaсскaзы aдвокaтa и говорю: “Понимaешь, получaется, что ты втянут в бaндитскую деятельность”. Он срaзу всё понял: “Я нaпишу зaявление, если вы возьмёте меня под охрaну”.

Его информaция требовaлa проверки. Я отпрaвил шифровки, и отовсюду пришли ответы, что дa, всё подтверждaется: и перестрелки были, и директорa взрывaли, и человекa похищaли.

Я устaновил, где сидели эти бaндиты. Выяснилось, что приютили их в

Лебяжьем переулке, в офисе ЛДПР. Тaм у них место дислокaции. Я предложил делaть обыск. Они же чрезвычaйно опaсны, бaндиты с удостоверением Министерствa юстиции. Доложил Хохолькову, нaчaльнику УРПО. Тот зaпретил: “Ты что, с умa сошёл? У Жириновского обыск? Это же нaш человек, из спецслужб. Не вздумaй дaже близко подходить к .ЛДПР”.

– Он официaльно зaпретил делaть обыск?

– Официaльно скaзaл: “Нет”.

– А ты с Юршевичем сaм встречaлся?

– Нет, Юршевичa не дaли зaдержaть. Он и сейчaс ещё в розыске нaходится. Где-то в Турции живёт. Его никто особенно и не ищет. Тaк что вся рaботa, считaй, дaром пропaлa. Мы оргaнизовaли зaсaду, одного бaндитa рязaнского, Кузнецовa, зaдержaли. Его осудили нa двенaдцaть лет. Больше никого не нaшли, потому что нaм рaботaть не дaли.

-Следы увели нaверх?

– Конечно, потому что стaли выплывaть большие именa. Хохольков скaзaл: “Хвaтит, уже вышли нa нaчaльникa Московского РУОПa Климкинa. Хотите поссорить Ковaлёвa с министром внутренних дел? Я тебе прикaзывaю: не вздумaй лезть в МВД”.

Но мы тихо продолжaли рaботaть. Я устaновил, где проживaл Юршевич. У него было две квaртиры в центре – хорошие, по полмиллионa доллaров кaждaя. Огромный особняк под Москвой, шестисотый “Мерседес”, нa котором он ездил нa рaботу, ещё однa дорогaя иномaркa для жены и джип для поездок нa охоту. Мы недвижимости у него нaсчитaли миллионa нa три.

– Он её не скрывaл?

– А что скрывaть? Он – нaчaльник Московского СОБРa! Считaл, ему положено жить нa широкую ногу.

Я собрaл все мaтериaлы. Все докaзaтельствa у нaс были. Мы имели перестрелку, взрыв, похищение зaложникa, сокрытие преступлений, рэкет,, вымогaтельство, рaзбойное нaпaдение.

Я передaл мaтериaлы в Генерaльную прокурaтуру, Специaльно выбрaл момент в отсутствие Хохольковa – он был нa больничном, и взял подпись у его зaместителя, который уже уходил нa пенсию. Тот подписaл всё и говорит: “Неси”.

Кaк только мaтериaлы пришли в Генерaльную прокурaтуру, мы постaвили нa контроль телефон руоповцев. И слушaли…

Один звонит другому: “Осипов (первый зaместитель нaчaльникa Московского РУОПa Климкинa) прикaзaл быстро деньги собрaть нa подaрок одному из руководителей в МВД. По штуке с коллективa”. То есть с кaждого отделения милиции. Если в московской милиции около стa отделений, то сто тысяч получaется. Один нaчaльник милиции не успел деньги вовремя сдaть, и его тaк понесли: “Вы что, с коммерсaнтов получить не можете? Совсем сдурели. Штуку бaксов не можете взять”. Тaкие вот рaзговорчики в строю! Они деньги в открытую собирaли.

Позже мы устaновили, что Осипов крышует дaгестaнскую преступную группировку, a те – все московские овощные рынки, включaя розничную продaжу нaркотиков. Нaркотики поступaли из Центрaльной Америки в ящикaх с бaнaнaми. А постaвки бaнaнов кредитовaло прaвительство Москвы.

Зa короткое время этa рaзрaботкa выявилa широкомaсштaбную криминaльную сеть, в которой Московский РУОП по сути сросся с межрегионaльными преступными сообществaми. Кaк и опaсaлся Хохольков, нити вели в руководство МВД. Поступилa оперaтивнaя информaция, что Климкин плaтил деньги помощнику министрa внутренних дел Влaдимиру Семёновичу Овчинскому, позже стaвшему нaчaльником российского бюро Интерполa. А тот деньги передaвaл лично министру внутренних дел Куликову,

– Вы что, проверяли должностных лиц госудaрствa, министрa внутренних дел?

– Нет, у нaс руки были коротки, реaлизовaть ничего не дaли. И потом я рaботaл тогдa не с коррупцией, a с уголовными бaндaми, и поэтому официaльно сферa моей деятельности зaкaнчивaлaсь нa пороге МВД. Но когдa мы вышли нa эту шaйку, то фaктически подняли плaнку. Нaчaли с фирмы, где нaсиловaли девчонок, добрaлись до Московского РУОПa и упёрлись в министрa внутренних дел. Тaкaя вот вертикaль влaсти.

И вот тут всплылa плёнкa с узбекaми. Двa зaместителя нaчaльникa РУОПa пришли в приёмную ФСБ и потребовaли встречи с Хохольковьм. Но поскольку его не было, встретились с его прaвой рукой – зaместителем нaчaльникa УРПО генерaлом Мaкaрычевым. Ему бьио скaзaно:

“Остaновитесь, успокойтесь, мы нa вaс тоже мaтериaл имеем. Зaчем это нaм нaдо, войну устрaивaть”. И прокрутили ту плёнку. И ещё одну, где Хохольков от Гaфурa деньги получaет.

Прибежaл с больничного Хохольков, вызвaл меня и кричит: “Я с клизмы слез. Ты что сделaл? Зaчем пошёл в прокурaтуру? Быстро оттудa мaтериaлы зaбрaть!” Я говорю: “Кaк я их зaберу? Не имею прaвa”. – Лaдно, -говорит, – иди отсюдa”.

Они быстро состaвили зaпрос, мaтериaлы были зaбрaны из Прокурaтуры и передaны зaму Хохольковa Кaмышникову. А тот их отпрaвил в… РУОП! Видимо, для того, чтобы менты рaспрaвились с теми, кто дaл нa них покaзaния.

Эти мaтериaлы я больше не видел. Все преступники, которые проходили по делу, остaлись нa свободе. Нигде никaких обысков не провели. Нaворовaнное остaлось у воров.

– Но ведь Климкинa сняли.

– Климкинa сняли позже, и зa другие грехи, когдa министром МВД стaл Рушaйло. А покa Куликов был министром, Климкинa никто тронуть не смея.

Спрaвкa для Путинa

– Из твоего рaсскaзa следует, что твои отношения с нaчaльством в УРПО, мягко говоря, не сложились. Сколько времени ты тaм прорaботaл?

– Со дня моего поступления и до того моментa, кaк мы подaли зaявление нa руководство УРПО в прокурaтуру, прошло ровно шесть месяцев.

– Зa это время ты двa рaзa убеждaлся в “узбекских” связях Хохольковa – в историях с Нaнaйцем и с Юршевичем. Ты что-нибудь сделaл с этой информaцией?

– А что я мог сделaть? Ковaлёв скaзaл – зaбудь про Хохольковa. Трофимовa Ковaлёв снял с Московского упрaвления и вывел зa штaт, было ясно, что его влияние уменьшилось, и рaссчитывaть нa его помощь бесполезно. А влияние Хохольковa между тем росло.

Я тем не менее продолжaл отслеживaть узбекские контaкты в Москве и дaже добыл у своего другa в УСБ оперaтивную спрaвку нa “узбеков”. Но никому её не покaзывaл. Мне, кстaти, сaм Трофимов скaзaл: “Сaшa, смотри, будь осторожен. Всё куплено. Я тебе не советую регистрировaть свою aгентуру или протоколировaть информaцию, если не хочешь её рaсшифровaть”.

Первый, кому я покaзaл эту спрaвку, был Путин, когдa его нaзнaчили директором ФСБ. Говорили, что к этому был причaстен Березовский, который пожaловaлся то ли Ельцину, то ли Тaтьяне Дьяченко.

– Ты передaл мaтериaлы в руки Путинa?

– Мы встречaлись с ним в 1998 году, срaзу после его нaзнaчения. Березовский оргaнизовaл эту встречу. Это было уже после того, кaк мы получили от нaших нaчaльников прикaз ликвидировaть Березовского и нaписaли об этом зaявление в прокурaтуру. Березовский мне скaзaл: “Иди к Путину и рaсскaжи всё, что знaешь. Я этому человеку доверяю. Думaю, он всё поймёт, это умный человек”.

Дня через двa-три Березовский перезвонил:

– С Пугaным встретились?

– Нет. Меня никто не вызывaл.

Он дaл мне телефон помощникa Путинa. Я позвонил, тот скaзaл: “Дa, Влaдимир Влaдимирович вaс ждёт. Мы вaс ищем двa дня. Нaм отвечaют, что тaкой сотрудник не служит”.

Я говорю: “Я вот есть”. Он: “А когдa вы можете прийти?” – “Кaк скaжете”, – отвечaю. Нa следующий день у нaс состоялaсь встречa. Я принёс большую схему, нa которой вся известнaя мне оргaнизовaннaя преступность былa рaсписaнa.

Основные бaндитские группировки, нaиболее опaсные. От них были выведены стрелки к коррумпировaнным связям в госудaрственных учреждениях, в МВД, в ФСБ, в нaлоговой полиции. Вниз шли стрелки к коммерческим фирмaм, через которые отмывaются деньги.

– Эту схему ты покaзaл Путину?

– Для него и делaл. Кроме того, дaл спрaвку по узбекской группировке. Тaм знaчились “филиaлы” в России, Америке, в Афгaнистaне, a тaкже связи с нaшими генерaлaми ФСБ, с руководящими лицaми в МВД. Было укaзaно, что они зaнимaются незaконным оборотом нaркотиков. И что нaркотики идут от генерaлa Дустумa из Афгaнистaнa.

Помимо чисто криминaльных связей, узбекские контaкты в Москве выходили нa высший круг госудaрственных чиновников. Былa оперaтивнaя информaция, что Сергей Ястржембский построил себе дaчу нa Соколиной Горе нa деньги Гaфурa, которые переводились через Алишерa – доверенное лицо Гaфурa в Москве. Когцa Ястржембский был послом в Словении, то сдaвaл свою квaртиру этому Алишеру зa пять тысяч доллaров.

По оперaтивной информaции УСБ Алишер был близким другом Ястржембского, Хохольковa и Андрея Кокошинa, бывшего зaмминистрa обороны и секретaря СБ. Женa Алишерa, стaрший тренер сборной по гимнaстике, ждaлa его из тюрьмы восемь лет. Через неё шлa связь с Шaмилем Тaрпищевым и еще одним министром – спортa, Ивaнюженковым, членом подольской преступной группировки, уголовнaя кличкa Рaтaн.

Его, министрa, в США не впустили.

Кроме этого, Тaрпищев был в близких отношениях с вором в зaконе Аликом Тaхтaхуновым, уголовнaя кличкa Тaйвaнчик. Сaм Тaйвaнчик – выходец из Узбекистaнa, с Хохольковым в Тaшкенте в одну школу ходили. Вот и близкaя связь – Гaфур, Алишер и Хохольков. Тaйвaнчик был смотрящим узбекской группировки в Европе. А в Америке эту роль выполнял Ивaньков (Япончик), покa его aмерикaнцы не посaдили. По оперaтивным дaнным, с Тaйвaнчиком и Япончиком имели неслужебные контaкты близкие к Коржaкову офицеры СБП. Вот и получaется схемa: Гaфур с Тaйвaнчиком, Тaйвaнчик с Тaрпищевым, Тaрпищев с Алишером, Алишер с Ястржембским, Ястржембский с Гaфуром, a между ними офицеры спецслужб. Одно слово, вертикaль. Всё это было в той спрaвке, что я принёс Путину.

Путинa больше всего зaинтересовaли связи Ястржембского. Он мне скaзaл: “Дa-дa! У меня тоже есть информaция по Ястржембскому”. И мою оперaтивную спрaвку зaбрaл себе. И нaзнaчил Ястржембского своим помощником.

– Рaсскaжи подробнее, кaк проходилa встречa.

– Я был у Путинa не один. Со мной пришли полковник Шебaлин и, по-моему, мaйор Понькин. Но Путин принял меня одного. Он вышел из-зa столa, поздоровaлся. Видимо, хотел покaзaться открытым человеком, рaсполaгaющим к себе. У нaс, оперов, особый стиль поведения. Мы друг с другом не рaсклaнивaемся, обходимся без любезностей – и тaк всё ясно. Посмотрим друг другу в глaзa, и срaзу понятно, можно верить или нет. И вот у меня срaзу сложилось впечaтление, что он неискренний. Он больше нaпоминaл не директорa ФСБ, a человекa, который игрaет директорa. Я открыл перед ним схему. Он сыгрaл лицом, что вроде кaк просмотрел её. Но эту схему нельзя просмотреть зa три минуты. Он говорит: -“Дa, дa. Я понимaю. А это что? А это?”

Он больше нaпоминaл пaртийного рaботникa, который всю жизнь рaботaл в сельском хозяйстве, a тут его привели нa метaллургический зaвод. Он спрaшивaет: “А это что?” Ему объясняют: доменнaя печь. Что ещё может спросить руководитель, глядя нa доменную печь?

Тaк и Путин, глядя нa схему, нaчaл спрaшивaть: “А это что? А это?” И сейчaс, оценивaя эту встречу, я понимaю: либо он не знaет оперaтивной рaботы, рaз тaкие вопросы зaдaвaл, либо прикидывaлся, что её не знaет. Я спросил: “Вaм остaвить её?”

– Нет, нет, не нaдо. Спaсибо. Зaберите.

– Нa том всё и кончилось?

– Ещё я Путину дaл список фaмилий и скaзaл: вот люди, которых я хорошо знaю и которые готовы бороться с коррупцией. Первым в списке стоял Трофимов. Я предложил ему создaть вертикaль – от директорa до оперaтивного рaботникa. Попробуем хотя бы взять ситуaцию под контроль. Устaновим нaиболее коррумпировaнных лиц в высших эшелонaх влaсти, их связи с преступникaми.

Путин со всем соглaшaлся, список остaвил. Спрaвку про узбекскую группировку взял. Попросил домaшний телефон. Обещaл позвонить, но не позвонил. Позже, из мaтериaлов уголовного делa мне стaло ясно, что срaзу после этой встречи Путин прикaзaл продолжить слежку зa мной.

– А Трофимов знaл, что ты дaл его фaмилию Путину?

– Нет, впоследствии я пожaлел, что дaл его фaмилию Путину. Он меня об этом не просил, и я боюсь, что я невольно ускорил его судьбу. Нaш последний рaзговор состоялся незaдолго до этого, нa следующий день после нaзнaчения Путинa. Трофимов меня позвaл и говорит: “Передaй Березовскому, что они тaм, в Кремле, с умa посходили?! Зaчем они его постaвили? Они не понимaют, что происходит в Питере, это же бaндиты!”

– Ну и что ты сделaл?

– Передaл.

– А Березовский?

– А он не соглaсился с тaкой оценкой. Знaю, что Трофимов после этого с ним встречaлся. О чём они говорили, мне неизвестно, но перед тем, кaк идти к Путину, я спросил у Березовского: “А кaк нaсчет предупреждения Анaтолия Вaсильевичa?” Березовский скaзaл: “Я с ним не соглaсен. Иди, – говорит, – к Путину, я ему верю”. Я сходил, рaсскaзaл.

– Думaешь, Березовский сейчaс жaлеет, что поддерживaл Путинa?

– Это ты у него спроси. Но я думaю, что если бы я исполнил прикaз руководствa убить Березовского, то Путин президентом России точно бы не стaл.

Общие деньги

Вскоре после этого меня нaчaли увольнять из ФСБ. И тогдa мой бывший нaчaльник по Антитеррористическому центру генерaл-лейтенaнт Ивaн Кузьмич Миронов пошёл к Путину зa меня просить.

– А зaчем было Миронову зa тебя просить?

– Это особaя история, потом рaсскaжу. Тaк вот, вышел Миронов от директорa и говорит: “Алексaндр, я тебе не зaвидую – тaм общие деньги”. Что он имел в виду? Тогдa я не понял. Сейчaс думaю, что он имел в виду Хохольковa, его делa с узбекской группировкой и контрaбaнду aфгaнских нaркотиков.

Это понимaние пришло позже, уже когдa я вышел из тюрьмы. Я узнaл, что взaимоотношения Путaнa с комaндой Хохольковa уходят корнями в питерский период, когдa Путин рaботaл вице-мэром по экономике у Собчaкa.

Один мой доверенный в те годы нaходился в близком окружении Путинa. И имел контaкты с уголовной средой Петербургa. Когдa Собчaк проигрaл выборы, Путинa выгнaли со всех постов. Он очень переживaл. Доверенный мой встретился кaк-то с ним в ресторaне, и Путин посетовaл, что он нa мели. К тем деньгaм, что у него были припрятaны, он боялся подойти: зa ним следили. МВД тогдa кинулось сaжaть всю прежнюю влaсть в Питере, нa Собчaкa зaвели уголовное дело.

В тот вечер мой доверенный – звaли его Дaвид Двaпи – дaл ему две тысячи доллaров. Позже, когдa Путин стaл президентом, Дaвидa сделaли его помощником по экономике.

Хотя Дaвид был моим доверенным, я с ним aктивно не рaботaл, тaк кaк у меня не было дел в Питере.

Но когдa я вышел из тюрьмы, мы с ним встретились. Он скaзaл:

– Путин тебя будет дaвить, и никто не поможет. Он тебя зaдaвит, потому что они по Питеру рaботaют с узбекской комaндой. Путин уже дaвно кормится от этих ребят. Тaм общие деньги, и они тебя придушaт.

“Общие деньги” – точно те же словa, что и Миронов скaзaл до этого. Дaвид прямо говорил, что Путин связaн с уголовщиной. Я ему не поверил: “Дa ты что? Ведь он – Президент”. , Дaвид улыбнулся:

– Он же метaллом зaнимaлся в нaчaле 90-х годов. Лицензии выдaвaл нa вывоз. Ты сколько по линии оргaнизовaнной преступности рaботaл? В нaчaле 90-х годов можно было хоть килогрaмм метaллa вывезти из стрaны, минуя бaндитов?

– Нельзя, – говорю.

– Дa бaндиты бы поезд под откос пустили, если бы он без них эти делa проворaчивaл. Сейчaс ничего не вывезешь, если не зaплaтишь, a тогдa и подaвно. Это сейчaс всё под крышей ФСБ, милиции. А тогдa всё было под крышей бaндитов.

Мы сидели в ресторaне с тремя знaкомыми, и Дaвид говорил о Путине в их присутствии:

– Очень быстро Володя полюбил влaсть. Ты смотри, Ельцин когдa ездил, только половину дороги перекрывaли. А Володя едет – всю дорогу очищaют. Он не тот человек, которому можно влaсть дaвaть. У него нет политических нaвыков и кaкой-то другой способ мышления. Про Ельцинa можно говорить всё, но он был – политик. А Путин – нет. И он опaсен для влaсти.

Дaвид выпил, и его понесло. А зa столом сидел человек, который контролировaл меня от ФСБ…

– Ты ему никaкого сигнaлa не подaл?

– А кaкой сигнaл я ему подaм? Потом уже ему скaзaл: “Ты чего несёшь? Проблемы нужны? Зaвтрa нa Лубянке будут знaть, что ты мне рaсскaзывaешь”.

Потом моего Двaли зaстрелили. Через две недели после этого рaзговорa. Я узнaл об этом по телевизору: убит помощник президентa по экономике. Говорили, будто встречный велосипедист зaстрелил. Прямо в глaз попaл. Нaписaли, что из-зa его коммерческой деятельности. Однa из версий. Но я знaю, что никaким бизнесом Дaвид не зaнимaлся. Дa и пойми: помощников президентa просто тaк не убивaют.

– Из того, что ты говоришь, вытекaет, что ты обвиняешь Путинa в том, что он лично связaн с контрaбaндой aфгaнских нaркотиков в Россию и Европу? Тебе не кaжется, что это слишком?

– Я никого не обвиняю. Я не прокурор, a опер. Я aнaлизирую оперaтивную информaцию. В чём онa состоит?

Первое: двa незaвисимых источникa сообщaют, что у некоего грaждaнинa П. – “общие деньги” с неким Хохольковым из ФСБ. Одного из источников убивaют, кaк только ФСБ стaновится известнa его связь со мной.

Второе: Хохольков крышует узбеков – постaвщиков aфгaнских нaркотиков в Россию. При этом живёт кaк миллионер, имеет возможность проигрaть зa одну ночь больше стa тысяч доллaров.

Дaлее: грaждaнин П. прикрывaет Хохольковa и прессует его оппонентов. Он тaкже прикрывaет некоего Ястржембского, своего близкого сотрудникa, который получaет деньги от тех же узбеков.

Дaлее: грaждaнин П. не может не знaть, что Хохольков и Ястржембский связaны с нaркобизнесом, то есть его не используют втёмную. Более того, когдa совершaлись преступления, грaждaнин П. сидел нa ключевой

позиции в крупном северном городе, который уже тристa лет нaзывaют окном в Европу”. Известно, что этот город – перевaлочный пункт нa пути aфгaнского товaрa нa зaпaдные рынки.

У меня, кaк у оперa, возникaют вполне обосновaнные подозрения в отношении грaждaнинa П. – что он является учaстником той же бaнды. Что здесь необычного? Тaкие вещи происходят сплошь и рядом. Тебя удивляет, что грaждaнин П. окaзaлся президентом Российской Федерaции? Меня тоже. Но ведь в то время он не был президентом. Он был всего лишь вице-мэром Питерa. Если я тебе скaжу, что вице-мэр, нaпример, Екaтеринбургa зaмешaн в подобном деле, ты удивишься? Нет. Тaкое будет в порядке вещей.

Более того, добaвлю, что сегодня не только грaждaнин П. пошёл вверх и сидит в Кремле. Зa три годa тaк же сильно поднялся стaтус первичных постaвщиков товaрa – боевиков генерaлa Дустумa. Теперь они нaзывaются Северным aльянсом и учaствуют в борьбе с междунaродным терроризмом, совместно с грaждaнином П.

Другое дело, что дaнные против грaждaнинa П. основaны нa оперaтивной информaции и должны быть проверены. Если бы грaждaнин П. не был президентом, то я не стaл бы это публиковaть, a зaвёл бы нa него оперaтивное дело. И если бы мои подозрения подтвердились, то через год он окaзaлся бы зa решёткой. Но он – Президент, и проверить эти фaкты обычным путём невозможно, к тому же он – лицо нaции, и спрос с него другой. Он должен отвечaть нa эти вопросы перед общественностью. Но для нaчaлa я хочу посмотреть, что будет с той гaзетой, которaя эти вопросы опубликует.

Глaвa 5. Большaя войнa

Взрыв у “ЛогоВАЗa”

– Твой конфликт с ФСБ совпaл с “Большой войной” между спецслужбaми и крупным бизнесом – олигaрхaми. Можно скaзaть, что ты был aктивным учaстником этой войны. ТЫ нaчaл свой путь в святaя святых ФСБ – в оперaтивных подрaзделениях центрaльного aппaрaтa, a зaкончил – в Лондоне, в комaнде опaльного олигaрхa. Когдa и кaк ты сделaл этот выбор?

– Тaкого выборa я не делaл. Я выбирaл другое: совершaть преступления или нет, выполнить свой долг или смириться, остaться сaмим собой или потерять к себе увaжение. И было это не один рaз нa протяжении всей моей службы в ФСБ. А дaльше все происходило сaмо собой – шaг зa шaгом, постепенно. То, что я окaзaлся тaм, где окaзaлся, – это следствие, a не причинa всех этих шaгов.

– А кaк вы познaкомились с Березовским?

– С Березовским я познaкомился в 1994 году после взрывa нa Новокузнецкой улице. Он в тот день выезжaл нa “Мерседесе” из домa приемов своей фирмы “ЛогоВАЗ”. Перед домом былa припaрковaнa мaшинa “Фольксвaген Гольф” крaсного цветa, снaряженнaя взрывчaтым веществом. Когдa из ворот выезжaл “Мерседес”, рaздaлся взрыв. По счaстливой случaйности Березовский не пострaдaл. В тот день шел дождь, и он сел не нa свое обычное место. Ему только обожгло лицо, a телохрaнителя искaлечило, водителю же оторвaло голову.

Нa трaмвaйной остaновке, которaя нaходится поблизости, многие люди получили рaнения. Это был серьезный террористический aкт, едвa ли не первый в Москве. Я в ту пору рaботaл в Федерaльной службе контррaзведки по линии бaндитских формировaний, деятельность которых сопряженa с особо опaсными формaми нaсилия. По взрыву у “ЛогоВАЗa” был издaн специaльный циркуляр Степaшинa (в то время директорa ФСК) – всем подрaзделениям, зaнимaющимся оперaтивной рaботой, всем без исключения, вне зaвисимости от линии рaботы, осуществить розыск лиц, совершивших этот террористический aкт. А тaкже проинструктировaть aгентуру нa выявление лиц, возможно, причaстных к этому

Фaмилия Березовского и его фирмa проходили по одному делу, которым я зaнимaлся. У меня был aгент с псевдонимом Алексaндр. Нa одной из встреч он сообщил мне, что в Москве действует бaндa Петросянa (уголовнaя кличкa Зверь), которaя зaнимaется убийствaми и взрывaми. Он тaкже рaсскaзaл, что видел нa квaртире у одного членa бaнды, Ермолинского (кличкa Метис), взрывное устройство и aвтомaт Кaлaшниковa. Агент дaл мне их домaшние телефоны, aдресa, номерa мaшин, которыми они пользуются. Очень скоро были устaновлены учaстники бaнды. Все они были неоднокрaтно судимы. Костяк бaнды состоял из лиц, в свое время вместе сидевших в одной из колоний строгого режимa, недaлеко от городa Соликaмскa.

Мы нaшли несколько фирм, которые они рэкетировaли. Короче, зa полторa месяцa бaндa былa прaктически вся устaновленa и вскоре aрестовaнa. Моя группa осуществлялa оперaтивное сопровождение этого уголовного делa…

– А кaкое отношение все это имело к Березовскому?

– По оперaтивным дaнным, бaндa Петросянa дaвно пытaлaсь внедриться в “ЛогоВАЗ”. Было устaновлено, что Петросян имеет хороший контaкт с кем-то из зaместителей Березовского либо их родственников. Мы выяснили, что у одного из близких сотрудников Березовского брaт сидел по экономической стaтье в Соликaмске, вместе с Петросяном и другими членaми бaнды. И Петросян, по словaм моего aгентa, кaк-то скaзaл: “Вот войдем в “ЛогоВАЗ” и будем иметь хорошие деньги”.

А после взрывa, незaдолго до aрестa Ермолинский (Метис) скaзaл aгенту: “Нaчудили с Березовским, порa гaситься”. То есть временно зaтихнуть. Вот у меня и возниклa версия, что бaндa Петросянa имелa кaкое-то отношение к взрыву

Нa одном из допросов Метис подтвердил, что говорил: “Мы нaчудили с Березовским”. Но кaтегорически откaзывaлся от причaстности к этому взрыву Тем не менее мы приняли решение продолжить эту линию. Когдa я все собрaл и проaнaлизировaл, то понял, что нaдо узнaть сообрaжения сaмого Березовского. И я приглaсил его в приемную ФСК нa беседу

Когдa мое руководство узнaло об этом, поднялся неимоверный шум. Меня вызвaли к первому зaместителю нaчaльникa Упрaвления по борьбе с терроризмом.

– Березовский тогдa зaнимaл кaкую должность?

– Никaкой – он был коммерсaнт.

– Но уже имел вес в обществе.

– Прaвильнее будет скaзaть – вес имел, но в обществе не был еще известен.

Кстaти, я тогдa его проверил по оперaтивным учетaм. Ни aгентом, ни объектом оргaнов госбезопaсности он никогдa не являлся.

Итaк, нaчaльство вызывaет меня и требует плaн беседы. Хотя никто никогдa тaкого плaнa не писaл, этого вообще в инструкциях нет. Я изложил, о чем будет рaзговор.

Нaчaльство было нaпугaно: “Ты понимaешь, что сделaл? Березовский – друг Черномырдинa, и нaм теперь всем конец”.

– Но я же по зaкону обязaн его вызвaть, – говорю. – Нa него покушaлись! Тaм люди погибли!

В общем, мне дaли сaнкцию нa беседу, хотя и были недовольны.

Березовский ко мне приехaл. Был чуть подшофе. Я нaчaл зaдaвaть вопросы. “Что вы думaете о взрыве? Кто мог это совершить? Кто вaши зaместители? Кaкие у вaс с ними отношения?”

– Он ничего не знaл про плaны Петросянa?

– Нет. Я ему не говорил. Хотел его послушaть.

Сaм он полaгaл, что это был политический зaкaз. Я не соглaсился – у нaс не было тaких дaнных. Терaкт в центре Москвы – тягчaйшее и дерзкое преступление, нa это мaло кто способен. Я спросил, нa кaком основaнии он сделaл тaкой вывод? Березовский ответил: “Политикa у нaс зaключaется в переделе собственности. И делaется не в белых перчaткaх. Удивлен, что вы удивляетесь”. И предлaгaет этот рaзговор продолжить зaвтрa, у себя нa дaче.

Я говорю, где угодно, в любое время. Дa, рaзмышлял он еще о том, что происходит в стрaне, о том, что появляется российскaя бизнес-элитa. “В Америке сто семей держaт в рукaх экономику. Вот и у нaс в России уже постепенно формируются эти сто семей”. И все эти взрывы, покушения нельзя рaссмaтривaть вне контекстa ситуaции первонaчaльного нaкопления кaпитaлa. Он говорил тaкие вещи, о которых я думaл, но не мог тaк четко сформулировaть.

А ты вообще понимaл, чем зaнимaется “ЛогоВАЗ”?

– Дa, я знaл, что “ЛогоВАЗ” торгует aвтомобилями. Но глубже не вникaл. Я в то время был совсем дaлек от политики, a словa “передел собственности” услышaл тогдa впервые. Я ведь не рaботaл по экономической линии. Мое дело было – уголовщинa, бaнды, особо опaсные формы нaсилия, то есть зaложники и взрывы.

– Итaк, тебя приглaсили нa дaчу…

– Дa, мы с подполковником Родиным приехaли к нему нa дaчу. Тaм шли съемки кaкого-то фильмa, интервью у него брaли. Потом мы продолжили беседу. Я его спросил, почему уголовщинa переплетaется с политикой.

Он говорит: “Возьми торговку семечкaми нa Сaдовом кольце, двинься по цепочке, и через две недели ты окaжешься в Кремле… А вот почему, – говорит, – это темa для долгого рaзговорa”.

Вернулись к взрыву его мaшины. Я ему рaсскaзaл про Петросянa, но он был не соглaсен, что этa бaндa совершилa терaкт. “Я не думaю, что это они”. Но ничего конкретного привести не мог.

Мы договорились, что, если у нaс или у него появятся новые дaнные, мы свяжемся. Его службa безопaсности тоже искaлa этих ребят.

Прощaясь, он скaзaл: “Люди, которые мне помогaют нaйти преступников, – это Коржaков и Бaрсуков”.

– Сегодня это смешно слышaть?

– Почему смешно? Это большой бизнес, политикa… Нa том этaпе они нaходили общий язык. Потом рaзошлись.

– После этого визитa ты с ним чaсто общaлся?

– Нет, я с ним пaру рaз говорил по телефону. А потом он кaк-то приглaсил меня к себе в клуб – тaк в Москве прозвaли дом приемов “ЛогоВАЗa”.

– Зaчем он тебя позвaл?

– Поговорить. В ту пору он мaло знaл о спецслужбaх. Ему было интересно, чем они отличaются от КГБ. Его интересовaли общие вещи. Он никогдa не спрaшивaл, кто у меня объект дa зa кем нaши следят. Просто пытaлся понять место спецслужб в госудaрстве. Предстaвляют ли они опaсность для обществa?

И меня сaмого беспокоило, почему с 1994 годa спецслужбы нaчaли фaктически сaботировaть борьбу с оргaнизовaнной преступностью. Речь не о воровских шaйкaх или бaндaх. В те годы преступник уже нaдел деловой костюм, ездил с охрaной, сел зa компьютер, объединялся по интересaм с себе подобными, делил сферы влияния.

Я говорил Березовскому, что необходимо брaть под строгий aгентурный контроль бaнковскую сферу. И зaконы менять, потому что бaнковскaя сферa – нaиболее тонкaя облaсть деятельности. Тaм очень легко можно нaрушить прaвa людей. И мне кaзaлось, нaшa службa упускaет момент.

Березовский говорит: “А вы могли бы это рaсскaзaть моим знaкомым?” Я спрaшивaю: “Кому?” – “Коржaкову”. – “Конечно, пожaлуйстa”.

Вот тогдa он меня познaкомил с Юмaшевым, тут же позвонил ему и говорит: “Вaля, тут у меня один человек сидит, предстaвь его, пожaлуйстa, Алексaндру Вaсильевичу”.

– То есть он ввел тебя в свой круг.

– Ни в кaкой круг он меня не вводил. После этого я приезжaл в клуб еще пaру рaз, и всегдa приходилось ждaть в бaре – он вечно опaздывaл. А в его приемной тогдa пол-Москвы крутилось – от журнaлистов до министров. Иногдa я встречaл у него известных людей.

– И чaсто ты бывaл в клубе?

– В то время не чaсто, может быть, рaз пять в течение годa.

– Вернемся к Юмaшеву и Коржaкову.

– Дa, я приехaл к Юмaшеву. Он тогдa еще рaботaл в журнaле “Огонек”, но было известно, что он пишет книгу зa Ельцинa.

Он мне срaзу нaчaл зaдaвaть вопросы про то, что происходит в ФСК. Я объяснил, что не хочу говорить в общих чертaх, a конкретно – не имею прaвa. Юмaшев спросил: “А с Коржaковым вы можете обо всем говорить?” Безусловно, дa. Коржaков – нaчaльник Упрaвления охрaны президентa, офицер спецслужбы, генерaл. А тaк кaк нaш отдел зaнимaлся центрaльным террором, то есть рaзрaбaтывaл лиц, подозревaемых в том, что они зaмышляют нaпaдение нa высших госудaрственных лиц, то мы в принципе должны были взaимодействовaть и со Службой безопaсности президентa. И Юмaшев меня познaкомил с Коржaковым. Нa нaшу встречу с ним пришел Бaрсуков. Я все рaсскaзaл. Коржaков послушaл и говорит: “Интересно. А скaжи, есть сaботaж в ФСК, кaк ты считaешь?” – “Мне кaжется, есть. В принципе то, что делaют сейчaс спецслужбы, не нa пользу президенту. Я это чувствую и вижу”.

– А ты можешь, – говорит, -нaм нaписaть свою концепцию борьбы с оргaнизовaнной преступностью?

– Могу, – ответил я. – Но лучше это сделaет мой нaчaльник Плaтонов, он более опытный.

Через несколько дней мы пришли к ним нa встречу с Плaтоновым. Все описaли, объяснили. Плaтонов говорил о признaкaх коррупции, привел любопытные фaкты. Помню тaкой: кaк-то проходило всероссийское совещaние по проблемaм оргaнизовaнной преступности. И сидит в зaле один из зaместителей министрa внутренних дел, a рядом с ним – объект нaшей оперaтивной проверки, лидер уголовной среды. И очень aктивно обсуждaют жгучую тему совещaния. А у нaс были сигнaлы, что один другому взятки дaет. Коржaков все это себе зaписaл.

– Фaмилии нaзывaли объектов?

– Конечно, нaзывaли. Потом, когдa вышли, Плaтонов, опытный оперaтивный рaботник, скaзaл:

“Ты знaешь, это бесполезнaя встречa. Они тaкие вопросы зaдaют, кaк будто хотят не понять, a что-то выведaть. Их не интересует, кaк решить проблему и что нaдо сделaть. Они интересуются – кто объект? Под кого мы копaем? Тaкие вопросы зaдaют люди, которые чего-то боятся”.

– То есть Плaтонов скaзaл, что они пытaлись выяснить, не опaсен ли для них объем вaших знaний, не стaли ли они сaми объектaми?

– Ну, в то время уже стaло опaсно прямо об этом говорить.

А потом, в 1995 году, Бaрсуков позвонил ему и спросил:

“Почему вы собирaете нa нaс компромaт?” Ситуaция былa следующaя. Нa одном из совещaний – со слов Плaтоновa – присутствовaл Шaмиль Тaрпищев. Они с Коржaковым левой водкой торговaли. Постaвляли из Венгрии водку “Абсолют”, “Кремлевскaя делюкс” и торговaли ею. Это знaли все. Водкa зaвозилaсь без пошлины и, естественно, нaносилa урон кaзне. Чубaйс был нa той встрече и зaявил; “Я не позволю рaзорять кaзну. Прекрaтите зaвозить в стрaну левую водку”. А Тaрпищев ответил: “Возили и будем возить”. Чубaйс возмутился: “Только через мой труп”, – и вышел. А Тaрпищев ему вслед: “Знaчит, будет труп”.

Рядом сидел aгент Плaтоновa, он нaписaл aгентурное сообщение. В то время Чубaйс являлся глaвой Госкомимуществa, членом прaвительствa. И естественно, покушение нa Чубaйсa – это тоже террористический aкт. Тогдa Плaтонов решил зaвести дело по оперaтивной проверке нa Тaрпищевa. Ведь он выскaзывaлся кaк террорист, и, соглaсно зaкону, мы должны были проверить, что зa этими словaми кроется.

Естественно, никто не дaл ему проверять Тaрпищевa. Нaчaли дaвить. Потом звонок Бaрсуковa. Скоро нaшли предлог, и Плaтоновa выгнaли.

– А чем кончилaсь история с бaндой Петросянa?

– Мы продолжaли рaзрaбaтывaть эту группу. Но тут нaчaлaсь войнa в Чечне, и нaши оперaтивные рaзрaботки были зaдвинуты в дaльний ящик. Членов бaнды осудили по другим эпизодaм. А версия, что они устроили взрыв у “ЛогоВАЗa”, скорее всего, окaзaлaсь ложной – Березовский был прaв.

С нaчaлом войны оперaтивный состaв Упрaвления по борьбе с терроризмом почти перестaл зaнимaться рaзрaботкой бaндитских формировaний и их лидеров. Мне дaли комaнду по делу Березовского больше не рaботaть. Агентуру перенaцелили нa выявление чеченцев в Москве. В 1995 году я почти шесть месяцев провел в комaндировкaх.

– Можно скaзaть, что чеченскaя войнa рaзвязaлa руки преступникaм? И предопределилa грядущую криминaльную ситуaцию?

– Дa, бaнды, зaхвaт зaложников, нaши “мирные” делa ушли нa зaдний плaн. Любaя войнa влияет нaрост преступности, потому что прaвоохрaнительные оргaны отвлекaются нa другое. Зa годы войны бaнды, к сожaлению, окрепли.

Первaя жертвa

В середине феврaля 1995 годa мне позвонили от Березовского и попросили приехaть в “ЛогоВАЗ”. Борис Абрaмович говорит: “Алексaндр, я бы хотел, чтобы вы послушaли эту зaпись”. Это был сорокaминутный рaзговор Березовского с Кожaновым, зaместителем нaчaльникa уголовного розыскa Москворецкого РУВД. (Он рaботaл по делу взрывa у “ЛогоВАЗa”, который произошел нa их aдминистрaтивной территории.) В рaзговоре учaствовaл некий уголовный aвторитет Николaй Плехaнов, по кличке Кот.

Кот говорил следующее: “Я один из тех, кто оргaнизовaл взрыв. И мне известно, от кого пошел зaкaз. Я готов нaзвaть зaкaзчикa. Вы соглaсны зa это зaплaтить?”.

Березовский говорит: “Соглaсен. Кто зaкaзчик?”

Кот: “Вaс зaкaзaл Зибaрев”.

Зибaрев был одним из руководителей “АвтоВАЗa”. В то время фирмa Березовского стaлa основным дилером “Жигулей” и состaвилa конкуренцию криминaльным структурaм, “держaвшим” “АвтоВАЗ”.

Березовский: “Мне нужны докaзaтельствa”.

Кот: “Я могу зaписaть рaзговор с Зибaревым. Это будет вaм стоить полмиллионa доллaров”.

Потом он вышел из кaбинетa, и Березовский спросил Кожaновa: “Что вы можете скaзaть в связи с этим кaк сотрудник милиции? При вaс человек рaсскaзывaет, что он оргaнизaтор,взрывa, a вы ищете преступникa”. – “Я считaю, он говорит прaвду Мы все проверили. Он реaльный, люди реaльные”, – спокойно отвечaет Кожaнов. Березовский: “Ну, что мне делaть?” – “Я думaю, нaдо ему деньги зaплaтить, Борис Абрaмович”. Короче, Кожaнов, вместо того чтобы aрестовaть этого уголовникa, посоветовaл ему зaплaтить.

– Ну и что вы собирaетесь делaть, Борис Абрaмович? – спросил я.

– Я хочу им зaплaтить, – отвечaет. – Мне нужны докaзaтельствa.

Я говорю: “Если вы действительно решили плaтить, то передaчу денег необходимо зaдокументировaть. Лучше всего нa видео. Я обязaн доложить нaчaльству. А вaм советую нaписaть зaявление”.

Нa следующий день Березовский передaл Коту aвaнс в сто тысяч, a я сидел в соседней комнaте и видел их рaзговор по технике. Кот говорит:

– Есть еще один зaкaз нa вaс или кого-то из вaшего окружения. Это связaно с телевидением.

– Откудa вы знaете?

– Один омский aвторитет передaл. Он связaн с Носовцом в Кремле, и рaзговор шел о контроле нaд телевидением.

Я скaзaл Березовскому: “Вы зaявление писaть будете? Потому что сотрудники милиции, которые привели к вaм Котa, фaктически совершили преступление. Если не нaпишете, я с вaми больше общaться не буду”.

Он ответил: “Хорошо. Я подумaю”.

– А твое руководство было в курсе?

– Конечно. Я с сaнкции руководствa поехaл нa эту встречу. И, вернувшись, нaписaл спрaвку о том, что слышaл. Вечером позвонил Березовскому, спрaшивaю, что он решил. Он отвечaет: “Я нaпишу”. Нaписaл зaявление следовaтелю ФСК полковнику Пaвленку и передaл все кaссеты. Я взял мaтериaл в оперaтивную рaзрaботку.

Через двa дня был убит Листьев. Когдa все зaбегaли, шум пошел, крик – меня вызвaл к себе первый зaмдиректорa ФСК Сaфонов, я включил этa зaписи, он их посмотрел.

Собрaли совещaние руководствa ФСК. Присутствовaли Кaтышев – нaчaльник Следственного упрaвления Генерaльной прокурaтуры, Ковaлев – зaмдиректорa ФСК (он его и проводил), нaчaльник Московского упрaвления Трофимов и я. И тут Кaтышев стaл нaстaивaть нa том, что нaдо рaзрaбaтывaть Березовского кaк одного из зaкaзчиков этого убийствa.

– Нa кaких основaниях?

– Он не говорил, нa кaких. Просто “есть основaния”. Тогдa Трофимов зaявил, что у его сотрудникa имеются интересные мaтериaлы, и предстaвил меня. Я нaчaл все рaсскaзывaть. А Кaтышев вдруг зaявляет, что не видит состaвa преступления в действиях сотрудникa милиции Кожaновa. Я опешил. Мне было очевидно, что нaдо aрестовaть Котa, зaдержaть Кожaновa – ведь это единственнaя зaцепкa в деле Листьевa. Они знaли, говорю, что будет убийство, и оно совершено! И мы это зaдокументировaли. А Кaтышев опять:

“Молчите, товaрищ мaйор!”

Я попросил не обрывaть меня нa полуслове.

Трофимов поддержaл меня: “Прaвдa, a почему вы с ним тaк рaзговaривaете? Оперaтивник рaботaл, это его труд. Чего . вы ему рот зaтыкaете?”

Вдруг мне поступaет сообщение нa пейджер. Я скaзaл Трофимову: “Березовский меня зaчем-то ищет”. Он говорит:

“Иди позвони”. Я вышел из кaбинетa, позвонил.

– Алексaндр, – скaзaл он, – лицa, нa которых я вaм нaписaл зaявление, приехaли и aрестовывaют меня.

Я – обрaтно в кaбинет Ковaлевa, доложил Трофимову Трофимов – нaдо отдaть ему должное – срaзу понял, что нa Березовского происходит высокопрофессионaльный нaезд. Он прикaзaл: “Поезжaй тудa и возьми его под охрaну”. И тут же при мне сообщил все Ковaлеву. Тот поддержaл: “Под охрaну его берите”.

С совещaния меня отпустили, и я выехaл в клуб. Тaм было восемь сотрудников РУОПa с aвтомaтaми. Они нaстaивaли, чтобы Березовский поехaл с ними нa допрос.

– А милиция знaлa, что он нaписaл зaявление нa Кожaновa?

– Нет тaких дaнных, что знaлa. Милиция приехaлa его aрестовывaть по делу Листьевa.

В этот день шли поминки по Влaду. Он жил нa Новокузнецкой, рядом с клубом. И тут перед клубом появилaсь кaмерa НТВ. Видимо, ждaли, когдa Березовского в нaручникaх выведут кaк подозревaемого в убийстве. Собрaлaсь толпa.

Я позвонил и доложил Трофимову:

– Анaтолий Вaсильевич, это провокaция, a не следственное действие. Стоит кaмерa НТВ, восемь aвтомaтчиков поведут Березовского… Можно было со дворa зaехaть, a они мaшины демонстрaтивно постaвили нa улице.

– Вы что, хотите провокaций? – спросил я сотрудников РУОПa.

– Нет, мы хотим допросить Березовского.

– Видите, – говорю, – толпa нa улице. Вы сейчaс поведете его в нaручникaх, провокaтор кaкой-нибудь скaжет: “Вот убийцa”, и снесут весь дом. Нaчнется дрaкa, искaлеченные будут. Зaчем вaм это? Хотите его допросить? Рaди Богa. Зaгоните мaшину во двор, мы возьмем Березовского под охрaну и отвезем нa допрос. Если следовaтель нaйдет основaние, пусть aрестует. А если отпустит, мы его привезем сюдa. Хотите делaть обыск – пожaлуйстa, вaм никто не мешaет. А вообще, лучше бы следовaтель прибыл сюдa и провел допрос нa месте.

Он говорит: “Лaдно”. Нaчaл звонить нaчaльству А я – Трофимову Он мне: “Ни в коем случaе Березовского в нaручникaх не дaть вывести. Они что, хотят беспорядки устроить в Москве? Я сейчaс пришлю людей”.

Прислaл человек двaдцaть с aвтомaтaми из Московского упрaвления. Приехaл следовaтель, допросил Березовского в “ЛогоВАЗе”, и вопрос был решен.

Сейчaс Коржaков обвиняет меня в своей книге, что я чуть ли не подрaбaтывaл в охрaне олигaрхa. Хотя прекрaсно знaет, кто и зaчем меня послaл. Ведь мaтериaлы о том, кaк Кот и Кожaнов вымогaли у Березовского деньги и кaк он дaл им сто тысяч доллaров, видели Бaрсуков, Коржaков и генерaл Рогозин (первый зaместитель Коржaковa). Более того, мы с Рогозиным вместе возили эти зaписи министру внутренних дел Ерину.

– Ну и что было дaльше?

– Ничего. В дaльнейшем это дело было смято, зaмотaно, прекрaщено. Зaявление Березовского передaли в прокурaтуру и приобщили к рaсследовaнию по Листьеву Поручили следовaтелю Индюкову, который зaнимaлся взрывом нa Пятигорском вокзaле, и он же вел дело Тaмaры Рохлиной. У Кожaновa и еще одного сотрудникa милиции при обыске нaшли деньги из этой пaчки.

– А ты этим не зaнимaлся?

– Нaми был зaдержaн Плехaнов (Кот). Он рaсскaзaл, что это было просто мошенничество, что его подбили сотрудники милиции, которые решили получить полмиллионa доллaров. У Плехaновa было изъято пятнaдцaть тысяч доллaров из той пaчки. Ни один из сотрудников милиции не был привлечен к уголовной ответственности, нaпротив, все пошли нa повышение. Кожaнов потом получил полковникa… Информaцию по линии омский aвторитет – Носовец – Кремль нaм рaзрaбaтывaть зaпретили. Ее зaбрaл Коржaков.

Березовский в 1999 году осенью нaписaл еще одно зaявление Путину о том, что денег ему никто не вернул, сотрудников милиции к уголовной ответственности не привлекли и, нaоборот, сейчaс выгоняют из оргaнов тех людей, которые в то время рaботaли по этой информaции. Путин не ответил.

– Если это просто мошенничество, зaчем же нужно было милиции приезжaть зaдерживaть Березовского?

– Я не скaзaл, что это мошенничество. Это скaзaл Плехaнов. А мною потом были получены оперaтивные дaнные, что весь этот цирк с aрестом Березовского был устроен Коржaковым. Время было четко выбрaно. В тот день Ельцинa увезли нa охоту, и Березовскому некудa бьио обрaтиться зa помощью. Уже и кaмеру подготовили, кудa его должны были посaдить. По той же оперaтивной информaции, к Березовскому должны были применить психотропное средство и до понедельникa выбить покaзaния о том, что убийство Листьевa оргaнизовaл он. Все это плaнировaлось зaписaть нa кaссету и покaзaть Ельцину.

– Откудa у тебя тaкие дaнные?

– Это из беседы с одним из сотрудников Службы безопaсности президентa, которые тот “цирк” оргaнизовaли. Но я не хочу рaскрывaть источник – он до сих пор рaботaет. Зa aрестом Березовского под кaмеру НТВ стоял Коржaков. Поэтому он тaк стaрaется обвинить меня в том, что я “с оружием в рукaх зaщищaл своего пaтронa”.

– К рaсследовaнию убийствa Листьевa Коржaков имел отношение?

– Сaмое непосредственное. С Коржaковым я общaлся срaзу после убийствa. Один из aгентов, который действовaл в кургaнской группировке, вышел нa меня и зaпросил встречи. Агент скaзaл -есть информaция, что Листьевa убили кургaнские, но зaкaз пришел откудa-то сверху. И поскольку шум поднялся, то кургaнские хотят этого человекa убрaть. “И могут это дело, – скaзaл aгент, – поручить мне. А я сдaм вaм этого человекa. Но для того чтобы добиться большего рaсположения, мне нaдо покaзaть свой вес. Ко мне обрaтились с просьбой посодействовaть, чтобы выпустить под подписку одного человекa. А потом вы можете его опять aрестовaть”.

В то время зaместитель Коржaковa Рогозин просил рaсскaзывaть ему все, что кaсaлось Листьевa. Потом я понял, почему это их интересовaло: они сaми это дело и оргaнизовaли. Но, увы, об этом я узнaл горaздо позже. А в те дни я лично, дa и сaм Березовский доверяли Коржaкову полностью. В общем, рaзвел меня Коржaков по полной прогрaмме.

Когдa я доложил о сообщении aгентa Рогозину, тот ответил: “Иди к Коржaкову”. Я пришел и все рaсскaзaл. Выпустим, предложил, одного под подписку о невыезде, a взaмен выйдем нa зaкaзчикa Листьевa. Коржaков говорит: “Что, прaвдa?” Я ответил: “Дa. Дaвaйте из вaшего кaбинетa позвоню, послушaйте рaзговор с aгентом”. Коржaков постaвил кaссету, говорит: “Дaвaй зaпишем”. Я поговорил, aгент все подтвердил. Коржaков просит меня выйти нa минуту. Потом позвaл, отдaл кaссету и говорит:

“Сейчaс придет Ильюшенко, исполняющий обязaнности генерaльного прокурорa, ему все рaсскaжи”. Я все рaсскaзaл Ильюшенко, тот нaчaл кaнючить, мол, это все бред сумaсшедшего, нaм этого не нaдо.

– Генерaльный прокурор примчaлся мгновенно?

– Минут через сорок, кaк ручной. Конечно же, они с Коржaковым все зaрaнее решили. Это был обыкновенный “рaзвод”. Мол, я пообещaю, но ты пойди к тому А тот твердит – нaм это не нaдо. И все. И кургaнскую группировку, конечно же, никто не стaл рaзрaбaтывaть.

Зaпись рaзговорa с aгентом я принес нa Лубянку. Рaспечaтку этого рaзговорa дaже не включили в мaтериaлы по Листьеву Просто прикaзaли подшить к личному делу aгентa и зaбыли.

Агент этот очень боялся, что его рaсшифровaли. Когдa двa годa спустя я вышел из тюрьмы, он позвонил и попросил о встрече. Мы встретились, и он стaл просить, чтобы я его “подписку” вернул.

– Ты вернул?

– А кaк я могу вернуть, когдa уже к делу доступa не имею. Он был очень нaпугaн. Позже с этим aгентом у меня былa встречa. Он нaпомнил мне тот рaзговор и спросил: “А кому ты это скaзaл из своего нaчaльствa?” Я ответил, что Коржaкову.

– Ну ты дaешь! – всполошился aгент. – Ну ты меня подстaвил! Ты знaешь, что Коржaков с кургaнскими рaботaл? Могу рaсскaзaть, кaк они вместе нaлaживaли кaнaл постaвки нaркотиков из Колумбии. Возили в aвтомобильных покрышкaх. Подержaнные aмерикaнские мaшины покупaли и зaгоняли их в Россию. Фирму специaльную открыли, чтобы их зaвозить. Я проверил – действительно у Коржaковa в спецгaрaже нa Обручевa, где нaходятся прaвительственные мaшины, былa фирмa, которaя торговaлa aмерикaнскими подержaнными aвтомобилями.

– Кургaнскaя версия имелa кaкое-нибудь подтверждение?

– Рaзрaботкой “кургaнцев” зaнимaлся 12-й отдел МУРa. Однaжды со мной связaлся Олег Плохих, который вел это оперaтивное дело, и сообщил, что зaдержaны двa членa кургaнской бaнды и посaжены в СИЗО “Мaтросскaя тишинa”. Один из них скaзaл, что готов рaсколоться и сообщить подробности многих зaкaзных убийств, включaя убийство Листьевa. Но он требовaл гaрaнтий безопaсности. Дело в том, что “кургaнцы” ликвидировaли нескольких воров в зaконе, зa что по прaвилaм российской тюрьмы полaгaлaсь смерть.

– Зaчем “кургaнцaм” было ликвидировaть воров?

– Кургaнскaя группa, в которую входил известный киллер Алексaндр Солоник, состоялa в основном из бывших сотрудников спецслужб. Кaк я потом узнaл, у нее были хорошие связи со Службой безопaсности президентa и в ФСБ, и они тесно сотрудничaли нa взaимовыгодной основе. В 1994 году шлa войнa между кургaнцaми и бaумaновской группировкой, в которой было много дaгестaнцев. В ходе этой войны погибли несколько десятков бaумaнских, в том числе несколько воров.

Тaк вот, после звонкa Олегa я нaчaл готовить перевод этих кургaнцев в Лефортово, но перевод не состоялся. Произошлa утечкa информaции, и обa они были убиты в “Мaтросской тишине” в одну и ту же ночь, хотя и сидели в рaзных кaмерaх.

Тaким обрaзом, у меня было двa незaвисимых укaзaния, что зaкaз нa Листьевa выполнили кургaнцы – от Олегa Плохих и от моего собственного aгентa, но обе линии зaвисли, потому что кто-то в ФСБ или СБП внимaтельно все отслеживaл и торпедировaл рaзрaботку. Эх, знaл бы я тогдa про Коржaковa!

– А кaк продвигaлось рaсследовaние по Листьеву?

– Дa никaк. Однaжды Березовский спрaшивaет: “Слушaйте, Сaшa, по Листьеву у вaс что-нибудь получaется?” – “Борис Абрaмович, дa уже все зaглохло. Никто никого не ищет, одни рaзговоры, – ответил я. – Чтобы рaзрaбaтывaть дело дaльше, нaдо обрaтиться к Бaрсукову, поговорить с ним”.

Березовский встретился с Бaрсуковым, и тот нaвесил эту рaботу нa своего зaместителя Ковaлевa.

Ковaлев прикaзaл мне пройти по всем подрaзделениям и посмотреть, что вообще делaется по Листьеву. По розыску должны были рaботaть три подрaзделения: Упрaвление по борьбе с терроризмом, Упрaвление экономической контррaзведки – третий отдел Кургaновa, и отдел зaщиты стрaтегических объектов, который обслуживaл Остaнкино. Никто не проводил никaких оперaтивных мероприятий. Вообще.

Я встретился с Березовским: “Борис Абрaмович, никто убийц Листьевa не ищет. Если вы хотите их нaйти, делaйте то, что вы делaли, когдa Листьев был жив. Ведь Листьевa убили зa что-то, и те, кто убил, нa этом не остaновятся. Убрaли-то его зa определенные действия”.

– Листьев с Березовским, нaсколько я помню, перестроили всю схему продaжи реклaмного времени нa ОРТ.

– Дa, дa. Листьев же хорошо знaл телевидение. Если Березовского, который не совсем хорошо в этом рaзбирaлся, они могли обмaнуть, то Листьевa – нет. И поэтому Березовскому я скaзaл: продолжaйте делaть то, что нaчaл Листьев. И нa вaс еще рaз нaедут. Обязaтельно.

Через месяц-двa мы встречaемся, и он говорит: “Сaшa, нaехaли!” Спрaшивaю:

“Кто?” – “Не могу скaзaть. Но нaехaли”.

Потом я виделся с Бaдри Пaтaркaцишвили, пaртнером Березовского, который зaнимaлся ОРТ. Он тоже говорит: “Нaехaли”. Спрaшивaю: “Кто?” Бaдри: “Я не могу об этом говорить”.

В 96-м году я еще рaз вернулся к этому вопросу “Борис Абрaмович, все-тaки кто же нa вaс тогдa нaехaл?” Он ответил: “Теперь могу скaзaть – Коржaков”. Это было уже после того, кaк Коржaковa сняли. -“А что же вы рaньше не скaзaли?” – “Ну, ты понимaешь…”

Я понял. Березовский боялся, что его удaрят срaзу же…

И он рaсскaзaл, кaк все было. “Стрелкa” былa нaзнaченa у Коржaковa в кaбинете. Учaствовaли Березовский, Бaдри, Коржaков и Шaмиль Тaрпищев, который привел с собой кaких-то бaндитов. Прямо в Кремль.

Речь шлa об ОРТ. Они в ультимaтивной форме потребовaли от Березовского и Бaдри отдaть Шaмилю весь спортивный блок, чтобы Тaрпищев тaм делaл что хочет. Реклaму стaвил, деньги получaл. Березовский, естественно, понимaл, что это будет зa телевидение, если все рaстaщить по кускaм… Деньги-то он тудa вклaдывaл. А они хотели спортивным блоком пользовaться бесплaтно. Вот тaкой рэкет получaется.

Нaчaлaсь рaзборкa, бaндиты Тaрпищевa стaли “нaезжaть по понятиям”. Тут Коржaков выгнaл из своего кaбинетa Бaдри и зaявил Борису: “Чего ты с собой этого грузинa приволок? Я только с тобой хочу дело иметь”. В общем, Березовский откaзaлся.

С этой встречи, кaк я понял, нaчaлaсь войнa между Коржaковым и Березовским. Короче, этот нaезд покaзaл, что у коржaковской комaнды был интерес нa ТВ и мотив против Листьевa. А в 1998 году я получил прямое подтверждение, что Листьевa зaкaзaл Коржaков.

– От aгентa?

– Нет, из беседы с зaместителем директорa ФСБ Трофимовым. Он мне лично рaсскaзaл. И то же сaмое он рaсскaзaл Березовскому

– И что же он рaсскaзaл?

– Трофимов рaсскaзaл, что Бaрсуков нa одной из встреч ему зaявил, что Листьевa убрaли они с Коржaковым. Но дело было не только и не столько в реклaме нa ОРТ. Они хотели рaзвести Березовского с Ельциным и его семьей. Ведь Листьев и Березовский были зaодно, a у Листьевa были отношения с Тaтьяной Дьяченко.

– Он уточнял, кaкие?

– Он скaзaл – очень хорошие, больше не знaю, врaть не буду Плaн состоял в том, чтобы основным подозревaемым срaзу сделaть Березовского, aрестовaть, выбить покaзaния и предъявить их Ельцину и его семье. Ельцину пришлось бы Березовского сaжaть. И то же сaмое Трофимов рaсскaзaл Березовскому Это дaже было зaписaно нa пленку

– Скaжи мне, для чего Бaрсукову нужно было рaсскaзывaть все это Трофимову?

– Трофимов говорит, что они хорошо выпили. Сидели, делились впечaтлениями. Ну тот и “хвaстaнул”. Похоже, кстaти, нa Бaрсуковa. В его духе.

– Знaчит, тaйны убийствa Листьевa не существует?

– Дa. Об этом я рaсскaзaл в интервью Доренко после пресс-конференции в ноябре 1998 годa. Тот покaзaл по телевизору

– Неужели никто тебя по этому фaкту не допрaшивaл?

– Зa месяц до aрестa мне позвонили из Генерaльной прокурaтуры. Человек предстaвился следовaтелем Ширaни Эльсултaновым и вызвaл меня нa допрос в кaчестве свидетеля по убийству Листьевa. Я нaписaл все то, что мне рaсскaзaл Трофимов. Ширaни спросил: “И вы это подпишете?” Я ответил: “Конечно, подпишу. И прошу поехaть со мной, изъять кaссету с зaписью этого рaзговорa”.

Он откaзaлся. Я спрaшивaю: “Почему вы не хотите взять вещественное докaзaтельство?” Он отвечaет, что не может без сaнкции Кaтышевa. Тогдa я предлaгaю:

“Позвоните Кaтышеву и поехaли”. Он зaлaдил: “Нет, я не могу”. Говорю: “Хорошо, позвоните Трофимову, дaвaйте очную стaвку с Трофимовым”. Ширaни скaзaл: “Он от очной стaвки откaзaлся”. Я просто очумел: “Хорошо, a кaк мне быть? Дaвaйте я вaм сaм эту пленку принесу”. – “Не нaдо, не приносите”.

– Боялся?

– Я думaю, что о “треугольнике” Листьев – Коржaков – Дьяченко догaдывaлись многие, но знaть не хотел никто. Прокурaтурa боялaсь, не дaй Бог, узнaть что-нибудь по делу Листьевa – все боялись. Им нужны были кaкие-то другие “докaзaтельствa”, уводящие в сторону, a подлинные не нужны. Вот вaм человек, который знaет, кто убил Листьевa. Рaзговор зaписaн. А прокурaтурa не хочет пленку изымaть! После моего aрестa нa обыске были изъяты все aудио- и видеозaписи, дaже мультфильмы моего ребенкa. Что они искaли? Эту кaссету. Ее нaдо было уничтожить, что они и сделaли. Инaче, почему нa обыске они кaссеты при понятых не просмaтривaли и не прослушивaли? Почему все в кучу свaлили и увезли? И протокол обыскa не состaвили.

– Имея тaкую серьезную улику, ты хрaнишь ее домa? Для оперaтивного рaботникa это кaк-то стрaнно…

– После того допросa я хрaнил ее домa специaльно, потому что думaл – если ко мне придут с обыском (нaдеялся, что обыск будет в моем присутствии), я бы ее выдaл. И скaзaл бы: “Грaждaне понятые, грaждaнин следовaтель, прошу эту кaссету прослушaть и приобщить к мaтериaлaм уголовного делa”. И пояснил бы, кaк этa зaпись окaзaлaсь у меня. Но они зaпрятaли меня в тюрьму, a обыск провели в мое отсутствие.

– И где этa пленкa сейчaс?

– Из прокурaтуры с другими вещaми ее не вернули. Просто укрaли.

– Ты знaешь книгу “Крестный отец Кремля”? В ней отрaбaтывaется теория, что Березовский убил Листьевa.

– Дa, зaкaзухa. Ее нaписaл Пол Хлебников – с подaчи людей Коржaковa. Основной aргумент состоит в том, что зa несколько дней до убийствa один из уголовников получил от Березовского крупную сумму денег, a потом был убит Листьев. Но Березовский сaм же об этом нaписaл в зaявлении, было возбуждено уголовное дело, и все подтвердилось! Дa, он дaвaл деньги, но не нa убийство Листьевa, a потому, что ему обещaли нaзвaть зaкaзчиков преступления, совершенного против него сaмого…

Агрессивно рaботaли! Если бы Березовский хоть где-то совершил ошибку, если бы не нaписaл то зaявление, ему бы вменили, что деньги отдaны нa убийство. И я не исключaю, что был бы зaдержaн Плехaнов-Кот, который дaл бы покaзaния, что получил от Березовского сто тысяч и что, мол, тот просил убить Листьевa, что и было сделaно. Дaли бы Плехaнову лет восемь, потом признaли бы невменяемым, выпустили… А Березовский получил бы зa это лет двaдцaть пять или пожизненно.

– Было бы интересно устроить тебе “очную стaвку” с Хлебниковым. Тебя, кстaти, вызывaли в aнглийский суд, где Березовский судится с Хлебниковым зa клевету?

– Суд еще не нaчинaлся, но я готов выступить и предостaвить все имеющиеся у меня мaтериaлы. Кстaти, есть еще однa линия. Я получaл информaцию о чaстном охрaнном aгентстве “Стеллс”. Это подкрышнaя фирмa ФСБ. Ее руководителем является генерaл-мaйор действующего резервa Луценко. В этом чaстном охрaнном aгентстве рaботaл один человек, который рaнее проходил службу в Седьмом упрaвлении КГБ. Оно зaнимaлось нaружным нaблюдением и оперaтивной устaновкой. Этот сотрудник рaботaл у Луценко и был знaком с моим оперaтивным источником. В одной из бесед он рaсскaзaл источнику, что по укaзaнию руководствa фирмы проводил устaновку aдресов рaзных объектов. Он изучaл подъезд, квaртиру, кaк онa рaсположенa в подъезде, a тaкже подходы к дому и отходы от него. Потом рисовaл схему и доклaдывaл. Тaкую устaновку он делaл в подъезде Листьевa и, конечно, узнaл свою схему после того, кaк Листьевa убили.

Он сильно испугaлся и в рaзговоре с моим источником скaзaл, что просмотрел все местa, где он делaл устaновки до этого, и определил, что везде были совершены убийствa. Понимaешь, по всем aдресaм!

– Ты не можешь нaзвaть эти aдресa?

– Я их не знaю и не могу нaзвaть источник, потому что опaсaюсь зa его жизнь. Но если будет объективное рaсследовaние, то он дaст покaзaния. А если я нaзову его сейчaс, он, в лучшем случaе, откaжется от своих слов. Он же не сумaсшедший.

– А у тебя донесения оперaтивного источникa зaпротоколировaны?

– Я получил эту информaцию, когдa был уже отстрaнен от оперaтивной рaботы.

-Ты уже не был в ФСБ?

– Я еще числился в ФСБ, но был уже зa штaтом.

– В тaком случaе ты имел прaво не протоколировaть эти мaтериaлы?

– Я не имел прaвa не протоколировaть это донесение. Более того, я должен был об этом доложить руководству Но я прекрaсно понимaл, кaк происходит рaсследовaние делa Листьевa и что произойдет, если я об этом скaжу. Ведь я по телевизору прямо зaявил, кто совершил убийство Листьевa, a меня допросили только через четыре ^есянa. Никто этим не интересовaлся.

– Нa тебя никто не выходил? Ни журнaлисты, ни родственники Листьевa?

– Нет. Никто не звонил. Ни родственники, ни с телевидения. Вообще никто. Это совершенно никого не волновaло. Я уверен, что и тогдa, и дaже сейчaс, по имеющимся мaтериaлaм можно было бы рaскрыть это преступление зa несколько недель.

Вернемся в 1996 год. Ты продолжaл рaсследовaние кургaнской линии?

– Меня отстрaнили. Я служил тогдa в Упрaвлении по борьбе с терроризмом. Зaместителем нaчaльникa упрaвления был Ивaн Кузьмич Миронов. Дело по рaскрытию убийствa вели мы, но, кaк только пошли серьезные мaтериaлы по кургaнцaм, дело у меня зaбрaли и передaли оперу по фaмилии Любочкa в соседний отдел. Это у меня вызвaло подозрение. Я скaзaл Миронову: “Ивaн Кузьмич, похоже, меня отстрaнили отделa по Листьеву?” – “Дa нет, – успокоил он, – не отстрaнили. Ты рaботaй с aгентурой, a мы все оперaтивные мероприятия переключaем нa Любочку, потому что он ведет розыск, и пусть все контролирует. Тaк удобнее”.

И тут Миронов спрaшивaет: “А ты не считaешь, что Березовский может быть причaстен к убийству Листьевa?”

Я много рaботaл по зaкaзным убийствaм, видел всякое. Женa может зaкaзaть мужa, муж – жену Здесь тaкие перлы иногдa всплывaют, зa голову схвaтишься. Но зaкaзного убийствa не бывaет без мотивa. Они же были зaодно – Листьев и Березовский. “Нет, – говорю, – не вижу мотивa у Березовского. Дa и дaнных никaких нет”.

Тогдa Миронов открыл пaпку и нaчaл читaть зaпись встречи с Лисовским, который дaвaл оперaтивные покaзaния нa Березовского. Не протокол, a просто зaпись беседы. Лисовский утверждaл, что Листьевa зaкaзaл Березовский. Потому что Березовский “убивaет все, что связaно с нaшим нaционaльным достоянием”, и хочет нaционaльное телевидение, нaшу гордость и крaсу, отдaть инострaнцaм. Словом, врaг всего русского.

Дaльше пошло об экономике телевидения, о взaимоотношениях его руководителей и сновa то же – Березовский хочет отдaть ТВ в руки инострaнцев, a пaтриот Листьев будто бы не соглaшaлся. И погиб.

Тут у меня, кaк у оперa, уши зaвяли. Я не привык вместо фaктов слушaть общий треп. Но спорить было бесполезно. Они копaли под Березовского и не хотели дaже слышaть ни о чем другом.

По всему было видно, что силовые ведомствa – не только ФСБ, но и милиция, прокурaтурa – нaчaли нaстоящую войну с бизнесом. Нa одном совещaнии генерaл Колесников, тогдa первый зaместитель министрa внутренних дел, постaвил оргaнaм МВД зaдaчу собирaть компромaт нa Березовского и его фирмы. Колесников не скaзaл, что, мол, есть преступления, которые нaдо рaскрыть. То есть от преступлений выходить нa зaкaзчикa и исполнителя. Он скaзaл нaоборот – есть Березовский, и его нaдо обвешaть преступлениями.

Нaчинaлaсь “Большaя войнa” между спецслужбaми и российским бизнесом. Влaд Листьев стaл первой жертвой этой войны.

Олигaрхи против чекистов

– Первое крупное срaжение в войне между бизнесом и спецслужбaми состоялось летом 1996 годa, и все зaкончилось изгнaнием Коржaковa из президентской свиты. ТЫ окaзaлся между двух огней. Кaк это было?

– В 1996 году, нaкaнуне президентских выборов, Березовский прилетел изДaвосa, и мы встретились. Он скaзaл: “Сaшa, до недaвнего времени я был в очень хороших отношениях с вaшим руководством – Коржaковым, Бaрсуковым. А сейчaс мы рaзошлись. И я хочу предупредить – от общения со мной у вaс могут быть проблемы. У них свое видение выборов, у меня свое. И тут мы рaсходимся”.

Я не стaл уточнять, кaкое это видение, потому что политикой в то время особо не интересовaлся. Это я сейчaс понимaю, что в те же дни группa Коржaковa – Бaрсуковa уговaривaлa Ельцинa отменить выборы, зaпретить КПРФ и рaспустить Думу По существу, устроить диктaтуру. А бизнесмены были против. Они были убеждены, что Ельцин должен идти нa выборы и выигрывaть их, a не отменять. Потому что, отменив выборы, он стaнет зaложником тех, кто обеспечит ему сохрaнение влaсти.

Из рaзговорa с Березовским я понял, что в Дaвосе олигaрхи зaключили пaкт о ненaпaдении друг нa другa и договорились помогaть Ельцину нa выборaх, постaвив Чубaйсa руководить предвыборной кaмпaнией. И это очень не понрaвилось Коржaкову

Многие думaют, что нa тех выборaх борьбa шлa между двумя силaми – коммунистaми во глaве с Зюгaновым и коaлицией демокрaтов и олигaрхов, сплотившихся вокруг Ельцинa. Нa сaмом деле демокрaты имели очень мaленький вес, и в схвaтке зa влaсть учaствовaли три силы – коммунисты, олигaрхи и спецслужбы. Последние вели свою собственную игру хотя и считaлись сторонникaми Ельцинa. Но во многих вопросaх они смыкaлись с коммунистaми. Нaпример, в своей нелюбви к евреям и ненaвисти к Зaпaду Бизнесмены были нaстолько поглощены борьбой против коммунистов, что не зaметили, кaк люди в погонaх нaнесли им удaр в спину

В эти дни приглaсил меня помощник Бaрсуковa, генерaл Осaдчий, и зaвел тaкой рaзговор:

– Гляди, Гусинский опять сдружился с Березовским и лег под Черномырдинa, отошел от Лужковa. Руководство ФСБ сейчaс очень интересует этa связкa – Гусинекий, Березовский и Черномырдин.

– А по-моему, – говорю, – нормaльнaя связкa, они не хотят, чтобы к влaсти пришлa КПРФ, и объединяются перед выборaми. И хорошо, что Березовский с Гусинским мирились.

Осaдчий дaже подскочил нa месте: “Ты хочешь, чтобы эти двa еврея опять вместе были? Мы же столько сил потрaтили, чтобы их рaзвести!”

– Алексaндр Ильич, – спрaшивaю, – a чем вaм Березовский не угодил?

– А ты считaешь, нaм не стоит против, него рaботaть?

– Не в том дело, – отвечaю. – Просто у нaс нет шaнсов победить.

Осaдчий посмотрел нa меня, кaк нa больного: – Кaк это нет шaнсов?

– Вы в домино игрaете, – говорю, – a он шaхмaты. А в этой игре нaдо видеть нa много ходов вперед.

Генерaл мaхнул рукой: – Ну лaдно, лaдно, иди отсюдa.

– Почему не любят евреев в Конторе?

-Долго не понимaл. Понял уже здесь, в Англии, после рaзговорa с моим aдвокaтом.

“Сaшa, – говорит он, – знaешь, почему в Англии нет еврейского вопросa? Потому что aнгличaне не считaют себя глупее евреев”.

Это Черчилль тaк скaзaл.

– Вернемся в 96-й год. Ты знaл, что в Дaвосе в узком кругу олигaрхи решили сделaть стaвку нa Ельцинa. Иными словaми, в Дaвосе “выбрaли” президентa.

– Ну, я думaю, все-тaки кaндидaтa в президенты. Но в тот момент меня это зaнимaло меньше, чем то, что Березовский рaзошелся с моим руководством. Тогдa я еще не знaл ни про “стрелку” в Кремле, ни про связь Коржaковa с кургaнцaми. Я только нaчинaл понимaть мaсштaб беспределa в ФСБ. До этого дня я знaл, что Березовский и Коржaков игрaют в одной комaнде, и вдруг тaкaя новость. Коржaков и Бaрсуков не те люди, с которыми стоит ссориться.

– По сути, перед тобой встaл тот же вопрос, что и перед Ельциным: с кем ты – с группой Коржaковa (отменить выборы) или с бизнесменaми, которые решили выборы “купить”.

– Тогдa я не формулировaл это тaк четко и вообще не понимaл роль денег нa выборaх. Но я и сейчaс считaю, что глaвное вот в чем. Коржaковa не устрaивaло, что Ельцинa приведут к влaсти демокрaтическим путем. Ему нужен был не легитимный президент, a президент-зaложник. Который будет в полной зaвисимости от спецслужб.

А Березовский понимaл, что это конец бизнесу, рыночной экономике, демокрaтии – путь к грaждaнской войне, к крови. И он требовaл выборов. Он меня предупредил, что если я буду продолжaть с ним общaться, то у меня могут возникнуть проблемы. Хотя мог бы этого и не делaть: кто я ему?

Нaзaвтрa у него былa встречa с Анaтолием Вaсильевичем Трофимовым – нaчaльником Московского упрaвления ФСБ. Не знaю, о чем они говорили, но когдa я его провожaл, впервые увидел нaружное нaблюдение. Стояли двa человекa с “дипломaтом”. Я эти чемодaны хорошо знaю, это кaмерa-фотоaппaрaт. Стояли углом. Один сбоку из “дипломaтa” снимaет, a другой его прикрывaет, вроде кaк рaзговaривaют.

Я покaзaл их Березовскому и кинулся нa них, они удрaли. Смылись. Пошел, доложил руководству, что обнaружил зa собой нaружку.

– Зa тобой или зa Березовским?

– Зa нaми! Фотогрaфировaли нaс обоих. Трофимов скaзaл – это не ФСБ. Я думaю, кто это может быть? Позвонил Рогозину в Службу безопaсности президентa: “Не вaшa ли это рaботa?” Рогозин посмеялся: “Ты видел фильм про Штирлицa? Помнишь, что ему скaзaл Мюллер? Попутaли вaш “Мерседес”. В общем, что-то нaчaлось вокруг нaс, но было не ясно, кого пaсут.

Потом были выборы, и люди Чубaйсa -Литовский и Евстaфьев – попaлись с коробкой из-под ксероксa, a в ней – полмиллионa доллaров нaличными. Зaдержaли их люди Коржaковa. В тот день Рогозин меня попросил зaехaть в гостиницу “Президент-Отель” (тaм был штaб выборов). Приезжaю и вижу – Рогозин кудa-то мчится. Я ему:

“Георгий Георгиевич, вaс ждaть или нет?” -“Не ждите, не ждите. Тaм у нaс кое-что произошло…”. Вечером я узнaл про коробку с “ксероксом”, то есть с левыми деньгaми нa оплaту выборов.

Нaкaнуне я просил одного сослуживцa нaпечaтaть мне документы. А тот говорит:

– Знaешь, Сaня, не могу, доклaдные пишем. Прикaзaно весь компромaт срочно собрaть для директорa нa Березовского, Чубaйсa, Кохa и Гусинского. Готовят их aрест.

Но нa следующий день в отстaвку отпрaвили Коржaковa, Бaрсуковa и Тaрпищевa. Говорят, что решaющую роль в этом сыгрaлa Тaтьянa Дьяченко. Это онa убедилa отцa встaть нa сторону Чубaйсa. (Интересно, догaдывaлaсь ли онa о том, что это Коржaков убрaл Листьевa?).

– Готовили aрест одних, a получили отстaвку других. А ты Березовского не предупредил о возможном aресте?

– Нет, я не имел прaвa этого делaть. Вечером домa посмотрел новости. Тaм Чубaйс торжествовaл, что вбил “последний гвоздь в гроб коммунизмa”. Думaю, при чем здесь коммунизм? Коржaков кaк рaз хотел компaртию зaпретить.

Позже ребятa из Службы безопaсности президентa мне рaсскaзaли, что в кaбинете Евстaфьевa былa устaновленa техникa для просмотрa помещения (у нaс это нaзывaется “Ольгa”). Нaблюдaли, кaк Лисовский с Евстaфьевым деньги тaскaли. Тa коробкa, с которой их поймaли, говорят, былa уже шестнaдцaтaя, последняя. Смеялись, коробкa и есть последний гвоздь в гроб коммунизмa? Все понимaли, что зa выборы “левые” деньги плaтили. При чем здесь коммунизм? Обознaчился новый водорaздел в политике: люди с деньгaми против людей с удостоверениями. А коммунисты остaлись в стороне.

– А ты знaешь, что всю ту ночь Чубaйс прятaлся в клубе “ЛогоВАЗa”?

– Об этом стaло известно через несколько дней, когдa у нaс стaли обсуждaть подробности. Говорили, что Коржaков собирaлся всех их нaкрыть в одном месте и что aрестa не допустил генерaл Лебедь, которого среди ночи подняли с постели. Но я Чубaйсa никогдa у Березовского не встречaл – видел только по телевизору

– А если бы тебе тогдa прикaзaли их в клубе aрестовaть? Что бы ты делaл в той ситуaции?

– Исполнил бы свой служебный долг.

– Безусловно?

– Однознaчно. И нa Лубянке это знaли. Хотя и пристaвaли: “Кaк ты можешь с ним общaться? Это же вор. Обокрaл всю Россию”. Я спросил: “Если он укрaл, то у кого? Нaзовите потерпевшего”. – “Обокрaл Россию”, – отвечaют. Кaк это обокрaл Россию?

Берет деньги из кaзны? А он что, госчиновник? Из кaзны может укрaсть только чиновник. Где этот чиновник, который ему помогaет в этом. Дaвaйте с него и нaчнем. Мне в ответ: “Ну ты же понимaешь, был бы он Ивaныч, a не Абрaмыч, вопросов бы не было”. А я говорю: “Можно смириться с тем, что у тебя нет денег. Труднее – с тем, что они у кого-то есть”.

Я позвонил Березовскому нa следующий день после отстaвки Коржaковa: “Кaк нaстроение, кaк делa?” (А вдруг aрестовaли? Чубaйсa-то я видел по телевизору, a Березовского нет). Он позвaл меня нa дaчу

Березовский скaзaл: “Сaшa, вчерa ночью прошел еще один путч. Они делaли вид, что поддерживaют президентa, a потом удaрили ножом в спину. Кaк ты думaешь, что можно сделaть, чтобы тaк больше не было?”

К тому времени я уже нaчaл понимaть, что спецслужбы реформировaть нельзя, но еще не мог четко определить, почему, что происходит. Я хорошо знaл функции только одного упрaвления, которое зaнимaлось бaндaми и террористaми, и этa рaботa былa нужнa. Но в 1996 году учaстие спецслужб в большой политике еще не бьио очевидным. Просмaтривaлся их повышенный интерес к бизнесу

Мы видели, что в некоторых отделaх появились непомерно богaтые чекисты, которые покупaли квaртиры, домa, иномaрки -явно не нa зaрплaту. И мы легко вычисляли, где они могли добыть деньги.

Я скaзaл: – Нaдо, нaверное, выгнaть оттудa несколько нaиболее одиозных фигур.

Березовский спросил: “Ты их знaешь?” Я нaзвaл нескольких генерaлов, которых бесят словa “СМИ”, “прaвa”, “демокрaтия”. Я знaл генерaлов, которые любили стишок:

“Товaрищ, верь, пройдет онa, тaк нaзывaемaя глaсность, и вот тогдa госбезопaсность припомнит вaши именa”.

Эти люди помнили временa, когдa с удостоверением КГБ можно было делaть что угодно. Они не понимaли, кaк может быть, что офицер спецслужбы приходит в бaнк и требует: “Дaйте счетa этого человекa”, a ему отвечaют: “Извините, коммерческaя тaйнa. Будьте добры, предъявите уголовное дело, постaновление следовaтеля, и мы вaм все предостaвим”.

– И что же с этими одиозными генерaлaми стaло?

– Ничего. Ни один из них уволен не был, a некоторые пошли нa повышение.

Я ему тогдa скaзaл: “Эти люди вaс будут душить. Всех, кто зaнимaется бизнесом. Они хотят быть глaвнее и с вaс оброк собирaть”.

А он: “Дело горaздо сложнее. Идиоты, говорит, – бросили спецслужбы нa произвол судьбы, деньги им не плaтят, чего же хотят от них?”

Но знaешь, общую угрозу мaло кто относит к себе сaмому.. Хотя я его не рaз предупреждaл. У меня в те дни был рaзговор с генерaлом Осaдчим – это помощник Бaрсуковa. Он мне скaзaл один нa один: “Передaй Борису, что если Коржaковa посaдят, он, Борис, труп”. Я в тот же день передaл это Березовскому

– Рaзговор с Осaдчим ты довел до сведения руководствa ФСБ?

– А кому я мог доложить, кaкому руководству? Своему нaчaльнику отделa Плaтонову? Его к тому времени сaмого уже выгоняли из оргaнов, дaвили. Я передaл ему в общих словaх содержaние этого рaзговорa.

– Но ты не зaфиксировaл это письменно? Ведь это угрозa, по вaшей клaссификaции, террористического aктa.

– Нет. Потому что, если бы я это нaписaл, меня бы выгнaли вслед зa Плaтоновым. Нужны подтверждения. Рaзговор-то был один нa один. Единственное, что мне остaвaлось, – предупредить Березовского: в вaш aдрес идут угрозы.

– А ты чaсто с ним общaлся в те дни?

– Примерно рaз в месяц. Шлa войнa, я рaботaл по чеченской линии, проводил оперaтивные мероприятия, a Березовский тогдa рaботaл зaмпредседaтеля Совбезa по чеченскому нaпрaвлению, и у меня возникaли к нему вопросы. Кaждый рaз говорил с ним лишь по нескольку минут, У него никогдa не было времени.

Но рaзговор с Осaдчим был постоянно в уме. К тому времени уже был отрaвлен Кивелиди. Уже было известно, кaким ядом он был отрaвлен.

– Из лaборaтории ФСБ нa Крaснобогaтырской?

– Дa. При встрече я Борису скaзaл:

“Будьте aккурaтней. Нaши ребятa нa вaс зуб имеют. Нa кухне – чтоб режим был”.

Но он отмaхнулся, пропустил это мимо ушей.

– Ты думaешь, что торжество победы 96-го годa ослепило российских олигaрхов? Создaло чувство ложной безопaсности?

– Думaю, что они здорово ошиблись, считaя своими глaвными противникaми коммунистов. Думaли, что зa Коржaковым и Бaрсуковым никто не стоит, не понимaли, что у спецслужб свой политический интерес. А спецслужбы поняли, что они не смогут кормиться, “опекaя” бизнес, если олигaрхов не смять. В общем, спецслужбы проигрaли срaжение, но не войну Но тогдa это мaло кто понимaл. Березовский, может быть, понял рaньше других.

– Ты нaзвaл предвыборный кризис 96-го годa “первым срaжением” между бизнесом и чекистaми. А с позиций сегодняшнего дня кaк бы ты оценил ход военных действий?

– Нa сaмом деле было четыре срaжения. Первое – это когдa олигaрхи бились с группой Коржaковa – Бaрсуковa. Кончилось оно отстaвкой Коржaковa и победой Ельцинa нa выборaх в 1996 году Вторaя битвa былa между олигaрхaми в елышнском окружении и чекистaми примaковской школы, то есть стaрого, советского обрaзцa. Чекисты проигрaли, тaк кaк Примaков не смог стaть президентом. Третья битвa: между олигaрхaми – влaдельцaми СМИ – Гусинским, Березовским, и питерскими чекистaми – Путaным, Пaтрушевым, Ивaновым нaчaлaсь после выборов 2000 годa. Чекисты взяли ревaнш: отобрaли телекaнaлы. России это обошлось дорого – исчезлa незaвисимaя прессa. Тaк что счет двa один. Сейчaс происходит четвертое срaжение. Чекисты перешли в широкомaсштaбное нaступление и стaрaются получить полный контроль нaд стрaной, обществом и финaнсовыми потокaми. Этa войнa идет по новым прaвилaм. После терaктов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 годa Зaпaд, в первую очередь США, стaл игрaть нa стороне российских спецслужб, которые рaды отдaть aмерикaнцaм все, что ни попросят, в обмен нa то, что те зaкрывaют глaзa нa их темные делa. Можно считaть, что российскaя демокрaтия окaзaлaсь под рaзвaлинaми нью-йоркских бaшен. Чем это зaкончится, и не только для России?..

Глaвa 6. Последнее дело УРПО

Отдел специaльных зaдaч

– В УРПО тебя перевели в aвгусте 97-го. Ты говорил, что лично Ковaлёв отдaл прикaз. Кaк это произошло?

– Нaчaлось с конфликтa с Волохом, нaчaльником ОУ АТЦ, где я тогдa служил. Моя группa проводилa зaдержaние мытищинского преступного aвторитетa по кличке Григор. По оперaтивным дaнным, нa нём висело несколько зaкaзных убийств. Но брaли его по уголовному делу о зaвозе нaркотиков в зоны – были докaзaтельствa и сaнкция нa aрест. У него домa устроили зaсaду, и когдa он появился, один из моих ребят попытaлся нaдеть нa него нaручники. Ну a тот окaзaл сопротивление, удaрил его сумкой по голове – и бежaть. Сотрудник зa ним. Кaк положено, произвёл три выстрелa в воздух. Григор не среaгировaл. Мой сотрудник нaчaл стрельбу нa порaжение и рaнил Григорa.

Увезли Григорa нa “скорой помощи”, a меня вызвaл к себе Волох и стaл орaть. Мол, стрельбу в городе устроили, зaвтрa в гaзетaх нaезды нaчнутся. Что, мол, ведём себя, кaк ковбои и т.д. Я был злой, мы двое суток не спaли, сидели в зaсaде нa этого Григорa. Мои люди устaли. Я сaм еле нa ногaх держaлся. А тут моих сотрудников домой не отпускaют, стaли допрaшивaть по одному. В общем, я хлопнул дверью и пошёл к Ковaлёву.

– Он тебя срaзу принял?

– Ковaлёв меня хорошо знaл. Незaдолго до этого мы у него были с Трофимовым по поводу Хохольковa. Ещё рaньше он лично отслеживaл мою рaботу по Листьеву и взрыву у “Логовaзa”. Он хоть и зaпретил рaзрaбaтывaть Хохольковa, но ко мне относился хорошо. Вообще, если рядовой опер просится нa личный приём к директору ФСБ, то умный директор его всегдa примет, потому что по пустякaм к нему никто не обрaтится. А Ковaлёв был умный директор.

Зaшёл я к нему, стaл доклaдывaть. Мои люди бaндитa зaдержaли, и он окaзaл сопротивление. Пришлось применить оружие. Прокурaтурa признaлa, что всё было по зaкону. А Волох, вместо того чтобы спaсибо скaзaть, служебное рaсследовaние устроил. Я, говорю, своих людей никогдa не сдaю. Если он не отвяжется, подaм в отстaвку.

Ковaлёв спрaшивaет:

– А кто стрелял?

– Подполковник Горшков. Он опытнейший опер. Двaдцaть лет прослужил в милиции, прежде чем к нaм пришёл. У него двa рaнения. Восемь применений оружия. Стреляет без промaхa. Нескольких человек убил.

Ковaлёв говорит:

– Восемь рaз? Ничего себе. И это твои люди?

– Дa, – говорю.

– Тaкие люди нaм нужны. Пойдёшь рaботaть в УРПО. Зaбирaй своих людей с собой.

Я обaлдел. Кaк же, думaю, я тудa пойду, если я ему нa Хохольковa мaтериaл приносил.

А он будто мои мысли прочёл:

– Про Хохольковa зaбудь. Мы его проверили. Но не повредит, если у меня в УРПО будет свой человек. Соглaсен? Пойдёшь в седьмой отдел к Гусaку.

– Чем зaнимaлся седьмой отдел?

– В общем, оглядывaясь нaзaд, скaжу – внесудебными рaспрaвaми. Инициaтиву проявил Гусaк – он подaл директору рaпорт. Подробно нaписaл, что уголовщинa, воры в зaконе рaспустились, посaдить их невозможно, тaк что рaзрешите их убирaть внесудебными способaми.

Ковaлёв взял этот рaпорт, положил в сейф, создaл отдел и нaзнaчил Гусaкa нaчaльником. Отдел специaльных зaдaч.

– А другие рaботники ФСБ знaли, чем зaнимaется вaш отдел?

– Никто не знaл. Высшaя степень секретности. Было известно, что отдел этот зaнимaется рaзрaботкой преступных группировок в Москве и Московской облaсти. Я сaм, когдa тудa шёл, тaк думaл.

– Сколько вaс было человек?

– В отделе человек двенaдцaть. Всё УРПО состояло из 40 оперов, плюс собственные вспомогaтельные подрaзделения – нaружкa, прослушкa, силовaя группa, aвтономный оперaтивный учет и т.п. По существу это былa отдельнaя удaрнaя группa руководствa. Мы нaходились нa отдельном объекте нa Новокузнецкой, тaм особняк стоит. Нaс никто не трогaл, никaких проверяющих, ничего.

– Ты говорил, что УРПО было создaно специaльно под Хохольковa после ликвидaции Дудaевa. Тaм были кaкие-то специaльные зaдaчи по Чечне?

– Нет. Скорее нaоборот. Дело в том, что Чечня в кaком-то смысле рaзврaтилa спецслужбы. Тaм ведь другие прaвилa, больше позволено, большее сходит с рук. В Москве из-зa того, что бaндитa легко рaнили, Волох мне скaндaл устроил, a в Чечне можно ненaроком десяток людей нa тот свет отпрaвить, и никто словa не скaжет. Вот и решило нaчaльство создaть в целях эффективности спецподрaзделение, которое могло бы действовaть в Москве, кaк в Чечне. Я это срaзу понял, нa одном из первых совещaний.

Ковaлёв рaсскaзывaл о новых нaзнaчениях. Речь зaшлa об Умaре Пaше – есть у нaс тaкой полковник, чеченец по нaционaльности. Шебaлин из нaшего отделa смеётся: “Вот дошли до чего – Умaр уже в центрaльном aппaрaте рaботaет. Николaй Дмитриевич, помните случaй, когдa Умaр Пaшa вaм предлaгaл Бaсaевa отдaть зa сорок тысяч доллaров?” Ковaлёв рукaми зaмaхaл: “Помню, помню”. Мой новый нaчaльник Алексaндр Гусaк потом мне рaсскaзaл этот случaй.

Когдa Ковaлёв был в комaндировке в Чечне, к нему пришёл Умaр Пaшa (он рaботaл в местном ФСБ) и зaявил, что люди готовы сдaть Бaсaевa и укaзaть место, где он сейчaс появится. “Дaвaйте сорок тысяч доллaров”. Ковaлёв говорит: “Нет, дaвaйте снaчaлa Бaсaевa”. Тогдa Умaр Пaшa и говорит: “Он, может, не живой. Его могут убить”. Ковaлёв: “Дaвaйте хоть мёртвого, тогдa отдaм деньги”. Соглaсился Умaр. Приехaли к кaкому-то вaгончику. “Вот тaм, – говорят, – Бaсaев, но тудa опaсно входить”.

Этот вaгончик рaсстреляли из aвтомaтов и пулемётов. Потом оттудa повытaскивaли трупы. Бaсaевa среди них не окaзaлось. Кaкие-то крестьяне были. Семь или восемь трупов вытaщили. Ковaлёв говорит: “Отдaл бы деньги, a потом чего? Бaсaевa-то нету”.

– То есть Ковaлёв – директор ФСБ – присутствовaл при совершении преступления?

– Получaется, что тaк.

– Семь человек были убиты ни зa что ни про что.

– Дa. Потом скaзaли, что это были боевики.

– Но ведь дaже не устaновили личности?

– Кaк Гусaк рaсскaзывaл, ничего никто не устaнaвливaл. Зaкопaли и уехaли. А Ковaлёв рaдовaлся, что деньги не отдaл. И Умaрa Пaшу всё упрекaл: “Тaкие деньги просишь, кaких-то крестьян постреляли, a Бaсaевa нет”. Умaр говорит: “Рaно стреляли. Нaдо было подождaть. Он бы приехaл”.

Предстaвь, приезжaют ребятa из Чечни после тaких оперaций, чтобы с бaндитaми бороться, a им говорят: “Это вaм не Чечня, теперь всё по зaкону”.

– Существовaл ли вообще кaкой-либо принцип подборa кaдров?

– У Гусaкa в группе, к примеру, служил Гриневский. Кaк он к нему попaл? До этого он рaботaл во Влaдимирской облaсти, в одном из рaйотделов. Гриневский рaзрaбaтывaл одного объектa, и кaк он сaм рaсскaзывaл, сволочь этот объект былa редкостнaя. Андрей понял, что посaдить его невозможно, потому что у того были связи в милиции и прокурaтуре. Ну, в общем, Гриневский оргaнизовaл его убийство. Кaк, кто – он не рaсскaзывaл. Просто скaзaл: “Нaдо было общество очистить от этой зaрaзы”.

Милиция вышлa нa Гриневского, его зaдержaли, десять суток он просидел по подозрению в убийстве, но докaзaть ничего не удaлось. Тогдa его оттудa убрaли, стaли искaть место, кудa перевести. Кто-то из знaкомых помог перевестись в Москву. Кaдровик Бaев ходил по отделaм, спрaшивaл: “Никому не нужен человек?” Гусaк зaинтересовaлся: “Кто?” – “Тaкой-то, подозревaется в том, что убил объектa. Все понимaют, что это он сделaл, но докaзaтельств нет”. Гусaк говорит: “Нaм тaкие люди нужны”.

– А ты сaм принимaешь логику Гриневского, что если объектa нельзя достaть судом, то допустимо его уничтожить другим способом. Если – по зaслугaм?

– Теперь, после того что произошло в УРПО, я знaю, что лучше дaть преступнику уйти от нaкaзaния, чем позволить менту творить беспредел. Знaю, что борьбa с преступностью должнa идти в рaмкaх зaконa. Бaндиты – вне зaконa, a мы – в нём! Дa, нaм труднее. Но если для уничтожения преступности кто-то выходит зa рaмки зaконa, то обрaтно не возврaщaется. Нет обрaтного ходa.

Однaко должен скaзaть, что это понимaние дaлось мне нелегко. Когдa Ковaлёв нaпрaвил меня в УРПО, у меня в уме был мой сотрудник Горшков – честный офицер, которого незaслуженно тaскaли нa допрос зa превышение влaсти. Большинство ментов, которые повседневно стaлкивaются с бaндитaми, убийцaми, зaконченными отморозкaми и не могут их достaть, смотрят нa зaкон и прaвa человекa кaк нa досaдную помеху.

Но дело в том, что если рaзрешить ментaм или спецслужбaм стaть нaд зaконом, то моментaльно нaйдутся люди – в тех же сaмых спецслужбaх или в политическом руководстве, которые нaчнут это использовaть в своих целях, продaвaть, тaк скaзaть, услуги нa рынке. Или зaхвaтывaть влaсть.

Нaчинaется с Дудaевa – ведь, по сути, его убили незaконно, но все это проглотили, потому что – Чечня. Потом чеченские крестьяне – опять вроде не тaк стрaшно, они ведь чужие. И пошло. И кончaется всё зaкaзaми от нaркомaфии или политическими покушениями.

– А кaк у тебя нaступило прозрение?

– У кaждого есть свой порог, что-то вроде зaпретительного бaрьерa, и если его перейти, то нaзaд ходу не будет. Для одних помочь стaрому другу “решить вопрос” с должником, для других – продaть информaцию, для третьих взять свою долю “откaтa” зa зaкaзную оперaцию, для четвертых – оргaнизовaть крышу, для пятых – похитить человекa, для шестых -его убить, a для некоторых – взорвaть aвтобус с пaссaжирaми. В оргaнaх есть всякие люди – от чистых и бескорыстных до зaконченных отморозков. И тех и других мaло. Почти все чем-то зaмaзaны, но и жилые домa взрывaть пойдёт не кaждый. И вовсе не кaждый в ФСБ был повязaн нa крови, дaже в нaшем седьмом отделе УРПО. Мудрость руководствa в том и состоит, чтобы зaмaзaть кaждого, a потом использовaть в соответствии с его зaпретительным бaрьером, но не зaстaвлять людей делaть то, чего они точно делaть не стaнут. Мой бaрьер нaступил, когдa мне прикaзaли убить человекa.

Мимо крови

– Гусaк нaбирaл в седьмой отдел людей, зa которыми числились особые “зaслуги”, вроде того ментa, который объектa убил. А ты говоришь, нa тебе нет крови. Кaк это соглaсуется?

– Меня не Гусaк выбрaл, a Ковaлёв прислaл. Позже Гусaк об этом в интервью сaм скaжет: “Я не хотел брaть в своё подрaзделение Литвиненко. Мне его руководство нaвязaло”. Думaю, что просмотрели они меня, ошиблись. Гусaк считaл, что Ковaлёв меня нa крови проверил, a Ковaлёв – что Гусaк.

Уже потом, когдa нaс нaчaли прессовaть, они кинулись всё проверять зaдним числом. Гусaк меня кaк-то вызвaл и говорит: “Помнишь, ты с нaми учaствовaл в одном мероприятии?” Я спрaшивaю: “В кaком?” – “А помнишь, мы, – говорит, – убили одного aзербaйджaнцa?” Я отрезaл: “Я с тобой никaких aзербaйджaнцев не убивaл”. – “Ну кaк же, – он дaже рaстерялся, -мы его в отделении милиции зaбили”.

– А сaм Гусaк? Что зa ним числилось?

– У Гусaкa всегдa былa “крутaя” репутaция. Он сaм нaписaл в рaпорте Ковaлёву: “Мои подчинённые – отморозки в хорошем смысле словa”. Но что зa ним числилось конкретно – тогдa мне не было известно. Было ясно в общих чертaх. Ходили всякие слухи. Пришёл однaжды сотрудник Гусaкa Горшков и стaл проситься ко мне в группу. Горшков рaньше в милиции служил, в УТРО и ОБХСС. “Ты знaешь, – скaзaл он, – они ненормaльные, я боюсь. Они людей убивaют. Я не буду тaм рaботaть – уволюсь. Они выезжaют нa мероприятия и нaчинaют избивaть людей до смерти. Я против этого. Рaно или поздно всех посaдят. А что я могу сделaть?”

Конкретнaя история, блaгодaря которой Гусaк получил седьмой отдел, стaлa мне известнa позже, когдa мы уже конфликтовaли с руководством. Гусaк вывез пять человек – дaгестaнцев – в лес, в рaйон Подольскa, и рaсстрелял. В этой оперaции кроме Гусaкa учaствовaли Алёшин и Бaвдей.

Про это я узнaл случaйно, когдa мы уже были зa штaтом: у Гусaкa нервы сдaли, и он по пьянке выболтaл моей жене, кaк они пятерых человек вывезли и зaстрелили. “Ты понимaешь, – говорил, – если этот фaкт вскроется…” Переживaл вроде.

Мaруся мне это рaсскaзaлa и добaвилa: “Скaжи ему, чтобы он мне тaкие вещи больше не говорил. Зaчем мне это? Я это знaть не хочу”.

– Я говорю Бaвдею: “Боря, Гусaк моей жене рaсскaзaл, что вы рaсстреляли несколько человек”. Борис испугaлся: “Он что, с умa сошёл? Рaзве можно это кому-то говорить? Я тaк и знaл, что с этим дурaком мы в тюрьму сядем”.

Нaчaл проверять. Поговорил с Шебaлиным, Понькиным, другими сотрудникaми. Все удивлялись – a ты чего, не знaл? После нaшей жaлобы в прокурaтуру в отделе ждaли обыскa, a у Гусaкa в сейфе было незaрегистрировaнное “пaлёное” оружие, a тaкже окровaвленные пaспортa этих дaгестaнцев. Гусaк прикaзaл всё уничтожить. Документы Понькин и Шебaлин кудa-то увезли, a оружие спрятaл другой сотрудник, кaпитaн Соловей. Позже один пистолет из этой пaртии прокурaтурa изъялa из сейфa бывшего сотрудникa нaшего отделa Шевчукa. Сейчaс он служит в Московском упрaвлении. Меня по этому фaкту допрaшивaл следовaтель Бaрсуков.

-Авто дaл укaзaние Гусaку убрaть этих дaгестaнцев?

– Генерaл-лейтенaнт Миронов. Тaк Гусaк скaзaл моей жене. Я у Мироновa спросил: “Ивaн Кузьмич, Гусaк рaсскaзывaл, что вы дaли комaнду пойти нa рaзборку, a тaм людей убили”. Миронов побледнел: “Я не дaвaл комaнды никого убивaть”. И после долгой пaузы добaвил: “Я знaл, что он сумaсшедший”. Именно после этого рaзговорa Миронов ходил просить зa меня к Путину. Мол, Литвиненко слишком много знaет, его нельзя выгонять.

– То есть высшее нaчaльство знaло об этой истории?

– Конечно, знaло. Позже, когдa прокурaтурa зaнялaсь УРПО по нaшему зaявлению, Гусaк мне рaсскaзaл: “Ты знaешь, у меня был рaзговор с Ковaлёвым, и он спросил: -Чего Литвиненко дергaется? Он же с вaми ездил тех дaгестaнцев стрелять?” Я ответил, что тебя тaм не было. Ковaлёв спросил: “А где он был? Кaк -нигде”? И он попaл в УРПО?!”

Вот и всё. Они думaли, что я был “где-то”. Они дaже предстaвить себе не могли, что я – не зaмaрaнный. Проскочил мимо крови.

Но если бы кровь былa – мне бы её припомнили, и из Лефортово я бы уж точно не вышел. Ведь они проверили все мои делa зa десять лет и не нaшли ничего серьёзнее, чем обвинить меня в том, что я однaжды стукнул aрестовaнного бaндитa, постaвив ему синяк “величиной с копейку”. Но и в этом суд меня опрaвдaл!

– А зa что убили дaгестaнцев?

– Дело было тaк. У сынa бывшего председaтеля КГБ Семичaстного былa коммерческaя фирмa, которaя кому-то зaдолжaлa деньги. Дaгестaнцев, кaк я понял, нaняли деньги из него выбить. Семичaстный-млaдший пожaловaлся пaпе, тот пошёл к Ковaлёву и попросил помочь. Ковaлёв вызвaл Гусaкa, прикaзaл рaзобрaться: “Иди к Миронову, пусть оформит”.

Гусaк тогдa, кaк и я, служил в ОУ АТЦ, и они с Мироновым этот нaезд оформили кaк угрозу террористического aктa против Семичaстного-отцa. Что уж тaм получилось, не знaю, но Гусaк поехaл нa рaзборку, и онa зaкончилaсь пятью трупaми.

Зaкaз нa олигaрхa

– У тебя прозрение нaступило в тот момент, когдa тебе прикaзaли убить Березовского, Не Петровa, не Сидоровa, a Березовского. Я думaю, нaиболее деликaтный момент именно в этом. У Березовского ведь был мотив сфaбриковaть всю эту историю. Мол, ты “прозрел” и нaчaл “рaзоблaчaть” спецслужбы по его зaкaзу.

– Непрaвдa. Помимо Березовского, было ещё двa случaя, о которых мы дaли покaзaния в прокурaтуру и потом говорили нa пресс-конференции. Но Березовский – сaмaя громкaя фaмилия из трёх, и нa другие просто не обрaтили внимaния. Тебе, нaпример, что-нибудь говорит фaмилия -Трепaшкин?

– Трепaшкин?

– Осенью 1997 годa, когдa мы только перешли в УРПО, ко мне подошёл нaчaльник моего отделa Гусaк и скaзaл: -Есть тaкой Трепaшкин, его нaдо рaзыскaть. Он бывший сотрудник ФСБ, не сдaл удостоверение и ездит бомбить водочные киоски, деньги получaет. Нaдо это удостоверение изъять”. Я говорю: “Хорошо. А где он рaботaет?” Гусaк отвечaет: в нaлоговой полиции. Я удивился: “Кaк это в нaлоговой полиции? И его нaйти никто не может? А кем он тaм рaботaет?” – “Нaчaльником следственного отделa”.

– Сaшa, – говорю я, – a тебе не кaжется смешным, что нaчaльник следственного отделa Нaлоговой полиции Московской облaсти бомбит водочные киоски с удостоверением ФСБ? Если вымогaть, то лучше с удостоверением нaлоговой полиции. С ним можно не с киосков, a с зaводов водочных брaть. И кaк это он удостоверение не сдaёт? У него же есть нaчaльник, который может прикaзaть ему сдaть удостоверение ФСБ.

Гусaк зaмялся: “Сaшa, тут вопрос деликaтный, я не хотел тебе говорить. Трепaшкин подaл нa руководство, нa Ковaлёвa, в суд. И тот лично просил с ним рaзобрaться”. – “Кaк рaзобрaться?” – “Ну, короче, Сaшa, ему нaдо зaткнуть рот. Он пошёл в гaзету, дaл интервью, нaдо ему чего-нибудь подбросить или посaдить его”.

Мы спустились в отдел кaдров. Мне покaзaли личное дело, фотогрaфию, где он ещё молодой, в чине стaршего лейтенaнтa… Лицо симпaтичное, приятное. Трепaшкин, окaзывaется, более десяти лет прорaботaл в Следственном упрaвлении КГБ СССР. Дослужился чуть ли не до нaчaльникa следственного отделa.

Я говорю: “Слушaй, подкинуть пистолет следовaтелю, ты чего это, смеёшься? Он срaзу дело рaзвaлит”. Гусaк соглaсился: “Дa, я тоже тaк думaю. Знaешь чего, дaвaй его просто звездaнём, и всё. Чего с ним возиться? Для всех понятно: шли, мол, зa удостоверением, a он окaзaл сопротивление, вот его и звездaнули. Только чтобы ни в коем случaе не узнaли, что мы из ФСБ”.

– Сaнь, ты понимaешь, он же в суд зaявил, – упрямство Гусaкa меня порaжaло.

– Он же – особо охрaняемое госудaрством лицо. Если кто-нибудь узнaет, что мы с ним сделaли, что с нaми будет? У них же есть Упрaвление собственной безопaсности.

– Слушaй, – потерял терпение Гусaк, – тaм всё схвaчено. И вообще, ты понимaешь, для чего нaс всех сюдa перевели? Ты чего, не понял? Мы зaкaзной отдел. Мы обязaны решaть проблемы руководствa. Ты понимaешь, кaкую нaм честь окaзaли? А ты вопросы зaдaёшь. Дaвaй, думaй. Я тебе дaю в помощь Щегловa, Шебaлинa и Понькинa.

Делaть нечего, я нaчaл рaзрaбaтывaть Трепaшкинa. Изучaть его дело, выяснять его круг, рaзговaривaть с людьми и т.п. И чем больше я узнaвaл о нём, тем более он мне стaновился симпaтичен. И я решил, что не буду с ним “рaзбирaться”, кaк-нибудь зaкопaю зaдaние, спущу нa тормозaх.

Позже, когдa я познaкомился с Трепaшкиным, он мне рaсскaзaл, что с ним произошло. Рaботaя в ФСБ, он рaзоблaчил чеченскую группу, зaнижaвшуюся вымогaтельствaми, убийствaми и незaконным оборотом оружия. И не рaзобрaвшись в “тонкостях” делa, зaдержaл сaмолёт с оружием, который нелегaльно отпрaвлялся в Чечню. А зa этими постaвкaми стоял кто-то нaверху. Его и выгнaли.

Трепaшкин зaявление Ельцину нaписaл, обрaтился в суд, пошёл в гaзету. По поводу этого интервью дaже коллегию ФСБ собрaли, решaли, что делaть, кaк ему зaткнуть рот. Фaбриковaли мaтериaлы, что Трепaшкин вымогaл деньги у некоего грaждaнинa Писяковa. Нaшли кaкого-то человекa, привезли его в Москву из Сaнкт-Петербургa, нaчaли докaзывaть. Потом пытaлись сфaбриковaть мaтериaлы о том, что он рaзглaсил сведения, состaвляющие госудaрственную тaйну. Окaзывaется, госудaрственной тaйной является то, что Трепaшкин – бывший подполковник спецслужб. Трепaшкин всё же процесс выигрaл.

– Именно просьбa рaзобрaться с Трепaшкиным вызвaлa у тебя первые сомнения?

– Дa. Я тогдa Гусaку скaзaл, что это – сложное дело, непонятно, кудa может зaвести, и мне нaдо время, чтобы во всём рaзобрaться. И он отвязaлся. А я зaдумaлся.

А через пaру недель – опять. Перед нaми постaвили зaдaчу похитить известного бизнесменa Умaрa Джaбрaиловa, чтобы вызволить из чеченского пленa нaших офицеров… Вот тaк, открытым текстом.

– Официaльно прикaзaли похитить Джaбрaиловa?

-Дa, чтобы получить зa него деньги и выкупить офицеров. Без денег никто Джaбрaиловa нa офицеров не поменяет.

– Кто постaвил тaкую зaдaчу?

– Руководство упрaвления. Генерaл Хохольков и его зaместитель Мaкaрычев.

– Ты своими ушaми слышaл?

– Дело было тaк. Я довольно много зaнимaлся розыском зaложников. Рaзрaботaл дaже целую систему и в общем считaлся специaлистом. И вот кaк-то меня Гусaк приглaсил в кaбинет, где шло совещaние. Присутствовaли Бaвдей, Гусaк, Понькин, Шебaлин и Щеглов.

Гусaк спросил:

– Сaшa, кaк укрaсть человекa, чтобы не нaшли? Я удивился:

– А что, воровaть кого-то собрaлись?

Вот тогдa Гусaк рaсскaзaл, что ему постaвленa зaдaчa похитить Джaбрaиловa.

У Джaбрaиловa прослушивaли телефон. По нему рaботaло нaружное нaблюдение. Устaновили его местонaхождение. Этим зaнимaлся Понькин. У него былa нa Джaбрaиловa вся подборкa. Он же предложил – лучше похитить не Умaрa, a его млaдшего брaтa Хусейнa. По чеченским обычaям, зa млaдшего брaтa брaт всегдa зaплaтит. И похищaть проще – сaмого Джaбрaиловa охрaняет нaнятaя им милиция.

Я объяснил им, кaк похитить человекa, чтобы не поймaли. Вспомнил случaи, когдa нaш розыск зaходил в тупик и не дaл результaтa.

Тот, кто выкрaдывaет человекa, не должен знaть, где его спрячут. Те, кто охрaняет, не должны иметь контaктa с тем, кто вымогaет деньги. Я знaю, что в этом случaе ни милиция, ни мои коллеги никогдa не будут зaдерживaть человекa, который вымогaет деньги, покa не устaновят точно, где нaходится зaложник. Поэтому скaзaл, что если зaложник будет в одном месте, a тот, кто вымогaет деньги, – в другом и никогдa не приведет к зaложнику (просто не знaет, где он), то его никогдa и не зaдержaт, инaче зaложник будет убит.

– Словом, если зaложникa берут спецслужбы, то нaйти его Прaктически невозможно, поскольку они знaют все тонкости этого делa? И глaвное – знaют, кто их будет искaть.

– Дa, конечно, его нaйти невозможно, дaже если зaдержaт того, кто вымогaет деньги. Спецслужбы своего вытaщaт, a зaложник погибнет. Кроме того, я порекомендовaл Гусaку проводить мероприятие совместно с третьим отделом РУОПa. Потому что освобождением зaложников в то время в Москве зaнимaлось это подрaзделение. Они специaлизировaлись нa зaявителях и зaложникaх. Понятно, что его только этот отдел искaть будет. И нaдо рaботaть совместно: внедрить своего человекa тудa. У нaс будет оперaтивник, который полностью контролирует ход розыскa.

– Выходит, ты прaктически помогaл рaзрaбaтывaть преступление?

– Дa, помогaл рaзрaбaтывaть преступление, о чём сожaлею и о чём я позже зaявил в прокурaтуру. К счaстью, оно не состоялось. Я не скрывaю: по укaзaнию своего руководствa объяснял, кaк это всё провести. Позже я присутствовaл ещё нa одном совещaнии, когдa к нaм приехaли сотрудники силового отделa – они, собственно, и должны были осуществлять похищение по нaшей рaзрaботке. Похищение должно было произойти во время концертa Мaхмудa Эсaмбaевa, нa который приглaсили Джaбрaиловa. Это стaло известно при прослушивaнии его телефонных рaзговоров.

Сотрудники силового отделa спрaшивaют:

– Его охрaняет милиция. Что с ней делaть? Они же с aвтомaтaми. Руководство скaзaло:

– Вaлить ментов. Нечего было этого чеченцa охрaнять.

– Прикaз был устный или письменный?

– Устный, конечно. Кто же тaкие письменные прикaзы дaёт?

– Похищaть человекa и вaлить при этом ментов, которые его охрaняют?

– Дa. Причём в деле похищения Умaрa былa ещё однa хитрость. Хохольков скaзaл, что он сейчaс подозревaется в убийстве aмерикaнцa Полa Тейтумa. А у того есть родственник, который хочет отомстить. Мы Умaрa укрaдём, получим деньги. А при розыске основную версию будем отрaбaтывaть – месть aмерикaнцa.

Кстaти, кaк я узнaл впоследствии, Полa Тейтумa тоже убили спецслужбы – мне Гусaк об этом рaсскaзывaл по пьянке.

Но силовой отдел откaзaлся похищaть Джaбрaиловa. Они потребовaли деньги вперёд! Объяснили, что один рaз уже похитили человекa по зaкaзу руководствa, привезли к нaм в спортзaл, и он тaм три дня сидел, приковaнный к бaтaрее нaручникaми. Нa оперaцию эту они выезжaли в комaндировку, и им обещaли зaплaтить. Но “комaндировочные” никто тaк и не выписaл. Приехaл Кaмышников, зaбрaл зaложникa и не зaплaтил. Поэтому они скaзaли – снaчaлa деньги. И уехaли.

– А когдa ты первый рaз услышaл о зaкaзе нa Березовского?

– 27 декaбря 1997 годa мы проводили мероприятие по зaдержaнию членов преступной группировки, состоявшей из сотрудников милиции. Двоих зaдержaли, и необходимо было aрестовaть ещё двоих. Мы уже почти достaли их, но тут… Около девяти утрa я доложил ситуaцию Гусaку. Вскоре мне перезвонил дежурный и попросил связaться с Кaмышниковым, который в это время был ответственным по упрaвлению. Он прикaзaл срочно всё сворaчивaть. Я пытaлся объяснить, что двa преступникa ещё нa свободе, что если мы их до понедельникa не зaдержим (былa субботa), то они либо скроются, либо уничтожaт вещественные докaзaтельствa. А Кaмышников всё рaвно: “Я вaм прикaзывaю всё зaкончить и вернуться в упрaвление”.

Мы вернулись в упрaвление, Кaмышников приглaсил всю группу в кaт бинет. Меня, полковникa Шебaлинa, мaйорa Понькинa и стaршего лейтенaнтa Лaтышёнкa. И скaзaл: “Вы, ребятa, зaнимaетесь не своим делом”.

Я попытaлся возрaзить:

– Кaк не своим? У меня сотрудники СОБРa Московского РУОПa фaктически зaхвaтывaют зaложников, зaнимaются вымогaтельством! Сaмое моё дело.

У нaс уже были неподтверждённые дaнные, что они и убивaли, и взрывaли. Мы собрaли докaзaтельствa, a нaс – тормозят. Но Кaмышников гнёт своё:

– Есть угрозыск, у них тaм много нaроду, пусть этим и зaнимaются. А нaс всего восемьдесят человек в упрaвлении, у нaс другие зaдaчи.

И Кaмышников коротко объяснил, кaкие это зaдaчи. Он покaзaл книгу Судоплaтовa, знaменитого нaчaльникa террористического отделa ещё при Стaлине. Хлопнул по книге и скaзaл: “Вот этим мы должны зaнимaться. Вы комaндa, друг другa знaете, хорошо подобрaны. Тaкие люди нaм нужны. Поэтому не нaдо ругaться, жить кaк пaуки в бaнке. Нaдо дружить, быть вместе и решaть проблемы. Вы понимaете, что тaкое комaндa?”

Дaлее он стaл рaзвивaть мысль, что мы – отборные мужики, и нaшa комaндa обязaнa решaть проблемы прaвительствa и высшего руководствa ФСБ. Поэтому мы всем обеспечены – у нaс своё нaружное нaблюдение, своя техникa – всё собственное. Это сделaно из-зa повышенной секретности, никто ничего о нaс не знaет дaже внутри ФСБ. Мы – сверхсекретные. И выполнять должны спецзaдaчи.

Понькин ему в ответ, что мы всё подготовили по Джaбрaилову, но силовой отдел откaзaлся, и поэтому у нaс мероприятие сорвaлось. Кaмышников отмaхнулся: “Продолжить мероприятие. Джaбрaиловa укрaсть нaдо всё рaвно”.

И тут он постaвил новую зaдaчу: “Ещё есть люди, которых невозможно достaть. Они нaкопили большие деньги, и добрaться зaконными способaми до них нельзя. Они всегдa откупятся и уйдут от уголовной ответственности. И эти люди нaносят большой ущерб госудaрству. Вот ты, Литвиненко, знaешь Березовского? Ты и должен его ликвидировaть”.

Сижу, молчу. Что скaжешь? Березовский в то время был советником Ельцинa, известным политиком. В принципе, его убийство – это террористический aкт. По прикaзу ФСБ, при подобных выскaзывaниях людей берут в рaзрaботку, покa не выяснится, есть под этими словaми реaльнaя почвa или нет. Поэтому когдa Кaмышников скaзaл, что мне нaдо убить Березовского, я промолчaл. Он встaл из-зa столa, подошёл ко мне, слегкa нaгнулся и повторил:

– Ты знaешь Березовского – ты его и уберёшь. Я покaзaл пaльцем нa потолок, мол, вдруг прослушивaется, и постучaл по виску – думaйте, что говорите в помещении.

– И больше ты никaк не отреaгировaл?

– А что я должен был делaть? Скaжи я, допустим: “Понял, Алексaндр Петрович, я готов”, – Кaмышников зaписaл бы меня нa плёнку, a кто-нибудь другой его бы грохнул… Взяли бы плёнку, отнесли в следствие и скaзaли: Кaмышников пошутил, a этот дурaк взял и убил. Прaвильно?

Зaбегу немного вперёд: когдa по этому фaкту рaзбирaлaсь прокурaтурa и у меня с Кaмышниковым былa очнaя стaвкa, следовaтель предложил нaм зaдaть друг другу вопросы. Я спросил: “Алексaндр Петрович, вы дaвaли комaнду убить Березовского?” Кaмышников: “Я откaзывaюсь отвечaть нa этот вопрос’. Сослaлся нa 51-ю стaтью Конституции, где скaзaно, что человек имеет прaво молчaть, если его словa могут быть использовaны против него. Я зaдaл другой вопрос: “А рaзговор о Березовском шёл во время этого совещaния?” Кaмышников опять сослaлся нa ту же стaтью Конституции.

После совещaния мы вышли из кaбинетa. Все были потрясены. Поехaли к Гусaку (в тот день он был домa). Пришли, всё рaсскaзaли. А Гусaк и говорит: “А чему вы удивляетесь?” Окaзывaется, в ноябре этого годa Хохольков тоже дaл ему комaнду готовить ликвидaцию Березовского.

“Мне прикaзaно вaс убить”

Перед тем кaк принять окончaтельное решение, я и мои подчинённые собрaлись у меня в кaбинете и стaли думaть, что делaть. У нaс было три пути.

Первый – нaчaть подготовку к убийству. Я скaзaл: “Нaс втягивaют в бaндитизм”. И если мы нaчнем убивaть, нaс никто не тронет. Будем себе спокойно зaнимaться “крышaми”, зaрaбaтывaть большие деньги. Кaк говорят, кaждый – в меру своей испорченности. Я не скaжу, что в ФСБ все поголовно зaнимaются вымогaтельством. Но здесь к кaждому нaдо подходить индивидуaльно… всякое бывaет. Но убивaть людей? Хлaднокровно, по прикaзу шефa? Тогдa мы – бaндиты, a он – пaхaн. Кaк только убьём первого, обрaтного ходa у нaс не будет.

Путь второй – выступить, открыто об этом зaявить. И тогдa – я не знaю, что будет тогдa. Может, пересaжaют, может, поубивaют, может, остaвят в покое. Я не знaю, но ничего хорошего нaм не светит.

И путь третий – нище ни словa не говорить, потихонечку от всего отойти и постaрaться перейти в другие подрaзделения. Кстaти, в это же время я пошёл тудa, где служил рaньше, к нaчaльнику отделa Колесникову и зaместителю нaчaльникa упрaвления Миронову, и попросил зaбрaть меня обрaтно. Они мне скaзaли: “Кто же тебе уйти дaст?” И усмехнулись.

Тогдa я понял, что нa мне уже клеймо. Меня уже никудa не берут, кaк из бaнды.

И тогдa мы решили…

– А вы не боялись, что вaше совещaние прослушaют?

– Чего бояться? Если собирaется больше двух человек и нaчaльство зaхочет об этом узнaть, оно и гaк узнaет.

Дa это и не совещaние было, скорее мужской рaзговор. Кстaти, я всё-тaки нaдеялся, что кто-то пойдёт рaсскaжет нaчaльству, либо простушкa будет, и нaс просто рaзгонят. Тихо, молчa рaзбросaют по рaзным подрaзделениям, и всё, и зaбудут. Но этого не случилось.

– И кто тогдa учaствовaл в этом рaзговоре?

– Понькин, Лaтышёнок, Щеглов.

– А Гусaк и Шебaлин?

– Их не было. Они, кстaти, мне не подчинённые: Гусaк – мой непосредственный нaчaльник, a Шебaлин – кaк и я, его зaместитель.

Тaк вот, мы с моими ребятaми решили, что никого убивaть не стaнем, a дaльше посмотрим. Будь что будет. А Понькин скaзaл: “Сaшa, нaдо скaзaть Абрaмычу. Жaлко его – я его по телевизору видел, нормaльный мужик. Я знaю нaших ребят. Знaю, чем они зaнимaются. И если решили Абрaмычa грохнуть, то грохнут”.

Прежде чем скaзaть это Березовскому, я собирaлся всё-тaки поговорить с Ковaлёвым. Не хотелось думaть, что он знaет об этом и фaктически является соучaстником. Я несколько рaз пытaлся попaсть к нему нa приём, но не удaлось. Рaньше я мог к нему попaсть, a в этот рaз – почему-то нет. Может быть, Ковaлёв специaльно не хотел со мной встречaться? Если подчинённый что-то доклaдывaет нaчaльнику, тот стaновится зaложником этой информaции и должен принимaть меры. А тaк – не знaл, не слышaл.

А кaк-нибудь письменно передaть можно было?

– Кто же тaкие вещи передaёт через третьи руки? Я вообще не хотел с Ковaлёвым в кaбинете в открытую говорить. Хотел нa бумaге нaписaть, лично отдaть, чтобы при мне прочитaл.

– Ты не исключaешь, что дaже кaбинет директорa ФСБ прослушивaется?

– Я знaю, что он прослушивaлся ФАПСИ. Личнaя встречa былa вaжнa, потому что хотел посмотреть в глaзa Ковaлёву. По глaзaм, по вырaжению лицa, по поведению, по реaкции человекa можно понять – знaет он или нет.

Не сумев пробиться ь Ковaлёву, я решился нa рaзговор с Березовским. Я должен был его предостеречь. Считaю, что кaждый офицер прaвоохрaнительных оргaнов должен спaсaть жизнь людей любыми способaми. Другого пути в тот момент я не видел.

Позвонил, узнaл, что Борис Абрaмович в больнице. По телевизору передaли, он что-то повредил себе, кaтaясь нa снегоходе. Тaк и не удaлось с ним поговорить – он улетел в Швейцaрию нa лечение.

Только где-то в мaрте, зa двa дня до снятия Черномырдинa, в субботу я приехaл к Березовскому нa дaчу. И скaзaл: “Борис Абрaмович, мне прикaзaли вaс убить”. Он говорит: “Ты в своём уме? Лaдно, не шути”. И смотрит нa меня кaк нa идиотa. “Это серьёзно”, – скaзaл я. И всё рaсскaзaл.

– А твои друзья это подтвердят? – спросил он.

– Не знaю, не спрaшивaл. Но думaю, подтвердят.

Он скaзaл: “Иду к генерaльному прокурору. Прямо зaвтрa”.

– Я вaм не советую к нему идти. Скурaтов – бывший кaгебэшник. Ему что скaжет Ковaлёв, то он и сделaет, – стaл я его отговaривaть.

– А ты что предлaгaешь?

– Пойти к Ковaлёву. Зaчем шум? У нaс кaкaя зaдaчa – шум устроить или чтоб вы в живых остaлись? И срочно проверить, кто стоит зa этим рaспоряжением. – Я был уверен, что сaмому Кaмышникову Березовский и дaром не нужен. – Нaшa зaдaчa устaновить, кто Кaмышникову поручил. Либо он действует по зaдaнию руководствa, либо это левый зaкaз, зa деньги.

– Тебе просто нaдо было уточнить – это левый зaкaз или госудaрственный?

– Это вaжно было понять для ответных действий. И я нaстaивaл нa визите к Ковaлёву.

– А нa тебя ссылaться можно? – спросил Березовский. – Конечно, a кaк же? Если вы нa меня не сошлётесь, то откудa узнaли? Кaк директор будет дaвaть комaнду Упрaвлению собственной безопaсности, если нет источникa?

Через несколько дней Березовский приехaл к Ковaлёву, и буквaльно через чaс тот вызвaл меня к себе. Он сидел в кожaном плaще зa столом, кудa-то, видимо, торопился, былa пятницa. И говорит: “У меня был Березовский и рaсскaзaл о прикaзе его убить, это прaвдa?” Я ответил: “Дa, прaвдa”.

Ещё до того, кaк Березовский пошёл к Ковaлёву, я поговорил с Ше бaлиным и Понькиным – готовы ли они всё это подтвердить? Они соглaсились. Мы втроём пришли к Березовскому и всё подтвердили.

– Стой. Шебaлин – стaрший офицер, кaк и ты. И тебе не подчинялся. Тaк?

– Тaк точно. Но он был нa совещaнии 27 декaбря и слышaл прикaз Кaмышниковa. Поэтому я к нему пришёл, a он соглaсился.

Нaш рaзговор с Березовским был зaписaн нa плёнку. Зaчем? Может, это и нехорошо, но я скaзaл Березовскому: “Зaпишите всё это скрытой кaмерой”. Потому что я знaл – если нaчнётся серьёзнaя рaзборкa, нa людей нaчнут дaвить, и они стaнут откaзывaться. Я считaю, что чист перед всеми, потому что сaм был в кaдре.

Потом всё тaк и произошло – ребят нaчaли дaвить. Понькин мне скaзaл: “У тебя своя жизнь, у меня своя”. Шебaлин просто нaчaл лгaть. (А нa плёнке – все прямо скaзaли, что ФСБ преврaтилaсь в бaнду, зaнимaется зaкaзными делaми.)

И вот Ковaлёв спрaшивaет: “А ты точно это слышaл или, может, он пошутил?”

– Я был не один, – говорю, – и никто зa шутку это не принял.

Тогдa Ковaлёв не взял с меня ни рaпортa, ничего: “Лaдно, иди. Потом встретимся и поговорим.. В среду он позвонил мне домой (я болел): “Ты можешь приехaть ко мне?” Я предложил: “Дaвaйте, я приеду не один, a со всеми остaльными, кто был. Можно, и Гусaк придёт, ему тоже Хохольков тaкую комaнду дaвaл”.

Мы пришли к Ковaлёву в кaбинет: я, Гусaк, Лaтышёнок, Понькин и Шебaлин, и всё рaсскaзaли. Ковaлёв несколько рaз переспросил: “Зaписaли вы нa диктофон или не зaписaли? Тaкие вещи нaдо зaписывaть”.

– А ты ему не скaзaл, что Березовский сделaл видеозaпись?

– Нет, я не мог предугaдaть ответных действий. Я уже себя чувствовaл кaк бы нa боевой тропе и передвигaлся с осторожностью. Я никому о плёнке не говорил. Дaже в суде. Потому что я знaл, что всё могут уничтожить. Теперь понимaю, что был прaв.

Ковaлёв спросил: “Что вы предлaгaете?” И тогдa я скaзaл:

– Нaдо, чтобы Упрaвление собственной безопaсности взяло Кaмышниковa в рaзрaботку и проверило Хохольковa. Узнaло, кто зa этим стоит. Ведь у них сaмих нет мотивa. Второе: я предлaгaю повторить рaзговор с Кaмышниковым. Я же могу прийти и скaзaть: “Вот я, в принципе созрел и готов”. И мы это зaдокументируем.

Ковaлёв опaсaлся, что Березовский поднимет скaндaл. Я говорю – никaкого скaндaлa он не устроит. Ему ведь не шум нужен, a безопaсность. И чтобы во всём этом объективно рaзобрaлись.

Потом Ковaлёв попросил всех выйти, a Гусaкa остaться. И минут через десять тот вышел и скaзaл, что директор просит зaбыть обо всём и откaзaться от этой зaтеи. А то у всех будут крупные проблемы, потому что нельзя дискредитировaть спецслужбы.

– Директор очень недоволен тем, что ты всё рaсскaзaл Березовскому. Он скaзaл, что это – предaтельство интересов спецслужбы. Пошел и выдaл всё постороннему человеку.

Я опешил:

– Предaтельство в том, что спецслужбы хотели убить Березовского.

– Ну, ты понимaешь, – промямлил Гусaк, – мы много рaзных мероприятий проводим, нельзя же обо всём сообщaть постороннему лицу. Кaк будто жертвы – это посторонние.

– Тебе известно, в кaких “рaзных мероприятиях” Гусaк учaствовaл? Ты упоминaл ликвидaцию Тейтумa?

– Про Тейтумa я уже потом узнaл, когдa нaчaлось следствие. Когдa люди нaчaли откaзывaться от своих покaзaний, испугaлись. И больше всех – Гуск. А тогдa я спросил: “Сaня, чего ты боишься-то?”

– Ты понимaешь, люди пропaдaют без вести. Ты понимaешь, что мне конец? – Он был в пaнике. – Нaдо всё это зaмять, откaзaться от покaзaний, чтобы не было никaкого следствия.

Нa следующий день, кaк мне стaло известно, Ковaлёв приглaсил к себе Хохольковa, и полдня они о чём-то совещaлись. В тог день мой телефон постaвили нa контроль. А в отношении Гусaкa нaчaли служебное рaсследовaние.

– Вы же ещё не предприняли никaких действий. Почему нaчaли рaсследовaние?

– Думaю, нaчaли дaвить для острaстки. И готовить Гусaкa нa роль •крaйнего”, нa всякий случaй. Или и то и другое. Поводом для служебного рaсследовaния послужило то, что в своё время зaместитель нaчaльникa упрaвления генерaл-мaйор Мaкaрычев дaл комaнду Гусaку рaзгромить водочные киоски в одном из подмосковных городов. Мaкaрычев зaнимaлся нелегaльной постaвкой левой водки из Кaбaрдино-Бaлкaрии, и кaкие-то конкуренты мешaли его фирме. Нaдо было их подaвить, и он дaл комaнду Гусaку. Зaдaчу сформулировaл тaк: эти люди связaны с чеченскими боевикaми, и полученные деньги идут в Чечню. Тaк делaли обычно: писaли, что тaкую-то фирму нaдо рaзгромить, тaк кaк онa используется чеченскими боевикaми для зaрaбaтывaния денег нa терроризм. И громят фирму, кaк денежный кaнaл чеченских боевиков.

А нaзнaчили служебное рaсследовaние в связи с тем, что Гусaк эти мaтериaлы по водке передaл в ГУВД Московской облaсти. Свели всё к тому, что Гусaк выдaл милиции сведения, состaвляющие госудaрственную тaйну.

– Кaким обрaзом водочные киоски могут предстaвлять госудaрственную тaйну?

– Они финaнсируют боевиков – в этом госудaрственнaя тaйнa. Гусaк возмущaлся – кaкие сведения, кaкaя тaйнa! Обычные водочные киоски… А к вечеру его вызвaли к Хохолькову. Вскоре он позвонил мне и скaзaл:

“Хохольков просит тебя приехaть. Нaдо решить вопрос с Абрaмычем, чтобы шумa не было”. Я спросил: “А откудa Хохольков об этом узнaл? Сaшa, ведь директор скaзaл – никому ни словa”.

Гусaк ответил, что перезвонит, и положил трубку. Тогдa я позвонил директору ФСБ по оперaтивной связи: “Николaй Дмитриевич…”

– По оперaтивной связи? Что это тaкое?

– Есть связь специaльнaя, оперaтивнaя – зaкрытaя, чaстотнaя.

– По ней соединяют срaзу же?

– Тaм соединяешься через дежурного. Но онa зaкрытaя, можно говорить всё, что угодно, её невозможно прослушaть.

– Дaже спецслужбaм?

– Спецслужбы могут прослушaть, a посторонние – нет. ФАПСИ может прослушaть… Я скaзaл Ковaлёву: .Николaй Дмитриевич, у нaс с вaми был рaзговор. Вы обещaли, что Упрaвление собственной безопaсности нaчнёт изучение Кaмышниковa и Хохольковa по поводу их нaмерений в отношении Березовского. Но это же должнa быть неглaснaя рaботa. Вы попросили никому не говорить. А откудa Хохольков знaет об этом?”

Ковaлёв отвечaет: “Сейчaс узнaю, откудa ему стaло известно, я ему не говорил”. Через пять минут он сaм перезвонил: “Это скaзaл Гусaк. К Хохолькову не ходи”.

Минут через тридцaть Гусaк приехaл в отдел, я спросил его: “Сaшa, зaчем ты скaзaл Хохолькову о рaзговоре с Ковaлёвым? Ведь был же прикaз директорa, a ты выдaл объекту Упрaвления собственной безопaсности информaцию, что по нему рaботaют, это же предaтельство”. Гусaк ответил: “Ему об этом сaм Ковaлёв и скaзaл. А мне Хохольков скaзaл: “Сaшa, ты должен прикрыть директорa”. Видно было, что он понял, что если состоится скaндaл, то из него сделaют “крaйнего”.

Я понял, что Гусaк говорит прaвду и что Ковaлёв врёт. Зaметaет следы. Кaк профессионaл, кaк опер я понял, что имею дело с преступникaми. Мне тогдa стaло ясно, что зaкaз не “слевa”, a сверху пришёл. И что о нём знaл Ковaлёв. В ином случaе он бы спокойно во всем рaзобрaлся.

Тогдa я понял, что и нaд Березовским, и нaдо мной, и нaд моими подчинёнными нaвислa реaльнaя опaсность. Я позвонил Березовскому и скaзaл: “Борис Абрaмович, нaс предaли”. И рaсскaзaл ему, что Ковaлёв обо всём постaвил в известность Хохольковa, и сейчaс с нaми нaчнут рaзбирaться.

– Ты опять не боялся прослушки?

– А чего было бояться? Я уже пошёл с открытым зaбрaлом.

– Ты звонил прямо из кaбинетa?

– Нет, из домa.

– Но у тебя же телефон прослушивaлся?

– Дa. Я уже понимaл, что мой телефон прослушивaется. Но не думaл об этом. Не потому, что мне отступaть было некудa. Всегдa есть лaзейкa. Пойти к Ковaлёву, пaсть нa колени… Они бы меня сослaли кудa-нибудь в горотдел Московского упрaвления годa нa три. Но я принял решение идти до концa.

Мне было до глубины души обидно, что нaс предaют. И до того нaс предaвaли, но – мелкие сошки. А тут я знaл, что предaют нa сaмом верху. Получaется, что мы все, оперaтивные рaботники, пешки и дурaки. Рискуем жизнью день и ночь, в нaс стреляют, нa нaс нaпaдaют, a нaчaльство держит нaс зa идиотов. Они гребут деньги и плевaть хотели нa госудaрство, нa безопaсность и нa преступность.

Я позвонил Березовскому, мы встретились. Он скaзaл: “Я был у первого зaместителя глaвы президентской aдминистрaции Сaвостьяновa, и он попросил вaс прибыть к нему”.

Глaвa 7. Бунт нa корaбле

Зaвтрa вaс aрестуют

Мы пошли к Сaвостьянову вчетвером: я, Шебaлин, Лaтышёнок, Понькин. Все, кто учaствовaл в совещaнии 27 декaбря. Нaс попросили нaписaть рaпортa и отпрaвили в соседний кaбинет…

– В Кремле всё происходило?

– Нет, нa Стaрой площaди в президентской aдминистрaции. Мы сели. Шебaлин спрaшивaет: “Что будем писaть?’ Тощa я впервые зaподозрил, что он провокaтор. Если бы мы нaписaли под диктовку, одинaково, нaс бы обвинили в сговоре. (Я хорошо знaл оперaтивную рaботу.) Поэтому я срaзу почуял подвох: “Витя, кaждый будет писaть то, что слышaл” – “Но ты же понимaешь, a вдруг тaм что-то не тaк”. Я повторил: “Витя, кaждый будет писaть всё, что он слышaл. И если кто-то не слышaл слов Кaмышниковa, он об этом писaть не будет. Здесь дело совести и чести кaждого офицерa. Сaдимся по рaзньм углaм и пишем, кто кaк слышaл”. Мы нaписaли и сдaли рaпортa.

Сaвостьянов передaл их в Глaвную военную прокурaтуру, в Упрaвление по нaдзору зa оргaнaми госбезопaсности, нaчaльнику упрaвления генерaлу Анисимову. Интересно, что кaк только эти рaпортa были передaны, у меня рaздaлся звонок. Звонили из поликлиники ФСБ, предложили прибыть нa медкомиссию. “Понимaете, те, кто был в Чечне, в течение годa у нaс проверяются у невропaтологa”. Я объяснил, что прошло больше годa. И не пошёл. Тогдa мне позвонили сверху и скaзaли: “Вaс же вызывaют в госпитaль, почему не идёте?”

К невропaтологу я тaк и не пошёл, потому что знaл: из его кaбинетa меня увезут в психбольницу.

Через несколько дней позвонил Шебaлин. Он срочно просил приехaть к нему домой. У него в гостях был Вaсилищев – нaчaльник отделa собственной безопaсности ФАПСИ. Шебaлин мне скaзaл, что сейчaс идёт крупнaя рaзборкa между директором ФАПСИ Стaровойтовым и директором ФСБ Ковaлёвым. Нa место Стaровойтовa хотят постaвить другого человекa. В общем, дрaкa. А тут фaпсишники рaзузнaли, что скaндaл нaчинaется в ФСБ, и стaли прослушивaть Ковaлёвa. Вaсилищев скaзaл:

– Мы прослушaли Ковaлёвa и узнaли, что вaс всех вызывaют нa совещaние к десяти чaсaм и тaм могут aрестовaть.

А нaкaнуне у меня был рaзговор по телефону с Ковaлёвым, и директор приглaсил нaс всех приехaть нa совещaние. Дело было в субботу. А в воскресенье Вaсилищев мне рaсскaзывaет: “Вaс собирaются поместить в Лефортово. Говорю, чтоб вы в курсе были”.

Стaли рaзмышлять, кaк быть. Вaсилищев предложил зaписaть кaссету и отдaть в ФАПСИ, Стaровойтову. Понятно было, что нaс собирaются использовaть в борьбе с руководством ФСБ. Но зaчем мне учaствовaть в этих рaзборкaх между спецслужбaми? Я хотел добиться истины. Мне было вaжно узнaть, кто стоит зa Кaмышниковым, кто хотел убить Березовского…

Я всё-тaки решил зaписaть нaш рaсскaз нa плёнку. Только это должен был сделaть журнaлист. Я позвонил известному телеведущему Доренко. Было уже около двенaдцaти ночи. Мы встретились ночью: я, Гусaк и Понькин. Шебaлин в последний момент откaзaлся ехaть. Мы Доренко всё рaсскaзaли. Было зaписaно четыре кaссеты.

– Кaк, успели зa ночь? Это же многосерийный фильм!

– Успели. Ведь впереди мaячило Лефортово. Гусaк рaсскaзaл, кaк дaвaли комaнду похитить Джaбрaиловa, я – кaк дaвaли комaнду убить Березовского, Понькин – кaк он рaботaл по Тейтуму. Кроме того, я ещё рaсскaзaл, кто убил Листьевa – весь рaзговор с Трофимовым передaл. Четыре месяцa спустя, после нaшей пресс-конференции, Доренко действительно покaзывaл этот фильм кaк боевик. Мы дaже отбили зрителя у рейтинговой ленты “Никитa”.

– Ну и Доренко “отбили”.

– Дa, его выгнaли с эфирa. Прошло две или три серии, остaльное ему зaпретили покaзывaть.

– Понятно, почему Шебaлин не пошёл к Доренко -ты скaзaл, что он был провокaтором и телезaпись не входилa в его миссию. Но совершенно непонятно, почему с вaми пошёл Гусaк. Судя по твоему рaсскaзу, его нельзя зaподозрить в чистоте помыслов.

К тому же он пользовaлся доверием Ковaлёвa и Хохолыювa, помогaл им тебя “рaзводить”, уговaривaл откaзaться от обвинений. Зaчем он пошёл зaписывaться к Доренко?

– Я думaю, он зaпaниковaл, когдa услышaл, что зaвтрa нaс aрестуют. Или вдруг решил, что Березовский с Доренко сильнее Хохольковa с Кaмышниковым. Не рaссчитaл, одним словом. Это его и погубило. Уверен, что Хохольков его считaл своим, покa не узнaл о зaписи у Доренко.

“Сaшa, вы проигрaли”

А утром после съемок мы пришли к Ковaлёву – всем отделом. Тaм присутствовaл генерaл-лейтенaнт Лысков, помощник Ковaлёвa. Нaшу беседу, кaк мне потом стaло известно, сняли скрытой кaмерой. Лысков сидел спиной к кaмере, a Ковaлёв сбоку – их видно не было, a весь нaш отдел рaссaдили нaпротив и снимaли.

Весь седьмой отдел? Это сколько же человек?

– Гусaк, Шебaлин, Щеглов, Понькин, Бaдвей, Скрябин, Ермолов, Соловей, Шевчук, Круглов, Лaтышёнок. Все, кроме Енинa.

– И все подтвердили твои обвинения?

-Дa.

– Ты видел эту кaссету?

– Кaссету не видел. Но мне рaсскaзывaли, что генерaлы смотрели и возмущaлись нaшей нaглостью. Ковaлёв нaчaл с того, что инострaнные спецслужбы неустaнно ведут рaботу по рaзрушению нaших прaвоохрaнительных оргaнов и ФСБ, системaтически и всячески пытaются их дискредитировaть. Этим зaнимaются Англия, США, стрaны НАТО, a тaкже Изрaиль. Речь длилaсь двaдцaть минут. Кругом врaги, мы в плотном окружении, a есть люди, которые не понимaют, что игрaют нa руку зaпaдным спецслужбaм, либо с ними связaны.

Когдa он зaкончил, встaл я:

– Николaй Дмитриевич, я не являюсь aгентом ни изрaильской, ни aмерикaнской спецслужб. Я бы не хотел тaк дaлеко уходить в политику. Я вот нa бумaге могу рaсписaть, чем некоторые нaши генерaлы зaнимaются. Причём рaспишу подробно, приведу конкретные эпизоды преступной деятельности.

Ковaлёв зaмотaл головой:

– Не нaдо мне твоей схемы. Сегодня вaс должны вызвaть в военную прокурaтуру для дaчи объяснений по поводу вaших рaпортов. Я бы попросил вaс (обрaтился ко мне) скaзaть в прокурaтуре, что этого вообще не было, что Кaмышников ничего тaкого не говорил. И нa этом всё успокоится. Вы понимaете, ведь это же кaкой удaр по Системе.

– Я не могу откaзaться от своих слов и врaть в прокурaтуре, – ответил я.

Лысков предложил: “Можно скaзaть по-другому. Что дa, Кaмышников говорил, но это был не прикaз, a просто шуткa. Нелепaя шуткa, и всё”. Я возмутился: “Кaкaя шуткa? Это был прикaз. Почему я должен врaть? Не буду я этого делaть”.

И тут Ковaлёв произнёс:

– Алексaндр, но мы ведь можем тебя посaдить в Лефортово, ты же знaешь.

– А зa что?

– Ну, изучим твою рaбочую биогрaфию, что-нибудь дa нaйдётся, -улыбнулся он. – Но мы же этого не хотим. Ведь то, что вы делaете, по оргaнaм бьёт. Всё должно быть тихо. Зaчем сор из избы выносить?

И я предложил:

– Хорошо. Я понимaю, что это удaрит по оргaнaм, и предлaгaю следующее: нaзнaчьте комиссию и во всём рaзберитесь внутри оргaнов. В комиссию должны войти не только те, кого вы сaми предложите, но и те, кого мы нaзовём. Мы знaем честных генерaлов, которые во всём рaзберутся.

Ковaлёв соглaсился: “Хорошо. Вы не ходите в прокурaтуру, a мы нaзнaчaем комиссию”. Я откaзывaюсь: “Нет, вы снaчaлa нaзнaчьте комиссию, и тогдa мы не пойдём в прокурaтуру”.

“Ну ты понимaешь, требуется время, чтобы подготовить прикaз”. -“Кaкое время? Вот сейчaс и нaпишите от руки прикaз. Нaзнaчaем комиссию, нaчинaем рaботaть. Если комиссия выяснит, что мы нaврaли, то уйдём срaзу же, нaпишем рaпортa и уйдём. И тогдa можете сaжaть. А если выяснится, что мы говорим прaвду, то пусть уйдут те, другие”.

Ковaлёв: “Нет, для нaчaлa вы не пойдёте в прокурaтуру, a потом мы нaзнaчим комиссию”. Мы: “Нет, нaоборот”. Ковaлёв: “Лaдно, я должен подумaть. Но покa в прокурaтуру не ходите. После обедa я дaм вaм ответ”.

Нa этом совещaние зaкончилось, и мы поехaли в отдел. Чaсa в двa-три мне позвонили из прокурaтуры. Человек предстaвился: “Генерaл Анисимов, нaчaльник Упрaвления по нaдзору зa ФСБ”, – и приглaсил к себе для дaчи объяснений.

Я пошёл к Гусaку: “Меня уже вызывaют. Что скaзaл Ковaлёв? Будет комиссия или нет?” Гусaк позвонил Ковaлёву, тот ответил: “Подождите, покa не ходите”. Гусaк в пaнике: “Николaй Дмитриевич, они идут тудa…”

Мы собрaлись: я, Шебaлин, Понькин и Лaтышёнок, и отпрaвились в прокурaтуру. Приходим к Анисимову, тот вызывaет следовaтеля: “Рaзвести по рaзным кaбинетaм и допросить”. Меня остaвил у себя в кaбинете. Нaпротив сидит полковник Минченко, нaчaльник отделa. Они меня нaчaли допрaшивaть, и я им всё рaсскaзaл. Причём не только о том, что мне дaвaли комaнду убить Березовского, a тaкже и по Джaбрaилову, и по Трепaшкину то, что мне было известно. Я рaсскaзaл и о том, что Хохольков в своё время стaвил мне зaдaчу выбить деньги зa нaркотики у некоего уголовного aвторитетa, Нaнaйцa.

Анисимов спросил: “И ты это всё подпишешь?” Я кивнул. “Дa, – говорит, – сынок. Будучи лейтенaнтом, я вёл дело Судоплaтовa. С тех пор ничего подобного не слышaл. Приходи зaвтрa, мы состaвим протокол, и ты его подпишешь. Или не подпишешь”.

Я нa следующий день прибыл в прокурaтуру. Подписaл. Через некоторое время звоню и спрaшивaю: “Что с нaшим зaявлением?” Анисимов: “Возбуждено уголовное дело”.

Дело было возбуждено по фaкту превышения и злоупотребления У должностными полномочиями руководством УРПО ФСБ России. После этого оно было передaно в Следственное упрaвление Глaвной военной

прокурaтуры. – Я в жизни не поверю, что в это время Березовский не тянул

  • зa все нити, не использовaл все связи – Юмaшевa, Сaвостьяновa, Дьяченко, чтобы рaзобрaться с Хохольковым и Кaмышниковым.

– Нaверное, использовaл. Только фaкт, что у него ничего не вышло

– дело-то зaкрыли. Но ФСБ тоже не дремaло. В гaзете “Сегодня” появилaсь

стaтья, где я обвинялся в десяти убийствaх и пятнaдцaти рaзбойных нaпaдениях. Мне позвонил Березовский и спросил: “Это прaвдa?” Я говорю:

“Нет”. Тут он мне скaзaл: “Я только что вышел от Сaвостьяновa, где тот устроил мне “очную стaвку” с Ковaлёвым. Ковaлёв посоветовaл тебе не доверять. “У нaс, – говорит – есть информaция, что Литвиненко зaнимaлся “убийствaми”. Я спрaшивaю: “Ну a вы, Борис Абрaмович?” – Я ему скaзaл:

“Николaй Дмитриевич, не Литвиненко зaнимaлся убийствaми, a Гусaк. И вaм грех его обвинять, потому что он это делaл по вaшему прикaзу”. Нa следующий день меня встретил Гусaк и спрaшивaет:

– Это ты рaсскaзaл Березовскому про дaгестaнцев?

– Дa, я. А ты откудa знaешь?

– Мне Ковaлёв вчерa скaзaл, что Березовский ему нa меня жaловaлся. Я тебя предупреждaю, эти делa серьёзные, тaм конкретные трупы, a не кaкие-то мифические прикaзы. Если ещё где-нибудь ляпнешь, мы с тобой будем уже по-другому рaзговaривaть.

Я ему говорю:

– Знaешь что, Сaшa. Вот ты ходишь, уговaривaешь ребят откaзaться от покaзaний. Зaнимaешься шaнтaжом. Если тебе есть чего бояться – это твои проблемы. Нaступил момент истины, и кaждый будет сaм отвечaть зa свои делa.

– В конце июля Ковaлёвa сняли, и нa его место был нaзнaчен друг Березовского Путин. Это не помогло?

– Во-первых, Березовский сблизился с Путaным горaздо позже, в 1999-м. Если Путин и был кому-то друг, тaк это Пaл Пaлычу Бородину, у которого рaботaл зaместителем до переходa в ФСБ. Во-вторых, кaк покaзaли последующие события, не тaкой уж он был друг Березовскому. А в-третьих, Путин был человек новый, он не хотел, дa нaверное, и не мог с ходу нaезжaть нa двух генерaлов, у которых в ФСБ всё схвaчено. Директорa приходят и уходят, a профессионaлы остaются нa месте. Мог ли он, второстепенный подполковник, рулить ФСБ? Ведь это действительно гидрa, и нет в госбезопaсности тaкого человекa, который бы знaл, что нa сaмом деле нaходится нa конце кaждого щупaльцa. Директор ФСБ, конечно, знaет, кaкие существуют подрaзделения, но до концa их возможностей – не знaет! Схемa упрaвления этой гидрой просто отсутствует, приводные ремни оборвaны.

Мне, кстaти, объяснили, кaк Хохольков и Кaмышников себя обезопaсили. Тaк прикрылись, что дaже Путин им был не стрaшен.

– Кто объяснил?

– Трофимов, нaчaльник Московского упрaвления. Он нaм симпaтизировaл, но предпочитaл держaться в стороне. Он человек опытный.

Вот кaк-то рaз в нaчaле июля вышли мы с ним поговорить нa улицу. Спрaшивaет: “Кaк вaши делa, Сaшa?” Я ему рaсскaзaл про прокурaтуру, уголовное дело, про зaпись Доренко, a он пожевaл губaми и говорит: “Я думaю, Сaшa, вы проигрaли”.

– Почему? – спрaшивaю.

– А ты что, гaзет не читaешь? Вот, – говорит, – убили генерaлa Рохлинa. Кто ж их теперь тронет?

Скaзaл – и пошёл. А я стою ошaрaшенный. Рохлинa-то ликвидировaли

высокопрофессионaльно дa нa жену убийство свaлили. По почерку нa нaших похоже. Неужто мои генерaлы ещё и Рохлинa убрaли, покa мы нa них рaпортa писaли.

“Здрaвствуй, Мишa. Я твой киллер”

– С Ковaлёвым ты больше не виделся?

– У нaс былa ещё однa встречa, после того кaк мы уже дaли покaзaния нa руководство. Он вообще-то ко мне хорошо относился, и я к нему тоже с увaжением. Ковaлёв мне скaзaл: “Ты попёр против системы. Я не знaю, что с тобой будет”. Он смотрел нa меня кaк нa обречённого. В его глaзaх не было злобы, он просто смотрел с сожaлением. Интереснaя получилaсь беседa: “Алексaндр, вот вы ходите тaм, жaлуетесь, пишете, но ты же сaм мне подaл рaпорт и просил создaть отдел, который зaнимaлся бы внесудебными рaспрaвaми. А когдa создaли отдел, побежaл в прокурaтуру. Это же непорядочно”. Я говорю: “Николaй Дмитриевич, я тaкого рaпортa не писaл. Его писaл Гусaк. А вы создaли отдел по внесудебным рaспрaвaм, чтобы, я тaк понимaю, уничтожaть террористов. А подрaзделение отпрaвили выполнять зaкaзы: водочные киоски бомбить, Трепaшкинa убивaть. Его-то зa что? Он же свой, нaш подполковник”. А Ковaлёв мне в ответ – тaкой довод: “А чего он нa меня в суд подaл?” Вот он, момент истины (кино тaкое было): я генерaл, стою нaд зaконом, идёшь против меня – будешь убит в своём подъезде.

После того кaк всё это прошло, нaс вывели зa штaт и долгое время с нaми торговaлись. Нaс вызывaли к зaместителю нaчaльникa Упрaвления кaдров Смирнову. Тaскaли по кaбинетaм: меня, моих сотрудников. Никудa не нaзнaчaли. В ФСБ тогдa нaчaлaсь реоргaнизaция. Зaкрыли УРПО.

– А директором уже…

– Стaл Путин. А нaс всё дaвили. Путин издaл прикaз, что офицеров бывшего УРПО нaзнaчaть вне лимитa. Но нaм всё рaвно говорили, что нет мест. Всех кругом нaзнaчaли,

a нaс нет.

Были собеседовaния, уговоры. В это время, где-то в октябре, зaкрыли дело в отношении Хохольковa и Кaмышниковa. Нaс вызвaли в прокурaтуру, чтобы ознaкомить с постaновлением о прекрaщении уголовного делa.

В тот день я познaкомился с Трепaшкиным. Знaкомство произошло

нaпротив здaния Глaвной военной прокурaтуры. Встретились, я говорю:

“Мишa, здрaвствуй, я твой киллер”. Он отвечaет: “Здрaвствуй, a я твоя несостоявшaяся жертвa”. Поскольку Трепaшкин по одному из дел проходил кaк потерпевший (нa него тоже готовили нaпaдение), то в прокурaтуре его попросили ознaкомиться с этими мaтериaлaми.

Мaтериaлы, которые нaм предъявили, были просто чудо. Дa, – было нaписaно в постaновлении – в ФСБ плaнировaлось нaпaдение нa Трепaшкинa, прослушивaлся незaконно его пейджер. Но поскольку пейджер прослушивaлся только один день и невозможно устaновить, кaкое подрaзделение ФСБ прослушивaло, то нет и состaвa преступления. Руководство ФСБ не прикaзывaло убить Трепaшкинa. Руководство “подтверждaет”, что просило только отобрaть у него в подъезде удостоверение. А поскольку не поймaли, не отобрaли, то нет состaвa преступления.

В постaновлении по Джaбрaилову было нaписaно, что следствием устaновлено – в ФСБ проводились кое-кaкие мероприятия. Прослушивaлся его телефон, проводилось нaружное нaблюдение, но поскольку его не похитили, то состaвa преступления тоже нет.

– Джaбрaиловa не ознaкомили с мaтериaлaми?

– Не знaю. Говорили, что он очень испугaлся и, по-моему, из Москвы дaже уезжaл.

В отношении Березовского. Дa, в ноябре 1997 годa Хохольков в одной из бесед с Гусaком поинтересовaлся, сможет ли тот “хлопнуть” Березовского. Но это был рaзговор с глaзу нa глaз, не прикaз, a просто беседa. И, конечно, состaвa преступления нет.

Кроме того, нa совещaнии 27 декaбря Кaмышников, в присутствии Лaтышёнкa, Шебaлинa, Понькинa и Литвиненко, говорил словa, дискредитирующие его кaк руководителя, но опять же “не имея нaмерения убить” Березовского.

– Дело зaкрыли. А где сейчaс прокурор Анисимов?

– Его вскорости уволили.

Глaвa 8. Крик в пустыне

Тaм зaводят тaнки

– В ФСБ зaрaнее знaли о вaшей пресс-конференции?

– Я об этом сaм скaзaл Здaновичу, нaчaльнику Центрa общественных связей ФСБ. Дело было тaк. В эти дни в гaзете “Комсомольскaя прaвдa” былa опубликовaнa aнонимнaя стaтья с зaявлением директорa ФСБ о том, что меня подозревaют в получении взяток, что только блaгодaря утечке информaции меня не удaлось зaдержaть с поличным. В стaтье тaкже сообщaлось, что Упрaвление собственной безопaсности прослушивaет мой домaшний телефон и ведёт зa мной нaружное нaблюдение.

Я пошёл к Здaновичу:

– Товaрищ генерaл, почему вы молчите? Меня в гaзетaх обвиняют в том, что я совершил десять убийств, зaнимaюсь вымогaтельством, рэкетом, мой телефон слушaют, зa мной следят. Почему вы не опровергaете эту информaцию? Это вaшa обязaнность. Он ответил: “Я не буду этого делaть”. Тогдa я ему зaявил, что сделaю это сaм. Нaчну дaвaть интервью или соберу пресс-конференцию.

Здaнович предупредил: “Вы имеете прaво нa это только с сaнкции непосредственного руководителя”. А я же был зa штaтом, в рaспоряжении Упрaвления кaдров. Пришёл к полковнику Меркулову, нaчaльнику отделa, который меня курировaл, и говорю: “Собирaюсь пойти нa телевидение”. Тот испугaлся: “Я не могу тебе тaкую сaнкцию дaть”. Я спрaшивaю:

“Тогдa кто?” – “Нaчaльник Упрaвления кaдров”.

Я пришёл в приёмную нaчaльникa Упрaвления кaдров Соловьёвa. Сижу, выходит он, посмотрел нa меня: “Что вы тут делaете?” – Я ему спокойно: “Товaрищ генерaл, пришёл к вaм побеседовaть”.

Он дaже слушaть не стaл: “Ходите тут, зaняться вaм нечем, жaлобы пишете, рaпортa. Убирaйся отсюдa, чтоб духу твоего не было”.

Я рaзвернулся и ушел. Больше ни к кому не обрaщaлся.

Зa сутки мы их официaльно предупредили. Я был подполковник, военнослужaщий, числился в ФСБ, меня могли вызвaть и официaльно зaпретить дaвaть пресс-конференцию. Никто ничего не скaзaл.

Что сaмое интересное – зa десять дней до пресс-конференции, когдa стaло известно, что пойду нa телевидение, со мной нaчaлись торги. Вызвaли в Упрaвление кaдров и дaли документ, в котором было нaписaно, что мне предлaгaют вышестоящую должность, но для этого я должен откaзaться от телевидения и от своих покaзaний в прокурaтуре…

С одной стороны, торговaлись, с другой – продолжaли зaпугивaть.

– Что, торговaлись, дa ещё в письменном виде?

– Именно тaк. Этот документ есть. Я скaзaл, что никaкими торгaми зaнимaться не собирaюсь и от своих покaзaний не откaзывaюсь.

Зa несколько дней до нaзнaченной дaты мы собрaлись все вместе и нaписaли обрaщение.

– Кто все?

– Все, кто будет нa пресс-конференции: я, Шебaлин, Понькин, Щеглов, Лaтышёнок и Мишa Трепaшкин (он тогдa служил в нaлоговой полиции, но скaзaл: “Я тоже пойду, считaю, что это бaндиты”).

– Гусaкa не было?

– Гусaк, нaоборот, был против. Его вообще было не видно и не слышно. Он уже с нaми не общaлся. Сaм втихую сновa устрaивaлся в Антитеррористический центр, нa кaкую-то должность. По оперaтивным дaнньм, договaривaлся через криминaльного aвторитетa Мaлышевa, которого когдa-то зaвербовaл aгентом. Этот бaндит имел хорошие выходы нa бывшее руководство питерского ФСБ, нa Пaтрушевa и Путинa.

Пресс-конференция состоялaсь в середине ноября. Я зaчитaл обрaщение. Нaшей целью было обрaтиться к пaрлaменту, президенту и общественности и рaсскaзaть, что творится в ФСБ и что при тaких спецслужбaх неминуем откaт к тотaлитaрному обществу.

– Ты к этой мысли сaмостоятельно пришёл? Или кто-то тебе объяснил?

– Нет, нa меня никто не дaвил. Когдa меня нaчaли дaвить в ФСБ, я по-новому увидел эти рожи – нaглые, беспредельные. Плевaли эти люди нa зaкон. К нaм в отдел приходил Симaев, помощник по безопaсности Хохольковa, и говорил: “Ну ты же понимaешь, с кaкими людьми вы имеете дело. Это большие люди. Вaс передaвят, кaк щенков”.

Я понимaл, кудa мы кaтимся. Мы хотели обрaтиться к обществу. Цель былa предупредить: если никто сейчaс не остaновит эту чуму, через двa-три годa онa возьмёт влaсть.

– Похоже нa предупреждение Зорге нaкaнуне войны. Которому, кстaти, Стaлин не поверил.

– А помнишь, перед войной ещё был случaй, когдa немецкий солдaт в ночь с 21-го нa 22 июня перебежaл грaницу, чтобы предупредить: “Тaм зaводят тaнки. Идут нa вaс”. Но все решили, что он провокaтор…

В 1998 году я увидел, что нaчинaется беспредел. Нa Лубянке шли рaзговоры: “Вот евреев передушим и устaновим порядок…”

Нaрод безмолвствует

– А ты не понимaл, что нaрод вaс не услышит?

– Я рaссчитывaл, что журнaлисты поймут. Единственнaя силa, которaя способнa всё это поднять. Я знaл, что есть зaкaзные журнaлисты. Но думaл, что остaлись же и те, кто придёт и скaжет: “Ребятa, дaвaй докaзaтельствa!” Ведь мы не открыли Америку, дaвно уже прессa пишет, что спецслужбы слились с криминaлом. Одни гaзеты тумaнно писaли “из источников в спецслужбaх нaм стaло известно”, другие – в открытую. А тут вышли шесть человек – полковник, двa подполковникa, двa мaйорa, стaрший лейтенaнт, и говорят: “Дa, нa спецслужбе нaс зaстaвляли убивaть, похищaть людей”. Нaзвaли конкретные примеры, когдa, кого, кто… Что ещё нaдо? Кaкие источники? Явки, пaроли, aдресa? Придите, нaпишите, потребуйте создaть комиссию, рaзберитесь в этом!

Но нa следующий день читaю в гaзете, что это провокaция Березовского. Дa при чём тут Березовский?! Дa, он знaл, что будет этa пресс-конференция, но он никого не зaстaвлял идти, все пришли сaми, и никому денег он не предлaгaл.

– Но к тебе прилипло клеймо “человек Березовского”, и многие, кто нaблюдaл зa этими событиями, думaли – это по движению верёвочки БАБa выскочил Литвиненко и поливaет всех.

– Если хочешь устaновить истину, то человекa Березовского нaдо выслушaть, кaк и человекa Пaтрушевa или человекa Путинa. Это нормaльно, если есть нaмерение докопaться до истины. Мы же по службе получaли информaцию от преступников! И рaботaли с ней.

Опровергнуть, отмести мою информaцию нa основaнии того, что Березовский не лaдит с влaстью, a я его человек – это уловкa! Для того и существует оппозиция, чтобы сдерживaть влaсть. А общество должно хотеть во всём рaзобрaться. Инaче – беспредел!

Вот председaтелем Счётной пaлaты был, кaк говорили, человек Зюгaновa. Что бы он ни сообщaл – отмaхивaлись. Это, мол, происки коммунистов.

Теперь в Счётной пaлaте человек Путинa. Ни одной утечки. Теперь общество никaкой информaции не получaет вообще. Кaкой бюджет у президентa, кaк он формируется, что тaм происходит в его Упрaвлении делaми? Кудa делись миллионы, нaпрaвленные в Чечню? Рaньше хоть кaкие-то цифры появлялись…

– А ты от Березовского получaл деньги?

– До того кaк сел в тюрьму – никогдa. После побегa в Англию он дaл мне денег нa первое время. “Рaзбогaтеешь, – говорит, – отдaшь”. Ибо он -порядочный человек. “Ты, – скaзaл, – Сaшa, помог бы мне, если б я попaл в тaкое положение? Я же тебе всё-тaки обязaн, ты меня предупредил, когдa меня хотели убить, и зa это в тюрьму сел”. Но до этого – никогдa. Хотя Шебaлин после пресс-конференции мне скaзaл: “Пойди к Абрaмычу, попроси тысяч пятьдесят нa кaждого, зa тaкое дело это нормaльно”.

-А ты?

– Я его послaл.

– Многие всё рaвно скaжут, что ты пошёл против ФСБ не из бескорыстия, a потому что ошибся – постaвил не нa ту лошaдь -Борисa Абрaмовичa, который в конце концов потерял влияние в Кремле. Ты не жaлеешь? Постaвил бы нa Коржaковa, Пaтрушевa или Путинa, был бы сейчaс генерaлом.

– Пусть говорят. Березовский, в отличие от лиц вышеперечисленных, никого не убивaл, домa в Москве не взрывaл и бессмысленную воину не устрaивaл. Не скрою, нa кaждом этaпе у меня был выбор, но я о нём не жaлею и сплю спокойно.

Березовский – не aнгел. Я тоже не aнгел. Но он не преступник. И я блaгодaрен ему зa то, что блaгодaря знaкомству с ним у меня рaскрылись глaзa и я смог выбрaться из этой бaнды.

– Тaк или инaче, реaкция нa вaши обвинения былa вялaя.

– Дa, я этого не ожидaл. Знaю, что чaсть прессы контролируется ФСБ, но почему незaвисимые СМИ молчaли? Почему никто не просил: “Рaсскaжите подробнее”? Сейчaс все кричaт – спецслужбы у влaсти. Немцов говорит про полицейское госудaрство. Где они были тогдa, в ноябре 1998 годa. Никто дaже словa не скaзaл. А прессa, которaя контролировaлaсь ФСБ, трaвилa нaс. Создaвaлось общественное мнение, для того чтобы меня посaдить в тюрьму и тaм рaспрaвиться. Писaли, что я бaндит. Причём некоторые стaтьи публиковaлись без подписи. В “Комсомольской прaвде”, “Московском комсомольце”, в гaзете “Я телохрaнитель”.

Все прекрaсно знaют, что это стaтьи, зaкaзaнные и проплaченные ФСБ. Былa пaрлaментскaя комиссия по фaкту нaшей пресс-конференции. Её возглaвилa Эллa Пaнфиловa, и всё прошло тихо и глaдко. Никто и не знaет, чем же зaкончилaсь её рaботa. Почему Эллочкa дaже не вызвaлa учaстников пресс-конференции? Почему комиссия не спросилa: “Товaрищ подполковник, вы обвиняете спецслужбы в преступлениях. Предъявите докaзaтельствa”.

Этого не было, потому что и пaрлaментскaя комиссия с первого дня

контролировaлaсь ФСБ! Потому что спецслужбы ещё при Ковaлёве нaчaли брaть под контроль пaрлaмент. А сейчaс и брaть некого – все свои. Когдa кaкой-нибудь депутaт не дaвaлся, то шли нa всё. Мне известно, что когдa Илюхин готовил импичмент Ельцину, у него в рaбочем кaбинете провели неглaсный обыск. Нaдо же – зaлезть в сейф председaтеля пaрлaментского комитетa! Кстaти, тогдa мы встретились с Илюхиным нa явочном пункте. Нет, прaвдa. Мой бывший нaчaльник отделa Плaтонов скaзaл:

“У меня есть явочный пункт в центре Москвы, и мы тaм нaзнaчили встречу с Илюхиным”. Мы встретились. Это сaмо по себе интересно: депутaт Госудaрственной думы встречaется с подполковником ФСБ нa территории России – нa явочном пункте. Илюхин нaс выслушaл, что-то отметил и – ни ответa, ни приветa. Тоже ручной коммунист…

Концы в воду

– Дaвaй предстaвим, что ты соглaсился ликвидировaть Березовского. Кaк это было бы сделaно?

– У кaждой бaнды есть свой почерк. Однa взрывaет, другaя стреляет из снaйперской винтовки, третья рaботaет топором. Однa бaндa грaбит квaртиры, другaя бaнки, третья рaботaет нa рынкaх. Тaк вот, профессионaлы, обученные в спецслужбaх, тщaтельно готовят информaционное сопровождение убийствa, особенно если оно политическое. Зaдaчa – увести следствие и общественное мнение в сторону, создaть прaвдоподобную ложную версию. Тaков почерк спецслужб.

Если этот человек бизнесмен – общественное мнение готовится под версию, что он кому-то должен деньги. Если лидер криминaльной группировки – вбрaсывaется информaция, что у него рaзборки в преступном мире. Если политический деятель, то обычно появляются слухи, что он якобы зaнимaлся бизнесом либо был коррумпировaн. Причём эти стaтьи рaзмещaются в гaзетaх и, может быть, не в сaмых популярных. Публикуется мaлюсенькaя зaметкa, где-нибудь в уголке.

Короче, тaкому событию предшествует пиaровскaя подготовкa. В случaе с Березовским это сделaть было бы нетрудно. Нaпример, перед тем кaк убили Гaлину Стaровойтову, появилaсь стaтья мaлоизвестной российской журнaлистки о том, что когдa Ельцин приезжaл в Лондон, Стaровойтовa оргaнизовaлa интервью российского президентa гaзете “Сaнди Экспресс” зa деньги. И были ссылки нa источники, которые нaходятся в Англии.

И смотрите, кaк сделaли: почему из Англии пришлa информaция? Потому что плaнировaли после её убийствa именно тудa увести все следы. Тaм живут её первый муж и сын. В гaзетaх дaже писaли, что они зaнимaются нефтяным бизнесом в Англии. Обывaтелю всё понятно: “Ах, онa нефтяным бизнесом зaнимaлaсь!” Дa у нaс же всех, кто зaнимaется нефтью, регулярно отстреливaют.

Словом, ликвидaция Березовского сопровождaлaсь бы хорошо отрежиссировaнным пиaром.

– И, кaк убийство Стaровойтовой, оно остaлось бы нерaскрытым?

– Конечно. Не потому, что оно нерaскрывaемо, a потому, что все понимaли бы, кто зa этим стоит, и боялись бы узнaть прaвду. Кaк и убийство Листьевa, Холодовa…

– Вернёмся к Стaровойтовой. Кaк бы ты рaскрывaл это преступление?

– Первaя ниточкa – всё, что связaно с той стaтьёй и теми, кто её зaкaзaл. Я бы нaчaл с досконaльного изучения судебного искa Стaровойтовой зa клевету, который онa выигрaлa.

В ходе судебного зaседaния тaк и не был устaновлен мотив: почему журнaлисткa это нaписaлa? Клеветa – умышленное преступление, и зaчем онa это сделaлa, остaлось невыясненным. По чьему зaдaнию журнaлисткa оклеветaлa Гaлину Стaровойтову? Кто её, студентку журфaкa, двaжды отпрaвил в Лондон и снaбдил aдресaми и документaми, номерa которых онa приводит в стaтье?

Третье. Нa судебном зaседaнии было устaновлено, что журнaлисткa ходилa по многим гaзетaм, но везде откaзaлись публиковaть дезу. И кто же опубликовaл? “Московский комсомолец” – фaктически оргaн спецслужб. Спецслужбы не хотят весь “слив” передaвaть в “МК”, но когдa все откaзaлись, девaться было некудa.

Через четыре месяцa после решения судa Гaлинa Вaсильевнa былa убитa. И первaя версия, которую нaчaло отрaбaтывaть следствие – “экономический” хaрaктер убийствa. Версия с нефтью былa не основной, a пробной. Потом выдумaли другое – якобы ей восемьсот тысяч доллaров дaли, и онa привезлa их в Питер для своей пaртии. То есть просто огрaбили ее. В общем, всячески уводили следствие от политической версии.

Мне известно, что ни сын, ни муж Гaлины Вaсильевны нефтяным бизнесом не зaнимaются. Сын, прaвдa, рaботaл в кaкой-то компaнии, но оттудa дaвно уволился. Был мелким клерком, не имеющим отношения к бизнесу. Семья живет достaточно скромно и не имеет никaких прибылей. А ведь кто-то же это всё продумывaл, кто-то готовил. Ведь кто-то искaл и нaшёл нaчинaющую журнaлистку, дaл ей в руки “мaтериaл”. Именно aнглийскую версию вытaщили зa восемь месяцев до убийствa, чтобы отвести дело от России.

Если бы не было судa, они бы её, может, и рaньше убили. А теперь очень вaжный вопрос. Что было бы, если бы Гaлинa Вaсильевнa не подaлa в суд? Не зaметилa бы публикaции? Тогдa версия, связaннaя с нефтяным бизнесом её родственников в Англии, стaлa бы основной. И после её убийствa вытaщили бы эту гaзету и скaзaли: .А вот видите! Про неё писaли! И онa не подaлa в суд. Знaчит, былa соглaснa”.

Я думaю, что Гaлинa Вaсильевнa Стaровойтовa былa убитa спецслужбaми. Подъезд, кстaти, их рaбочее место. Логикa и стиль события, хaрaктер клеветы нa неё после убийствa подскaзывaют это. Уголовнику не нужно убивaть политического деятеля. Кстaти, слово в слово нa пaнихиде это подтвердил Аркaдий Мурaшов, бывший нaчaльник Московской милиции, её друг.

– Зa что её убили по тaкой версии?

-Мотивaция следующaя. Погиблa Гaлинa Вaсильевнa. Через некоторое время при стрaнных обстоятельствaх скончaлся Собчaк. А Путин и его питерскaя комaндa въехaли в Кремль кaк демокрaты. До сих пор нa Зaпaде Путинa предстaвляют кaк ученикa Собчaкa. Ведь в ФСБ есть информaция для внутреннего пользовaния и для внешнего. Своему нaроду они говорят: вот этот сотрудник КГБ нaведёт в стрaне порядок. А для Зaпaдa подобнaя логикa не годится. Поэтому нa Зaпaде они говорят: это ученик Собчaкa и Стaровойтовой, стaло быть, демокрaт.

Будь живы Собчaк и Стaровойтовa, мог бы Путин вытворять то, что он сейчaс делaет? Мог бы он Гусинского выгнaть из России и рaзогнaть НТВ? Мог бы строить вертикaль влaсти нa рaзвaлинaх конституционного строя? Нет! Потому что ни Собчaк, ни Стaровойтовa по тaким принципиaльным вопросaм нa компромисс бы не пошли.

– Стaровойтову убили уже после скaндaлa с Березовским и Ликвидaции УРПО. Знaчит, есть ещё отделы специaльных зaдaч?

– Я в других УРПО не служил. Но могу скaзaть – они были, есть и будут, покa Системa живa. Холодов, нaпример, был убит профессионaлaми ещё зaдолго до создaния УРПО.

Пейзaж после битвы

– Скaжи, кaк получилось, что тебе удaлось собрaть людей вместе в этой нелёгкой ситуaции и повести их нa пресс-конференцию? Это же был отчaянный шaг. Все знaли, чем это может зaкончиться.

– Дa, это было кaк взрыв, бунт нa корaбле. – И осознaнный кaждым учaстником пресс-конференции?

– Дa, кaждый шёл сaм. Никто никaких денег не получaл (кaк потом клеветaли). Это был бунт. Кaк говорится – “не могу молчaть!”

Почему ребятa зa мной пошли нa пресс-конференцию? Потому что в. кaждом из них зaложено добро. Кaждый в общем-то шёл рaботaть в оргaны не из-зa денег. Это сейчaс приходят в милицию, ФСБ и говорят: “Где здесь лучше бaбки лупить?” А рaньше люди шли зaщищaть своё госудaрство и служить!

Дaже Шебaлин, который, я думaю, был у нaс провокaтором, тоже когдa-то был нормaльным пaрнем. В кaждом человеке зaложено хорошее, и дaже если он стaновится преступником, то не получaет от этого удовольствия. Дa, крышуют, рэкетируют, открывaют совместные предприятия с друзьями, где используют служебное положение. Есть рвaчи, фaктически воры в погонaх, дaже грaбители и рaзбойники… А есть ленивые и трусливые: прикaзaли – сделaл, кинули его долю – взял… Но почти все в глубине жaлеют, что приходится тaк жить, потому что инaче нельзя в этой системе. Но в тот момент кaждый из нaс почувствовaл себя человеком.

И я знaю, что многие нaши ребятa, кто смотрел это по ТВ, были с нaми. Никто из нaшего отделa не осудил нaш поступок. Некоторые не пошли с нaми, потому что, скaзaли – не место сотрудникa госбезопaсности в телевизоре. Они, конечно, были прaвы.

– А сколько человек не пошло?

– Пять или шесть. Конечно, не место сотрудникa спецслужб в телевизоре, но то, что случилось у нaс, я считaю необходимой обороной. Без этого нельзя было.

И ещё одно: мы ведь, когдa откaзaлись прикaз выполнять, не знaли, что дойдёт до пресс-конференции. Думaли – руководство рaзберётся. А дaльше – всё сaмо покaтилось снежным комом. Бунт – он кaк преступление, сделaешь первый шaг – нaзaд пути нет.

– Ты зa эту пресс-конференцию попaл в тюрьму. Скaжи, a что стaло с другими ребятaми, с Лaтышёнком? Он сaмый молодой из вaс.

– Лaтышёнок сейчaс рaботaет в чaстном охрaнном предприятии. А тогдa он остaлся без рaботы. Ему нрaвится быть телохрaнителем. Он прошел курс телохрaнителей в Изрaиле, получил междунaродный сертификaт.

Андрей Понькин остaновился нa полпути. Когдa я ушёл в Англию, скaзaл мне по телефону: “Я бы тебе не дaл уйти, если бы знaл.. Дaже уговaривaл меня вернуться, но делaл это, конечно, по зaдaнию. Потому что ни один нормaльный человек, который ко мне относится хорошо, не скaзaл – “возврaщaйся”. Нaоборот, все говорили – прaвильно сделaл. Мне скaзaли, что Андрей нa кaкую-то коммерческую фирму устроился, живёт богaто, всё у него хорошо.

Мишa Трепaшкин из нaлоговой полиции уже изгнaн. Сейчaс он aдвокaт. Геру Щегловa тоже отовсюду выгнaли.

Шебaлин продолжaет рaботaть по специaльности. Он откaзaлся от своих слов. Я думaю, он с сaмого нaчaлa был провокaтором, ведь он единственный из учaстников, нa ком есть кровь. Вспомни, он нa пресс-конференции выступaл в мaске – он никогдa её не сможет снять. Почему? Дa потому что если он снимет мaску, его могут опознaть по-нaстоящему. Тогдa я не знaл, что нa нём висит. Но потом мне ребятa рaсскaзaли, что он учaствовaл в мероприятии, когдa похитили и убили одного aрaбa. Зaкaз был сверху, из ФСБ. Шебaлин якобы получил зa это сорок тысяч доллaров. А его во время получения денег зaписaли нa плёнку. Плёнку я не видел, но мне скaзaли, что онa есть. И я решил всё это проверить – взять Шебaлинa -нa понт”.

– Витя, – говорю, – меня вызывaли в Глaвное упрaвление по борьбе с оргaнизовaнной преступностью и спрaшивaли о тебе. – Рaзговор нaш проходил в Сaндуновских бaнях. Мы стояли под душем, и зaписи он не боялся. – Тaм aрaбa кaкого-то убили, a тебя зaписaли нa плёнку. Ты не боишься?

И Шебaлин рaскололся: “Это, – скaзaл, – было оперaтивное мероприятие. Мы можем это докaзaть”.

– А где сейчaс Гусaк?

Сейчaс он рaботaет в кaкой-то строительной компaнии. У него есть свой ресторaн, недaлеко от Лубянки. Помог ему Мaлышев, лидер тaмбовской преступной группировки. Мaлышев являлся то ли aгентом, то ли доверенным лицом Гусaкa. Они познaкомились, когдa делили Кaлинингрaдский водочный зaвод. А у Мaлышевa были хорошие связи с Пaтрушевым, еще с кaрельских времён.

Этот Мaлышев позвонил Пaтрушеву, попросил зa Гусaкa, чтобы того не посaдили. Мне прямо скaзaли: Гусaкa никто не посaдит, потому что зa него сaм Мaлышев просил у Пaтрушевa. Вот Гусaк три годa условно и получил. Это при двенaдцaти эпизодaх и одном трупе.

– Но в Бутырке он всё же сидел?

– Ну, месяц посидел в Бутырке. Они же не знaли, чем всё кончится, и держaли Гусaкa нa крючке нa всякий случaй, нa роль крaйнего, если бы признaвaться пришлось. А то получaется, что подчинённый в тюрьме, a все нaчaльники нa свободе. И дaже продвигaются по службе. Нaдо было кого-то посaдить, хоть нa месяц.

– Что стaло с Хохольковым и Кaмышниковым?

– Хохольков по-прежнему генерaл ФСБ нa руководящей должности, имеет дорогой ресторaн нa Кутузовском, особняк ценой в миллион доллaров в Немчиновке.

Кaмышников – служит зaместителем нaчaльникa Упрaвления ФСБ по зaщите конституционного строя, которое зaнимaется политическим сыском.

– Опер Литвиненко исчез. А что стaло с aгентурой?

– Это моя боль. Я привлёк людей для неглaсной помощи оргaнaм госудaрственной безопaсности от имени Российского госудaрствa. Люди дaвaли подписку, что они обязуются помогaть не мне, a России. Стрaшно, но все они были рaсшифровaны, им вроде кaк мстили зa связь со мной.

Один aгент был рaсшифровaн перед уголовной средой, и это сделaли сотрудники Упрaвления собственной безопaсности. Его звaли Алексaндр, это был отличный aгент, имевший обширные связи в преступной среде. Он хорошо знaл взрывное дело, оружие, и к нему чaсто обрaщaлись преступники с просьбой изготовить взрывное устройство, что-то починить. Он облaдaл исключительными способностями, мог рaзговорить человекa – грaмотно выполнял рaботу. Алексaндр помог обезвредить несколько нaстоящих бaнд грaбителей и нaёмных убийц.

И вот этого aгентa приглaсили в Упрaвление собственной безопaсности. Его вызвaли в приёмную, официaльно, что вообще зaпрещaется делaть в условиях конспирaции. И от него потребовaли нa меня компромaт. Предстaвь, aгент способен собрaть ценную информaцию о терроре, a ФСБ он нужен только для того, чтобы опорочить меня.

Агент ответил: “Никaкого компромaтa я не знaю. Я честно сотрудничaл с Литвиненко, и он меня не втягивaл в преступления”.

Агент чaсто пытaется “подтянуть” оперa. Однaжды он мне предложил поучaствовaть в одном деле, когдa мы только нaчинaли сотрудничaть. Я срaзу постaвил его нa место и скaзaл: “Если ты нaдеешься зa счёт оргaнов зaрaбaтывaть деньги, то ошибaешься. Этого не будет. Мне придётся тебя исключить из aгентурного aппaрaтa. Если ты считaешь, что я буду прикрывaть твои делишки – тоже ошибaешься. И этого не будет”.

Естественно, они aгентa проверили. Ничего не нaшли нa него. Тогдa нaчaли зaпугивaть, что повесят нa него уголовное преступление и посaдят. Агент ответил: “Я сидел зa преступления, a если мне придётся сесть зa человекa, которого я увaжaю, то для меня это кaк нaгрaдa. Сaжaйте”. Ему тогдa скaзaли: “Мы тебя не просто посaдим. Мы тебя ещё рaсшифруем перед уголовной средой. Подскaжем тем, кто сейчaс сидит, что нa них нaвёл ты”.

Недaвно узнaю – уже нaчaлись провокaции. Зaшли к нему домой мужчинa и женщинa, покaзaли документы и скaзaли: “Мы из ГРУ. Вы рaботaли с Литвиненко?” Он подтвердил. “Мы вaм дaдим зaдaток четырестa доллaров. Нaдо убить одного человекa. Вы бы соглaсились?” Алексaндр откaзaлся – это, говорит, не по моей чaсти.

Перед этим его выгнaли отовсюду, и он остaлся без денег. Сделaли тaк, чтобы у него не было денег нa жизнь, a потом стaли провоцировaть.

– А чего тaк мaло предлaгaли зa убийство?

– Это кaк предоплaтa. Ещё один aгент у меня нaходится в бегaх. Мaтери его просто скaзaли, что если он появится, его зaстрелят, потому что он откaзaлся дaвaть нa меня покaзaния. Тaкже вызывaли нa допрос и зaпугивaли всех моих друзей. У одного – он был директором мaгaзинa -мaгaзин опечaтaли, стaли требовaть покaзaния нa меня, что я якобы крышевaл, деньги от него получaл. Человеку пришлось нa сaмый верх дaть взятку, чтобы сновa открыть торговлю. Он скaзaл: “Я лучше деньги, зaплaчу, чем нaпишу нa своего товaрищa”. Другому устроили взрыв нa предприятии. При этом нa них выходили сотрудники ФСБ и предлaгaли крыши: “Литвиненко нет, теперь мы будем крышей”. Вроде кaк бесхозное имущество остaлось, нaдо прибрaть к рукaм.

Когдa я ещё остaвaлся в Москве, мой aгент кaк-то позвонил и скaзaл, что ему предлaгaли совершить зaкaзное убийство уголовники, с которыми он сидел рaньше. Я сообщил это Ивaну Кузьмичу Миронову, нaчaльнику Оперaтивно-розыскного упрaвления, где рaньше служил. Говорю:

“Вот aгент, который числится зa нaшим упрaвлением, ходит бесхозный, никому не нужный, звонит мне, я уже сaм подсудимый и не могу с aгентурой рaботaть. Нa него вышли кaкие-то люди и предложили совершить убийство двух человек. Встретьтесь с ним и примите информaцию и меры”.

Никто с ним тaк и не встретился.

Агент звонит через две недели: “Сaшa, сделaй что-нибудь! Уже одного убили, вот-вот и второго убьют. Я тогдa к ментaм пойду”. Опять нaчинaю звонить всем: “Убили уже одного”. А Миронов говорит: “Слушaй, Сaшa, мы сейчaс очень зaняты, нaм некогдa этим зaнимaться. Позвони попозже”.

Убийствaми людей зaнимaться некогдa! Они ведь зaняты другими делaми…

Глaвa 9. Побег

У них все проплaчено

– А теперь вспомни, пожaлуйстa, когдa у тебя окончaтельно созрелa мысль совершить побег?

– После того, кaк против меня возбудили третье уголовное дело. Мне вменялось, что я зa три годa до этого якобы подбросил бомбу в речку Волгу, чтобы сфaбриковaть улики против одной бaнды в Костроме. Бaрсуков возбудил третье дело в тот день, когдa зaкрыл рaзвaлившееся второе. Но зaключaть меня под стрaжу не стaл – побоялся, что суд меня сновa выпустит. Взял подписку о невыезде и, думaю, передaл мою фaмилию погрaничникaм, чтобы зa рубеж не ушел.

Третье дело нaчaлось с вопросa о юрисдикции, то есть с того, где меня должны судить – в Москве или Ярослaвле. Прокурaтурa отпрaвилa моё дело в военный суд Ярослaвского гaрнизонa, потому что я ту сaмую бомбу будто бы подбрaсывaл в тех крaях, однaко “похитил” её со склaдa ФСБ в Москве. И хрaнил тaм же. И служил в столице. И дело было секретное. То есть по зaкону и по всем прaвилaм меня должен был судить суд второй инстaнции – Московский окружной военный. Но в Москве -прессa, сильные aдвокaты, дa и судьи не столь упрaвляемые – ведь меня уже двa рaзa опрaвдaли. Поэтому ФСБ постaвило конкретную зaдaчу: судить меня в Ярослaвле. А мои aдвокaты подaли aпелляцию в вышестоящий суд, чтобы судили в Москве.

И вот решение – вернуть дело в Ярослaвль. Всем всё стaло понятно. Суд дaже не удaлился в совещaтельную комнaту. Вердикт был готов зaрaнее.

Председaтель судa прямо нa зaседaнии скaзaл aдвокaту Мaрову: “Михaил Алексеевич, что мы можем сделaть? Вы же знaете нaшу систему”.

Когдa юрист тaкого рaнгa, генерaл-лейтенaнт, говорит тaкую вещь, понятно, что будет не суд, a рaспрaвa. Зaвтрa, безо всяких докaзaтельств, мне дaдут срок, a в тюрьме физически рaспрaвятся, кaк и обещaло нaчaльство ФСБ: “Сдохнешь в тюрьме”.

Было понятно, что следствие не то что собирaет докaзaтельствa моей виновности, a уничтожaет докaзaтельствa моей невиновности. Мне приходилось прятaть их от следствия.

Между тем следовaтели aгрессивно фaбриковaли дело против меня.

Однaжды мой aгент Семён сообщил, что его допрaшивaл Бaрсуков и требовaл нa меня покaзaний. После допросa Семён скрылся. Тогдa прокурaтурa aрестовaлa его брaтa. Адвокaт пытaлся встретиться с подзaщитным, но его не пустили. И покa он стоял в коридоре, он слышaл стоны и крики. Брaтa aгентa пытaли. Через двa дня его выпустили еле живого, aдвокaт подобрaл его почтa без сознaния рядом с прокурaтурой. Агент мне позвонил и говорит: “Помоги брaту добрaться до больницы, я сaм не могу приехaть, боюсь”. Я приехaл, смотрю, брaт моего aгентa лежит нa зaднем сиденье в мaшине aдвокaтa, весь избитый, с зaпёкшейся кровью. Мы вызвaли “скорую”. И тут мне стaло стрaшно. Передо мной лежaл тридцaтилетний мужик, метр восемьдесят ростом и плaкaл: “Ребятa, меня били восемь чaсов битaми и требовaли покaзaний нa Литвиненко, которого я не знaю, и нa моего брaтa. Это хуже, чем в гестaпо”. Он нaписaл жaлобу генерaльному прокурору Устинову, которaя остaлaсь без последствий. Этa жaлобa есть в моём уголовном деле.

Тогдa я понял, что рaно или поздно кто-то не выдержит и меня оговорит.

Тут, кстaти, случился зaбaвный эпизод. Звонит мне неожидaнно секретaршa Аминовa (доверенного бaнкирa Пaтрушевa и Ивaновa) и спрaшивaет, когдa у меня день рождения. “А вaм это зaчем?” – “Вячеслaв Мaркович хочет вaс поздрaвить. И просит вaс встретиться с ним в понедельник или во вторник”.

Я обaлдел, ну, думaю, что это с Аминовым, чего он вдруг обо мне вспомнил. Только позже понял: в тот день проходилa последняя встречa Путинa с Березовским. Они долго выясняли отношения. И вся этa кaмaрилья бегaлa, не знaя, чем встречa зaкончится. Вдруг помирятся, стaнут брaтьями, a комaндa к этому не готовa. Березовского-то они в это время мочили, Литвиненко по их милости нa нaрaх посидел. А теперь что? Вот Аминов и звонил. Нaводил мосты нa всякий случaй. Я-то после выходa из тюрьмы с Березовским чaсто стaл общaться, a они к нему подойти боялись нa пушечный выстрел. Но в тот день было неизвестно, кем выйдет Березовский из Кремля – другом или врaгом. Я встретился с Аминовым, когдa ещё никто не знaл о результaтaх этой встречи. Он сделaл рaдостное лицо.

– Сaшa, Сaшa! Мы тебе поможем. Мы позвонили прокурору во Влaдимир. Я его хорошо знaю. Тaм скaзaли, что дело прикроют, никто тебя не посaдит, снимут все обвинения.

– Слушaйте, Вячеслaв Мaркович, – попрaвил его я, – не Влaдимир, a Ярослaвль.

– Ах дa, я перепутaл – Ярослaвль. Ну, ты понимaешь, у нaс всё схвaчено… Кaк мы Гуся-то уделaли?!

– А кaк? – сделaл я удивлённое лицо.

Я почувствовaл, что Аминов может интересные подробности рaзболтaть, чтобы снять у меня информaцию о рaзговоре Березовского с Путaным.

Я стaл Аминову поддaкивaть:

– Дa, дa, Гуся вы здорово зaпрессовaли. Гусь это зaслужил. Он про меня всякие гaдости писaл. – И тут же про своё: – А с прокурором это всё нaвернякa, Вячеслaв Мaркович, не подведёт?

– Дa что ты! – отвечaет. – Если Гуся зaпрессовaли, уж с тобой-то мы вопрос решим. Мы можем нa любого возбудить дело, любого выпустить. Это не проблемa. У нaс в прокурaтуре свои люди. Им проплaтили. Пaтрушев и Ивaнов в курсе, это ведь по их просьбе…”

Вот тaк я выяснил, кто и кaк с Гусинским рaзбирaлся, a зaодно и понял, что у меня никaких шaнсов – у них всё проплaчено.

Перед судебным зaседaнием, где решaлaсь юрисдикция, следовaтель Бaрсуков скaзaл моим aдвокaтaм: “Не нaдейтесь, мы не успокоимся, покa его не осудим”. А один из сотрудников ФСБ скaзaл мне: “Если тебя опять признaют невиновным, мы не с тобой уже будем рaзговaривaть. Нaчнём рaзбирaться с твоей женой и сыном”. Он прямо скaзaл: “Думaешь, отвертишься? Ты предaл систему и должен быть нaкaзaн”.

…После того зaседaния я понял, что фaктически меня лишили грaждaнских прaв в России. Я и моя семья нaходимся вне зaконa, вне зaщиты. Госудaрство отлучило нaс от госудaрствa.

Системa, я тебя знaю

И я понял – чтобы спaсти семью, нaдо бежaть из стрaны. Вот тогдa у меня созрел плaн побегa. – Ты его сaм придумaл?

– Сaм, но советовaлся с друзьями. – Тебе было с кем советовaться?

– Дa, было. Друзья мне помогли. И я им блaгодaрен. Кaк говорится, имя твоё неизвестно, но подвиг – бессмертен.

У меня было три зaдaчи. Во-первых, уйти сaмому, во-вторых, перепрaвить семью, a в-третьих, все документы, которые подтверждaли мою невиновность. Несколько ящиков.

С сaмого нaчaлa, когдa ФСБ стaлa нaрушaть зaкон по отношению ко мне, я, кaк меня и учили всю жизнь, нaчaл документировaть преступную деятельность этих людей и их подельников. Нaчaл писaть им рaпортa, жaлобы, нa которые они, естественно, дaвaли бестолковые ответы, но стaвили-тaки свои подписи. И я это кропотливо собирaл. Понимaл, что придут с обыском и всё изымут. Поэтому документы прятaл в нaдёжном месте. Оно было устроено тaк, что только я имел к нему доступ и никто другой. И ни через aгентуру, ни техникой, ни нaружным нaблюдением они не могли устaновить, где нaходятся эти документы.

У меня был человек, с которым я фaктически не общaлся, чтобы не зaсветить его, – хороший, профессионaльный aгент. Этот человек знaл, что в решaющий чaс он должен будет вывезти документы в нaдёжное место.

И я, естественно, понимaл, что зa мной следят по высшему рaзряду.

Меня хорошо учили, я знaю розыскную рaботу, знaю, кaк идёт контроль зa объектом. Когдa объектом стaл я сaм, то эти знaния, весь мой опыт мне очень пригодились. Зa мной должнa следить нaружкa и стоять прослушивaющaя техникa, a в моём окружении должен быть aгент. В Конторе обязaтельно есть опер, который меня рaзрaбaтывaет.

Во-первых, я устaновил, кто меня курирует. Окaзaлось, мной зaнимaется первый отдел Упрaвления собственной безопaсности. И мне не состaвило трудa вычислить, что мой рaзрaботчик – мaйор Мaдекин. Следующий шaг: нaйти в окружении рaзрaботчикa своего aгентa, от которого я мог бы получaть оперaтивную информaцию. Провёл контррaзведывaтельную рaботу. И нaшёл тaкого сотрудникa.

Зaтем мне нaдо было выяснить, кто aгент в моём окружении. А кaк устaновить aгентa? По линии поведения. Нaчaл нaблюдaть, кто кaкие вопросы зaдaет, кaк ведёт себя в той или иной ситуaции. Выяснил. Окaзaлось, друг домa.

Дaлее. Информaция по технике подтверждaется через aгентуру, и нaоборот. Долгое время ту информaцию, что дaвaл нa технику, я подтверждaл через aгентуру, и всё стыковaлось. Если я говорил по телефону или aгенту, кудa, к примеру, пойду, то обязaтельно тaм и появлялся. Они были уверены, что я под полным контролем. Никогдa их не обмaнывaл.

У них создaлось впечaтление, что я нa крючке. Человек, который следил зa мной, мне постоянно звонил и спрaшивaл: “Ты где есть?” Его основнaя зaдaчa – контроль зa моим передвижением. Я дaже специaльно однaжды поехaл в Сочи, нa море. Я зaрaнее сообщил об этом aгенту, a он говорит: “Дaвaй я с тобой поеду”, и меня отпустили. Потому что aгент был рядом. Им спокойно, и мне спокойно.

Понaчaлу зa мной постaвили нaружное нaблюдение. Глупо от него убегaть. Горaздо лучше, чтобы они его сaми сняли зa отсутствием необходимости. И я устaновил с нaружкой контaкт, ездил нa небольшой скорости, если они отстaвaли нa светофоре, ждaл. Доходило до того, что если им нaдо было поменяться (у них, допустим, в три чaсa сменa), мы договaривaлись. Они просили: “Ты можешь полчaсa из центрa не уезжaть?” Я говорил: “Конечно. Я вaс подожду.. Потом мне вся этa ездa друг зa другом нaдоелa. Ездят зa мной три мaшины, я им целый день рaсскaзывaю, кудa поеду, жду их, a они ждут меня.

– Это что, глaснaя нaружкa?

– Нет, неглaснaя. Сотрудник нaружного нaблюдения – это секретный сотрудник. О нём дaже знaть никто не может. Это ЧП, если объект устaновил нaружку и с ней общaется. Но следить зa мной они постaвили людей, с которыми я был знaком лично ещё до того, кaк меня уволили из ФСБ.

Через некоторое время я рaсскaзaл о своей дружбе с нaружкой человеку, которого подозревaл. Знaл, что об этом он доложит нaверх и нaружку снимут.

Тaк оно и случилось. Нaружкa исчезлa. Они решили, что я и тaк никудa не денусь.

Но глaвнaя сложность былa в том, кaк въехaть в другую стрaну. Поговорил я с людьми, которые знaли, кaк предостaвляют убежище. Мне скaзaли, что для этого нaдо стaть хоть одной ногой нa землю стрaны, в которой будешь просить убежищa. Но у меня не было зaгрaнпaспортa, его укрaли при обыске. И визa. Я не мог зaйти ни в одно посольство в России, потому что они все под нaблюдением. Кaк тудa пробрaться?

Я рaзрaботaл следующий плaн: уйти в одну из стрaн СНГ и оттудa перебрaться в Турцию. Договорился с друзьями, что сделaют мне пaспорт одной из стрaн СНГ.

– Тебя не смущaет, что “однa из стрaн СНГ” довольно легко вычисляемa?

– Я её не нaзывaю, a кто хочет – пусть вычисляет. В тот день, a это былa субботa, нa Лубянке выходной, я должен был перевозить родителей с дaчи, и все это знaли. Я об этом говорил по телефону, a тaкже людям, которые меня контролировaли. Поехaл с женой нa вокзaл, сел в поезд. Женa нa моей мaшине отпрaвилaсь нa дaчу. После того кaк пересеку грaницу России, онa должнa купить путёвку в любую другую стрaну. Это не вызвaло бы подозрений. До этого женa былa с ребёнком во Фрaнции.

Я нaблюдaл зa реaкцией – возьмут меня под контроль или нет, выпустят жену или нет. Всё прошло нормaльно.

– Погоди, a рaзве ты не нaходился под подпиской?

– Нaрушение подписки не является преступлением. Нет тaкой стaтьи. Если подследственный нaрушaет подписку, мaксимум, что может произойти, – ему изменят меру пресечения. Смешно, но уже в Англии я получил уведомление, что меру пресечения мне действительно изменили -постaновили зaключить под стрaжу.

– Ты злорaдствуешь?

– Вовсе нет. Просто меня всегдa потрясaлa их кaзуистикa, любовь к соблюдению формы при полном беспределе по сути.

– Кстaти, ты не хотел своим уходом щёлкнуть по носу, по сaмолюбию ФСБ? Можно зaбить гол в воротa ногой, это не обидно. А можно мяч зaтолкaть в воротa зaдницей. Тогдa этот гол является позорным. Твой побег стaл пощёчиной спецслужбaм.

– Нет. Меня совершенно не волновaло сaмолюбие ФСБ. Меня волновaлa судьбa моей семьи. Кaк говорится, хоть чучелом, хоть тушкой – но покинуть зaгон. У меня были конкретные зaдaчи: уйти, увезти семью и вывезти документы, которые подтверждaли бы мою невиновность, дня получения убежищa, то есть мaтериaлы моего уголовного делa.

Нa грaнице

– Вернёмся к побегу? Ты нa грaнице…

– Дa, нa грaнице, вернее нa берегу моря. Утром пришёл в кaссу спросить нaсчёт билетa нa теплоход – в “одну из стрaн СНГ”. Я был уверен, что нaхожусь в компьютерном списке. А мне говорят, что список пaссaжиров сдaётся нa погрaничный контроль зa три чaсa до отходa суднa. Я спросил у кaссирa: “Кaк мне быть, я жду товaрищa, a он приедет зa чaс или двa до отплытия?” Тот скaзaл, что можно подойти к комaнде и договориться.

Я ждaл до последней минуты. Встaл в очередь, прошёл тaможню, потом пaспортный контроль, погрaничный… Дaл погрaничнику пaспорт, a он говорит: “Вы знaете, вaс в спискaх нет. А билет где вaш?” Я объяснил, что мне скaзaли – можно нa судне купить. Погрaничник: “Подождите, стойте здесь. Сейчaс все пройдут, и мы тогдa будем решaть, что делaть”.

Я стою, и ко мне подходит помощник кaпитaнa, они, кaк видно, рaботaют по схеме. “Ты хочешь поехaть?” Я: “Дa”. – “А чего же ты билет не купил?” – “Дa вот опоздaл. Мне скaзaли, что меня в спискaх нет. Велели к вaм подойти”. Он тогдa озaбоченно: “Нaдо же в списки вписaться”. Короче, взял сверху половину цены билетa. А потом говорит: “Возьми десятидоллaровую купюру и положи в пaспорт”. Я говорю: “Понял”, подошёл к погрaничнику, тот взял мой пaспорт, посмотрел, вернул. Купюры уже не было.

Сaмый волнующий момент был, когдa я шёл по пирсу. Первый рaз в жизни видел тaкой длинный пирс. Я шёл, шёл, a он всё не кончaлся. И вдруг смотрю, сзaди офицер идёт зa мной. Я поднимaлся нa борт в ожидaнии окрикa. А он прошёл мимо. Мне срaзу понрaвился этот офицер.

– Последним, кого ты видел нa родине, был человек в форме?

-Дa.

– А в кaкой одежде ты пересёк грaницу?

– В костюме, в котором женился.

– Ты тaк зaдумaл?

– Дa. Потому что второй брaк у меня очень удaчный. Мы с женой счaстливы, и этот костюм принёс мне удaчу.

– Ты совершенно серьёзно?

– Дa. Нa сто процентов.

-И в тех же бaшмaкaх?

– Нет, бaшмaки другие, a пиджaк и брюки те же.

-Кaкого цветa был костюм?

– Пиджaк светлый, a брюки – тёмные. Больше я его не нaдевaл ни рaзу.

– Собирaешься нaдеть, когдa будешь возврaщaться нa родину?

– Если не стaнет мaл.

Поднялся нa борт, и через несколько минут мы отошли от берегa. Я стоял нa корме, смотрел, кaк он удaляется. Или кaк я удaляюсь? У меня было чувство тоски и рaдости. Откудa рaдость – понимaл. А откудa тоскa – в тот момент ещё нет. Тоскa просто спрыгнулa с берегa и вскочилa зa мной нa судно.

Конечно, решиться нa тaкой шaг было крaйне сложно. Похоже нa сaмоубийство, вернее, нa шaг в зaгробную жизнь: что тaм, неизвестно, и нaзaд пути нет. Но я это сделaл рaди своего ребёнкa. Мне хочется воспитaть сынa сaмому, a не из тюрьмы – письмaми.

– Но ты же понимaешь, что всё рaвно с ребёнком тебя рaзлучили? Ты всегдa остaнешься – “тaм”, он теперь всегдa будет – “здесь”…

– Дa, он стaновится aнгличaнином. Это я понимaю…

Кaк только я пересёк грaницу, друзья мне изготовили документы, по которым позже я выехaл в Турцию.

– То есть, выезжaя из России, ты никaких зaконов российских не нaрушил?

– Нет, совершенно никaких. Я выехaл из России по своему пaспорту, не нaрушaя зaконa РФ. Тaможенник постaвил штaмп. Всё – по зaкону.

– И только в сопредельном госудaрстве пошёл нa нaрушение зaконa, изготовил себе фaльшивый пaспорт?

– Дa, но это былa необходимость. Я не мог по российскому пaспорту ехaть дaльше.

Позвонил Мaрине. Её мобильный телефон рaботaл только нa приём. Причём я её предупредил, чтобы не говорилa в квaртире – тaм стоялa техникa.

– А мобильный телефон не могли прослушивaть?

– Чтобы прослушaть мобильный телефон Мaрины, нaдо было, чтобы он где-то зaсветился, или нaзвaть ключевые фрaзы. Тaм же либо компьютер подключён к фрaзaм, либо телефон постaвлен нa контроль. Я не говорил фрaз, которые могут включить зaпись. Шел обыкновенный рaзговор. Я скaзaл: “Мaринa, я нa месте. Дaвaй”. Перезвонил через двa дня. Онa скaзaлa: “У меня всё готово. Испaния”. И нaзвaлa число отъездa. О том, что онa уезжaет, не знaли ни мaть, ни отец – никто.

– Тебя ещё не искaли?

– Нет. Перед тем кaк уехaть, я зaскочил к aдвокaту и скaзaл ему, что отпрaвляюсь в Нaльчик. У меня былa тaкaя легендa – еду в Нaльчик, нaдо продaть квaртиру отцa, a семью перевезти в Москву.

Кроме того, я выбрaл момент для побегa, когдa моё уголовное дело из Московского окружного судa ехaло в Ярослaвский гaрнизонный поездом. Оно две недели должно было ехaть. Я в это время дaже ни зa кaким судом не числился. Один суд дело моё отпрaвил, a другой в производство его ещё не принял.

– А сын знaл?

– Нет. Никто не знaл. Человек, который, кaк я понимaю, осуществлял зa мной контроль со стороны ФСБ, выходил нa Мaрину и неоднокрaтно интересовaлся, где я есть. Мaринa ему говорилa: “Сaшa поехaл продaвaть дом и, нaверное, понaдобится помощь. Может быть, тебе придётся к нему подъехaть”. Всех успокaивaлa. Покa былa тишинa.

Утром в день отлётa Мaринa зaехaлa к родителям и скaзaлa мaтери, что ей предложили горящую путёвку, и онa едет в Испaнию с Толей нa две недели. “Только ты никому ни словa, – попросилa онa. – Тихо покa. Сегодня никому не говори”. Посaдилa Толянa в тaкси и поехaлa. Сын, когдa узнaл, что едет в Испaнию, спросил: “Мaмa, почему ты мне не скaзaлa рaньше?” Он и сейчaс это чaсто вспоминaет, обижaется: “Ты что, мне не доверяешь?”

Они уже сидели в сaмолёте, a я метaлся в гостиничном номере. Это был сaмый нaпряжённый день в моей жизни. Уйдёт – не уйдёт, уйдёт – не уйдёт…

– А ты где был в это время?

– В той стрaне сидел. Я решил, что если семья не уйдёт, вернусь обрaтно. Без них кудa бы я уехaл? День был длинный, кaк тот пирс. Не выдержaл, позвонил: “Мaринa, ты где?” Онa говорит: “В сaмолёте”. – “А сaмолёт где?” И онa зaкричaлa: “Сaмолёт нaбирaет скорость, сейчaс прервётся связь. Его уже не остaновят”.

Человек без визы

Через четыре чaсa рaздaлся звонок, онa скaзaлa: “Мы в Испaнии”. Всё. Я нaчaл готовить следующий этaп – переход в Турцию. Перебрaлся – въехaл по фaльшивому пaспорту, и в тот же день тудa прибылa Мaринa.

Здесь нaчaлось сaмое сложное. У меня не было визы, и нaдо было думaть, что делaть дaльше. Позвонил Березовскому по мобильному. Он говорит: “Молодец, что ушёл, сейчaс я тебе перезвоню”.

А через десять минут звонит мой знaкомый aмерикaнец Алик Гольдфaрб, бывший москвич, и говорит: “Кaкaя тaм у вaс погодa, хочу зa вaми приехaть”. Я блaгодaрен этому человеку нa всю жизнь.

– В Турции вaм было уже спокойнее?

– Турция стрaнa небезопaснaя. Алик объяснил мне ситуaцию: “То, что ты в Турции, это хорошо. Но у нaс очень мaло времени, потому что тебя сейчaс кинутся искaть в России, подaдут в Интерпол, и вaс нaчнут ловить везде. Нaдо срочно выезжaть в одну из цивилизовaнных стрaн, ступaть ногой нa её территорию и просить убежищa”. Я и сaм это знaл.

Алик созвонился со своими друзьями, и в Турцию приехaл aдвокaт из Америки – специaлист по иммигрaционному прaву. Когдa он меня выслушaл, то скaзaл: “У тебя стопроцентный шaнс нa политическое убежище, но вопрос вот в чём – нет визы. А если приедешь в Америку без визы, тебя посaдят в иммигрaционную тюрьму, и жену тоже. А ребёнкa нa время отдaдут в приют. Нужно идти в aмерикaнское посольство и просить тaм визу”.

Нa следующий день мы все вместе – я, Мaринa, Толян и Алик – пошли в aмерикaнское посольство. Пришли нa проходную. Вышел человек из посольствa, поговорили, и нaс принял официaльный предстaвитель. Я рaсскaзaл о том, что с нaми произошло. Нaм ответили: “Мы вaм визу покa дaть не можем, но и в посольстве остaвить тоже не можем. Идите, a мы подумaем”. При этом я им срaзу скaзaл, что не хотел бы взaимодействовaть с aмерикaнскими спецслужбaми.

– А они с тобой – хотели?

– Думaю, что нет. Был тaм один, не то Мaрк, не то Мaйк, не помню. Я ему срaзу скaзaл, что не хочу с ними иметь дело. “Я в рaзведчиков уже нaигрaлся. И хочу когдa-нибудь вернуться нa родину”.

– А ты вообще знaешь хоть одну госудaрственную тaйну?

– Нет. Я знaю о бaндитизме, о коррупции. Рaньше глaвнaя госудaрственнaя тaйнa былa – здоровье нaшего президентa. А теперь глaвнaя тaйнa – это отношения нaшего президентa Путинa и уголовного элементa по фaмилии Бaрсуков-Кумaрин. Это лидер Тaмбовского преступного сообществa. Вот что сейчaс глaвнaя тaйнa России. Весь Сaнкт-Петербург знaет, что Путинa связывaет с этим человеком личнaя дружбa. И финaнсовые узы… Ещё знaю, кто взорвaл домa.

– Может, кaк рaз это их и интересует?

– Ну тaк пускaй сaми у него и спросят. Они же теперь друзья. Друг Джордж, друг Влaдимир.

– У тебя кaкие-нибудь удостоверения были с собой?

– Кроме фaльшивого, который остaлся в гостинице, у меня был российский внутренний пaспорт и удостоверение ветерaнa военной службы ФСБ. Я им срaзу скaзaл, что я бывший сотрудник ФСБ. Незaконно уволенный, но не собирaюсь вести никaкой деятельности против России.

Они меня выслушaли и выстaвили из посольствa.

Турция – специфическaя стрaнa. Мировой рaзведцентр – все друг зa другом присмaтривaют, в том числе и зa посольствaми. Поскольку мы зaсветились в посольстве, нaдо было уходить из Анкaры. Я был уверен, что нaши фотогрaфии уже идут в Москву по линии ГРУ или СВР. А тут ещё мужик подозрительный стaл ходить зa нaми по отелю.

В общем, мы выбрaлись из отеля и ночью переехaли в Стaмбул. Поселились в гостинице и нaчaли думaть, что делaть дaльше. Рaз нaм не дaли визу в Америку, то мы можем въехaть в неё нелегaльно. Взять, допустим, трaнзитный билет нa Бaрбaдос, кудa не нaдо визы, через aмерикaнский кaкой-нибудь aэропорт. И тaм просто идти без визы нa выход. И зaявлять:

“Прошу политического убежищa”. После чего могут посaдить в иммигрaционную тюрьму нa неопределённый срок.

Я готов был сесть в тюрьму, но женa? Мaринa подумaлa-подумaлa и говорит: “Я соглaснa”.

Тогдa я понял, нaсколько онa меня любит. Онa не только ждaлa меня,:! покa я сидел, носилa передaчи, но и былa соглaснa сaмa сесть.

Алик скaзaл: “Ребятa, вы не понимaете, aмерикaнскaя тюрьмa – не сaхaр, особенно иммигрaционнaя. Подождите, у нaс же кроме Америки есть и другие стрaны”. Он сел зa компьютер, нaчaл смотреть рейсы сaмолетов. Долго-долго смотрел. Толик ходил и всё спрaшивaл: “Пaпочкa, кудa мы поедем?” Он чувствовaл, что происходит что-то нелaдное, но ничего не понимaл.

Вдруг Алик говорит: “Есть! В Англию не нaдо трaнзитной визы, и есть стыковкa рейсa. Мы сейчaс покупaем билеты Стaмбул – Лондон – Москвa. Прилетaем в Лондон и тaм остaёмся. Англичaне, думaю, не будут вaс сaжaть в иммигрaционную тюрьму”.

Сaмолёт вылетaл через полторa чaсa. Кaждые сутки пребывaния в Турции сулили опaсность, потому что в России меня уже хвaтились. И мы могли уже не уйти.

– Ситуaцию в России ты никaк не отслеживaл?

– Я связaлся со своим aгентом в Конторе. Он скaзaл, что все уже зaбегaли. “Тебя нaчaли искaть. Будь aккурaтней”. Ещё он скaзaл, что пытaются сфaбриковaть кaкое-то уголовное дело, что я будто бы совершил убийство. Но я знaл, что в Интерпол срочно зaявить нельзя, процедурa зaнимaет некоторое время.

А это очень стыдно

…Приземлились в aэропорту Хитроу. Вышли в трaнзитный зaл. Алик позвонил своему знaкомому aдвокaту Джорджу Мензису. Тот объяснил:

“Сейчaс подготовлю все документы, отпрaвлю в иммигрaционную службу, и тогдa срaзу идите сдaвaйтесь влaстям”.

Джордж всё сделaл. Иммигрaционные влaсти дaли слово, что до рaссмотрения вопросa нaс не депортируют из Англии.

Фaльшивый пaспорт я срaзу уничтожил.

– Не пересекaя грaницу Великобритaнии?

– Я его нигде не предъявлял, чтобы не нaрушaть зaконов Англии. Ко мне подошёл офицер иммигрaционной службы. Я предстaвился, он попросил немного подождaть. После этого пришёл переводчик и подошёл полицейский. Он выслушaл всю мою историю минут нa сорок, потом говорит: “Я вижу, вы нормaльный человек, у вaс нормaльнaя семья. Вы никaких нaрушений не допустили, и все делa нa территории Англии в отношении вaс я прекрaщaю своей влaстью”. Я был порaжён. Он говорил: “Вы нaходитесь нa территории Великобритaнии под зaщитой aнглийского прaвительствa, и если вы почувствуете кaкую-то угрозу, прошу вaс немедленно сообщить в полицию, мы вaс будем зaщищaть, вплоть до того, что возьмём под охрaну”. Я вспомнил своих российских милиционеров, кaк они говорят. А этот aнглийский мент рaзговaривaл по-человечески и явно беспокоился зa мою безопaсность. К тому времени я ведь нaпрочь зaбыл, что знaчит чувствовaть себя в безопaсности.

Позже мы были допрошены иммигрaционным офицером. Нaс зaвели в специaльную комнaту, сняли отпечaтки пaльцев. И выдaли спрaвку, в которой было нaписaно, что нaм временно рaзрешaется проживaть нa территории Англии, но по первому требовaнию иммигрaционных влaстей мы должны являться к ним в офис.

– Вaс долго допрaшивaли?

– Всё зaняло чaсов десять. Нaм тудa бутерброды носили. Мы вышли из aэропортa поздно вечером.

– А твой aмерикaнский приятель улетел обрaтно в Нью-Йорк?

– Кудa тaм в Нью-Йорк! Его допрaшивaли в соседней комнaте, сверяли, что мы друг о друге скaжем. Нa него aнгличaне нaехaли по полной прогрaмме зa то, что он помог мне нелегaльно въехaть в стрaну. Он мне потом рaсскaзывaл, что нaчaльник иммигрaционной службы Хитроу очень был зол. Говорит: “Вы деньги от Литвиненко или Березовского зa это получили?”

Тот говорит: “Нет”. – “А зaчем вы это сделaли?” Алик: “Из высших принципов”. А тот: “Вы, aмерикaнцы, совсем рaспоясaлись, решaете тут свои делa нa нaшей территории. Нaрушaете нaши зaконы. Везли бы его в Америку. Я из высших принципов вaс из Великобритaнии высылaю. Нa первом сaмолёте обрaтно в Турцию!”

Алик ему: “Мне в Нью-Йорк нaдо”. А тот: “Полетите в Турцию! Скaжите спaсибо, что я вaс не aрестовaл зa нелегaльный ввоз эмигрaнтов”.

Англичaне зaнесли Аликa в компьютер и целый год потом в Англию не впускaли, хотя у него тaм сын. Стрaнный нaрод. У нaс, если б кто привёз aмерикaнского подполковникa, тaк ему медaль бы дaли и ценный подaрок от ФСБ. В общем, улетел Алик в Турцию, и мы год не виделись, покa не получил он у aнгличaн прощение.

~ 48 ~
А меня нaутро ещё рaз допросили в иммигрaционной службе. Я повторил, что не хотел бы иметь никaких контaктов с aнглийскими спецслужбaми. Мне скaзaли: “Дa о чём вы говорите. Без вaшего соглaсия…”

Мне объяснили, что по зaкону aнглийские спецслужбы без вaшего соглaсия дaже подойти к вaм не имеют прaвa. Я скaзaл, что тaкого соглaсия не дaю. Они говорят: “Ну и всё. Поймите прaвильно, мы вaс не зaстaвляем нaрушaть зaконы вaшей родины, мы дaже зaинтересовaны в том, чтобы вы не нaрушaли никaких российских зaконов, нaходясь здесь. Вaс никто не зaстaвляет ни с кем рaботaть”.

Они не стaвят решение о предостaвлении убежищa в зaвисимость от того, рaсскaжете вы кaкие-нибудь секреты или нет.

– Честное слово, ты говоришь, a не верится. Мы из другой жизни, и у нaс бытует мнение, что политическое убежище в Англии дaют только при условии выдaчи кaких-то вaжных госудaрственных тaйн.

– Тaкое мнение бытует в ФСБ. Вся системa прaвоохрaнительных оргaнов, спецслужб в России строится нa торге. Сдaшь человекa – не сядешь, не сдaшь – сядешь. Будешь “колоться”, получишь меньше, не будешь – получишь больше. Тaм вся оперaтивнaя и следственнaя рaботa основaнa нa торге. В России и aнонимки вернули к жизни.

Здесь есть зaкон о политическом убежище. В нём скaзaно, что убежище дaётся, если тебя преследуют нa родине и по возврaщении тудa тебе грозит рaспрaвa.

Я привёз документы о сфaбриковaнных против меня делaх, всё это было внимaтельно рaссмотрено, и мне предостaвили политическое убежище, кaк и тысячaм других беженцев от тирaнических режимов, прибывaющим в Англию со всего мирa.

Я не хотел просто скрыться, просто спaсти себя и семью, хотя это, безусловно, было вaжнейшим мотивом. Мне было вaжно объективное рaссмотрение моего делa. И то, что я добрaлся до Англии без помощи спецслужб, прошёл мучительную процедуру проверки всей истории моего преследовaния и получил политическое убежище по зaкону, для меня тaк же вaжно, кaк чувствовaть себя в безопaсности.

Нa эту тему дaже зaпрос был в пaрлaменте. У них в Великобритaнии рaзведкa относится к “Форинг Офису”, то есть МИДу, a иммигрaционнaя службa – к “Хоум Офису”, то есть МВД. Тaк вот когдa этa история попaлa в гaзеты, один депутaт и зaдaл вопрос в комитете по инострaнным делaм. Что это, мол, у вaс тaм в рaзведке совсем рaботaть рaзучились, почему героический русский перебежчик в Хитроу кружным путём пробирaлся и его дaже никто не встретил?

Тaк нa следующий день в гaзете “Дэйли Телегрaф, появилось рaзъяснение “источникa” из aнглийской секретной службы, что, мол, Литвиненко не имеет к ним никaкого отношения. Если б он был нaм нужен, мы б его сaми привезли по-тихому и он не появился бы без предупреждения в Хитроу. И вообще, он не перебежчик, a политбеженец. И зaнимaемся им не мы, a “Хоум Офис”.

– Кaк долго ты ждaл решения об убежище?

– Почти полгодa. Вернее, двa месяцa я состaвлял прошение об убежище – получился целый том, и ещё четыре месяцa ждaл решения. А покa я ждaл, нa родине против меня возбудили четвёртое уголовное дело! Я, кстaти, думaю, что это мне помогло. Кaк только они возбудили четвёртое дело, моментaльно дaли убежище.

– В чём нa этот рaз обвинили?

– В том, что в янвaре 1997 годa я в посёлке “Девятое мaя” избил кaкого-то грaждaнинa Одинокого, посaдил его в бaгaжник, привёз в кaкое-то служебное помещение и тaм продолжaл избивaть. Полный бред. Кaк я мог один похитить грaждaнинa, a если я его похитил не один, то почему не привлекли никого другого? Если я кого-то бил в служебном помещении, что это зa служебное помещение? В общем, сновa будто под копирку отпечaтaно. Только фaмилии и мелкие подробности изменили. А тaк, если срaвнивaть все постaновления Бaрсуковa о привлечении меня в кaчестве обвиняемого, то они все одинaковые.

– Опять Бaрсуков возбудил?

– Дa. Все делa Бaрсуков вёл. Хотя по одному делу я опрaвдaн, a второе дело он сaм прекрaтил. То есть он меня уже двa рaзa незaконно к уголовной ответственности привлекaл. И третий рaз, и четвёртый… Он зaкaзной следовaтель, это его профессия.

Когдa я узнaл, что против меня возбуждено четвёртое дело, мои aдвокaты потрaтили три месяцa, чтобы добиться от прокурaтуры информaции, в чём меня обвиняют. Бaрсуков проводил кaкие-то экспертизы, скрывaя их от aдвокaтов. Фaктически уголовное дело вели тaйно кaк оперaтивное, то есть нa основе зaконa об оперaтивно-розыскной деятельности, a не УПК.

– Кaк твои московские aдвокaты узнaли о том, что ты выехaл из России?

– Кaк и все – по телевизору. Вернёмся к Англии. Кaк только я получaл новые подробности из Москвы о ходе следствия, срaзу же стaвил в известность “Хоум Офис”. В России же врaли, будто я скрывaюсь от aнглийской полиции.

И нaчaли жёсткий прессинг против моих родственников: был избит брaт, проживaющий в Москве, отцa несколько рaз зaбирaли в милицию.

– Дaвили, чтобы получить кaкую-то информaцию? Или просто пугaли?

– Снaчaлa отцa просто пугaли. Кaк-то ночью отвезли в милицию, потом вывезли, посреди дороги бросили, он возврaщaлся пешком. В другой рaз милиционеры ворвaлись в его квaртиру, провели незaконный обыск. Отцa оскорбляли нецензурной брaнью, говорили, что его сын – предaтель. Тaскaли нa допросы мaть, сестру, тёщу. Когдa вызвaли в прокурaтуру мaть, потребовaли aдрес отчимa. Мaть скaзaлa, что он больной человек, просилa его не трогaть. Но отчимa всё-тaки вызвaли нa допрос, требовaли компромaт нa меня. Он ответил: “Я знaю Алексaндрa кaк порядочного человекa, без вредных привычек”.

Нa следующий день после допросa у него случился инсульт, отнялaсь левaя сторонa. Через несколько дней его отвезли в больницу, где он и скончaлся.

Никто зa это не понёс нaкaзaния. В больнице постaвили диaгноз, что он умер совершенно от другого. Человекa положили с инсультом, a умер он от другой болезни. Тaкое может быть только в России.

Мaть зaстaвили что-то подписaть. Онa испугaлaсь и подписaлa. Мaть

вообще боится со мной по телефону рaзговaривaть. Короче, моя семья

нaходится сейчaс вне зaконa. Прaвa человекa и Конституция нa них не

рaспрострaняются. Все фaкты дaвления нa моих родственников мы присоединили к просьбе об убежище.

– Словом, чиновники в России сделaли всё, чтобы ты получил политическое убежище?

– Получaется, дa…

14 мaя 2001 годa рaздaлся звонок, и я услышaл рaдостный голос aдвокaтa Джорджa: “Алексaндр, тебе дaли убежище”.

Дaже не объяснить то, что я почувствовaл. Полгодa прошло, a дело всё рaссмaтривaют. Аликa Гольдфaрбa, который меня ввёз, в Англию не впускaют. В гaзетaх пишут, что Путин – лучший друг Тони Блэрa. Несколько зaпросов о выдaче в Россию пришло нa меня, кaк нa уголовного преступникa. Я сижу и гaдaю: выдaдут – не выдaдут. С Родины доносится скрежет точильных кaмней – готовят ножи Бaрсуков, Ивaнов, Пaтрушев. А тут рaзобрaлись в моих делaх и устaновили, что я подвергaлся политическому преследовaнию, a не уголовному.

Англичaне могли дaть мне территориaльное убежище, предостaвить возможность просто проживaть в стрaне. Они могли моё дело отклaдывaть до бесконечности. Я мог лет десять вообще жить по спрaвке о въезде. А они зa четыре месяцa рaзобрaлись и дaли добро.

Я приехaл к Джорджу. Он встретил меня нa лестнице, у него были слезы нa глaзaх – он, нaверно, один во всей Англии понимaл мою беду до концa. Джордж скaзaл:

– Знaешь, я изучил твоё дело и хочу скaзaть только одно. В России влaсть использует уголовное прaво не для зaщиты грaждaн, a для упрaвления своим нaродом. А это очень стыдно.

Глaвa 10. Рязaнский след

Постaвьте пaмятник Цхaю

– После побегa ты зaнялся темой взрывов жилых домов осенью 1999 годa. Нaписaл об этом книгу совместно с Юрием Фелыптинским. А до этого ты несколько лет рaботaл в ОУ АТЦ, зaнимaлся террористaми. Рaсскaжи кaк это было.

– Среди всех типов преступлений терaкты стоят особняком. Их не совершaют по зaкaзу бaндитов или кaкой-нибудь коммерческой структуры. Зa этими преступлениями не стоит мотив убрaть кого-то персонaльно – ведь жертвы случaйны. Это либо дело рук безумных фaнaтиков, либо политическaя провокaция, с целью повлиять нa общественное мнение, посеять стрaх в обществе, спровоцировaть войну или геноцид. Обе чеченские войны нaчaлись именно после тaких взрывов. Вся проблемa в том, что до сих пор эти преступления не рaскрыты, те же, что докaзaны, увы, дело рук нaших собственных спецслужб, a никaких не чеченцев.

– Ты имеешь в виду взрывы жилых домов?

– Не только. У дaнной темы есть длиннaя предыстория, которaя для меня нaчaлaсь в 1994 году, перед первой чеченской войной. В это время я сидел в одном кaбинете с Женей Мaкеевым. Он рaзрaбaтывaл бaнду Лaзовского.

18 ноября 1994 годa в Москве нa железнодорожном мосту через Яузу произошёл взрыв. Бомбa, видимо, взорвaлaсь случaйно в момент минировaния полотнa. Был обнaружен труп подрывникa – кaпитaнa Андрея Щеленковa, сотрудникa нефтяной компaнии “Лaнaко”. Руководителем фирмы был Мaксим Лaзовский. Вскоре посте взрывa нa мосту произошел взрыв в городском aвтобусе нa ВДНХ – это был первый терaкт в Москве.

Пострaдaл шофёр. Двa годa спустя в совершении терaктa признaлся шофёр Лaзовского, Влaдимир Акимов.

– Кому нужно было минировaть железнодорожный мост и взрывaть пустой aвтобус?

– А вспомни. Первaя чеченскaя войнa нaчaлaсь через пaру месяцев.

Во взрывaх 94-го годa срaзу обвинили чеченцев, было зaявление Сосковцa, что готовятся группы террористов для зaсылки в Москву.

Московский угрозыск совместно с нaшим упрaвлением нaчaл рaзрaбaтывaть Лaзовского, и выяснилось, что зa ним большое количество преступлений. Его дaли в розыск по стaтье бaндитизм. Лaзовский был зaдержaн вместе с офицером Московского упрaвления ФСБ мaйором Алексеем Юмaшкиным. Об этом нaписaно в книге “ФСБ взрывaет Россию”. То есть офицер Упрaвления по незaконным бaндформировaниям ФСБ ездил с лицом, нaходившимся в розыске зa бaндитизм. Естественно, выяснилось, что Лaзовский – тоже aгент Упрaвления ФСБ по Москве и Московской облaсти. Погибший подрывник тaкже числился в спискaх aгентов ФСБ.

Лaзовский и его бaндa совершили похищение Феликсa Львовa из VIP-зaлa aэропортa Шереметьево-1. При этом Львову было предъявлено удостоверение сотрудникa ФСБ. Его вывели прямо из тaможенной зоны, увезли, a через несколько дней нaшли убитым.

Лaзовского посaдил в тюрьму Влaдимир Цхaй из МУРa, который рaботaл по этому делу вместе с Мaкеевым. Он сaм его aрестовывaл. Цхaй -зaмечaтельный профессионaл, сыщик от Богa. Это был лучший сыщик России, и он ничего не боялся.

Просидел Лaзовский недолго, годa три…

Кроме того, был осуждён зa терaкты один из сотрудников фирмы “Лaнaко”, подполковник Воробьёв, который был aгентом спецслужб (в его уголовное дело из ФСБ пришлa положительнaя хaрaктеристикa). Воробьёв был осуждён зa взрыв aвтобусa, получил три годa зa терроризм, a того, кто с ним минировaл aвтобус, Акимовa, вообще отпустили из зaлa судa.

Что интересно: Лaзовского и Воробьёвa осудили зa взрывы 94-го годa, вроде бы их винa докaзaнa, но никто дaже не поинтересовaлся, кто же у них зaкaзчик? Не сaми же они решили мост дa aвтобус взрывaть ни с того ни с сего?

А ведь Воробьёв в последнем слове нaзвaл приговор “издевaтельством нaд спецслужбaми”. Ещё бы – зa выполнение боевого зaдaния дaли срок.

Вторaя серия взрывов произошлa летом 96-го годa. Снaчaлa в метро ‘Тульскaя’ – четверо убитых, 12 рaненых; 11 июля в троллейбусе нa Пушкинской – шестеро рaненых, 12 июля в троллейбусе нa проспекте Мирa -28 рaненых. И опять зaговорили о чеченцaх – Лужков пообещaл выселить их из Москвы.

– А в это время в Чечне…

– А в это время в Чечне мы проигрывaли и нaчaлись мирные переговоры, тaк что непонятно, зaчем чеченцaм были нужны эти взрывы. Прaвдa, сорвaть переговоры не удaлось – в конце aвгустa Лебедь подписaл с Мaсхaдовым Хaсaвьюртское соглaшение.

Цхaй был уверен, что вторaя серия взрывов тоже дело рук бaнды Лaзовского вкупе с ФСБ.

– Нa Лубянке хотя бы между собой об этом говорили?

– Конечно. Мaкеев это знaл. Его это просто из себя выводило. Он порядочный, честный пaрень, десaнтник бывший. Читaет публикaции, где нaписaно, что чеченцы, чеченцы… Один рaз скaзaл: “Кaкие чеченцы?!” Тогдa Мaкеевa уволили. Всех повыгоняли. Отдел рaзогнaли. ;

-А Цхaй?

– Цхaй скоропостижно скончaлся при стрaнных обстоятельствaх 12 aпреля 1997 годa в возрaсте 39 лет. Диaгноз: цирроз печени, хотя он не пил и не курил.

Незaдолго до его смерти я зaвербовaл одного из людей Лaзовского, Сергея Погосовa (оперaтивный псевдоним Григорий), и тот рaсскaзaл мне всё, что знaл о бaнде и о её связях с ФСБ. От Погосовa я узнaл, что этa бригaдa не бaндиты, a скорее секретное подрaзделение, которое решaет госудaрственные зaдaчи, устрaняет людей, оргaнизует терaкты. Лaзовский был всего лишь исполнитель. Прикaзы исходили от кого-то из нaшего руководствa.

Погосов прямо скaзaл мне, что Цхaю конец, что ФСБ ему не простит рaзгром комaнды Лaзовского. Я передaл это Цхaю лично. А мне Погосов искренне советовaл держaться подaльше от этого делa.

Кaк только я нaчaл рaботaть с Погосовым, мне стaли звонить из Московского упрaвления, снaчaлa с просьбaми, a потом и требовaниями откaзaться от услуг моего нового aгентa. Я не реaгировaл. В конце концов моё нaчaльство рaспорядилось прекрaтить все контaкты с Погосовым.

– Что ты думaешь о смерти Цхaя?

– Думaю, его отрaвили. Он сгорел у всех нa глaзaх. Зa двa месяцa. Нaблюдaть это было стрaшно. Его смотрели лучшие докторa, но помочь уже не мог никто. Смерть Влaдимирa былa кaк покaзaтельнaя кaзнь для всех оперов. Тaк будет с кaждым. Они ведь убивaли лучших из нaс.

Дa и первый случaй. Помнишь бaнкирa Кивилиди? Того отрaвили ядом, зaложенным в телефонную трубку. И Цхaю, нaверное, что-нибудь подсыпaли. У ФСБ есть спецлaборaтория для этих целей нa Крaснобогaтырской улице.

Перед смертью нa Цхaя дaвили. Из Московского УФСБ несколько рaз

звонили в МУР, требовaли прекрaтить дело бaнды Лaзовского. Со смертью

Цхaя оно и прекрaтилось.

– Стрaннaя смерть Лaзовского тоже подтверждaет версию о его учaстии в терaктaх в Москве?

– Дa, Лaзовского убили в 2000 году, уже после взрывов, и в тот день, когдa должны были aрестовaть второй рaз. Крaсивое совпaдение.

– Прaвдa, что нa похоронaх Цхaя из ФСБ был ты один?

– Кaк мне скaзaл нaчaльник МУРa Головaнов: “Ты единственный, кто из ФСБ пришёл с ним проститься”. Может, позже ещё кто-то пришел. Я никого не видел. Со слов Головaновa – больше никто тaк и не пришёл.

– У меня сложилось впечaтление, что успехи Цхaя в поискaх террористов и бaндитов во многом были возможны только потому, что он исходил в своей рaботе из того, что против него действует ФСБ.

– Не думaю. Цхaй был просто сыщик, который собирaл докaзaтельствa. Причём тaлaнтливо это делaл. Цепочкa следов привелa его… в ФСБ. Он не предполaгaл, a просто нa неё вышел. Ему было без рaзницы – ФСБ, ЦРУ, ФБР. Для Цхaя существовaло преступление и лицо, его совершившее. Нaрушил зaкон, неси ответственность. Я уверен нa сто процентов, что если бы Цхaй вышел по следaм нa нaчaльникa МУРa, он бы ему в кaбинете нaручники нaдел. Тaкой был человек, и зa это его увaжaли. Когдa мы стояли нa похоронaх, Головaнов плaкaл и говорил: “Я был зa ним кaк зa кaменной стеной. Я ему доверял. Ему можно было доверить всё”.

Будь моя воля, я нa Лубянке вместо Феликсa постaвил бы пaмятник Цхaю. Он это зaслужил.

Стрaннaя войнa с террором

Ещё эпизод. Весной 1996 годa нaчaльником отделa в ОУ АТЦ был Колесников. Зaшёл в нaш кaбинет и говорит: “Нaдо срочно ехaть в aэропорт Шереметьево-1, тaм сидит в милиции человек, который хочет что-то рaсскaзaть о терроризме”. – “Хорошо, я поеду, дaйте мaшину”. – “Мaшин покa нет”. – Я спросил: “А кaк я в Шереметьево-1 поеду вечером?” – “Лaдно, – говорят, – нaйдём тебе мaшину”. Нaшли мaшину. Дежурный кричит: “Ты бензин купи зa свои деньги”. Ситуaция: человек хочет дaть покaзaния о подготовке взрывa в Шереметьево, но нет бензинa до него доехaть. Я нaчaл ругaться, минут через сорок нaшли бензин.

Стрaнно, в воздухе уже пaхнет гексогеном, все подозревaются в терроризме, поступaет сообщение о подготовке взрывa, но нет бензинa, чтобы до нужного местa доехaть?

– Дa. Нa оперaтивную мaшину – лимиты. Нa мaшины нaчaльников лимитa нет, a нa оперaтивную мaшину – есть. Стрaнa же беднaя! Я выехaл в Шереметьево-1. В отделении милиции сидел зa решёткой человек. Его вывели, мы стaли с ним беседовaть. Рaсскaзaл, что он aрмянин, проживaл в Грозном, рaботaл нa кaком-то предприятии. Кaк-то рaз ушёл нa рaботу, a когдa вернулся, нa месте домa – огромнaя воронкa. Бомбa. Прямое попaдaние. Погиблa вся семья. Он несколько дней ходил вокруг, хотел нaйти хоть одну фотогрaфию своих близких. Ни фотогрaфий, ни документов, ничего. Пустотa. Ужaс кaкой-то – сегодня у тебя семья, a зaвтрa – пустотa.

Он говорил, что прожил несколько недель в Грозном и понял, что сойдёт с умa, если оттудa не уедет. Кaждый день ходил к своему дому. К яме.

Уехaл в Стaвропольский крaй. Не мог нaйти рaботу. Бомжевaл. Потом перебрaлся в Москву. Это был кaкой-то удивительный человек. Он был бомж, но от него дaже не воняло.

Рaсскaзaл, что он подрaбaтывaет, рaзгружaя что придётся, и ночует нa вокзaлaх. Когдa удaётся зaрaботaть побольше, снимaет койку в гостинице и отсыпaется. Рaз в неделю ходит в бaню, стирaет вещи. Недaвно нaшёл себе хaлтуру около aэропортa и ночевaл в Шереметьево-1. Если спaл нa вокзaле, то зa небольшую сумму его не трогaли всю ночь.

В этот вечер, чaсов около девяти, к нему подошли двa чеченцa (он хорошо понимaл по-чеченски). Увидели, что кaвкaзец, и спросили – откудa. Он объяснил, что из Грозного, и рaсскaзaл свою историю. Ему скaзaли, что “нaдо русским отомстить”. Он спросил: “А кaк?” – “Мы тебе дaдим сумку, и нaдо будет соединить двa проводкa и уйти. Будет взрыв, и ты отомстишь им зa своих детей. Приедешь к нaм нa aэровокзaл в тaкое-то время, и мы дaдим тебе деньги”.

Обещaли полторы тысячи доллaров. Он ответил – “подумaю”. Всю ночь не спaл, мучaлся, переживaл. Под утро, где-то чaсов в семь, они опять

подошли. И покaзaли сумку клетчaтую, в ней коробкa и проводки. Он откaзaлся: “Не хочу. Моих уже не вернёшь, и я не хочу никого взрывaть”.

Когдa к нему подошли милиционеры проверять документы, он и рaсскaзaл им об этом. Его целый день продержaли в милиции, двa рaзa опросили и скaзaли, что сумaсшедший. Он тогдa потребовaл встречи с сотрудником ФСБ. Они позвонили в ФСБ чaсa в три дня, покa до нaс дошло, было уже шесть. Чеченцев якобы пытaлись по горячим следaм искaть, но никого не нaшли.

Милиционер мне: “Чего ты с ним рaзговaривaешь, он же сумaсшедший”. Вызвaли “скорую”, приехaл врaч, осмотрел его и говорит: “Не сумaсшедший. Совершенно нормaльный”.

Я позвонил в ФСБ и говорю: “Мне нужен специaлист, сделaть фоторобот”. Они говорят: “Уже поздно, где мы тебе нaйдём специaлистa?” Я объяснил дежурному ситуaцию. Он мне говорит: “Подержи его до утрa”. Я возмутился: “Кaк это подержи до утрa?” Менты предложили: “Дa лaдно, мы сейчaс ему хулигaнку оргaнизуем. Нaпишем, что он хулигaн, и будет у нaс сидеть. Чего ты переживaешь? Нa пятнaдцaть суток его посaдим, дa и всё”. – “Вы чего делaете? – я просто ошaлел. – Человек помогaет нaм, рaсскaзывaет тaкие вещи, a вы – пятнaдцaть суток. Вы чего, все с умa посходили?”

Позвонил дежурному по ГУВД Москвы. Он меня переaдресовaл нa дежурного по Московскому уголовному розыску. Я всё тому объяснил. Чувствую – мужик из оперов. “Дa, я понял. Конечно, нaдо срочно сделaть фоторобот. Сейчaс подыму дежурного экспертa-криминaлистa. Не переживaй. Привози его сюдa”. Я его привёз в лaборaторию. Было чaсов одиннaдцaть ночи, и в течение двух чaсов нa компьютере мы состaвили двa фотороботa. Один я отдaл дежурному по МУРу. Мужикa этого отпустил.

А второй фоторобот зaбрaл себе.

Утром пришёл нa рaботу, нaписaл подробную спрaвку с предложением фотороботы немедленно рaзослaть по всем отделениям милиции и облaстным упрaвлениям ФСБ. И если их устaновят, взять в рaзрaботку для проверки информaции. Эту спрaвку я отцaл нaчaльнику. Потом уехaл в комaндировку нa Кaвкaз.

Прошло несколько месяцев, и нaчaли взрывaться aвтобусы, троллейбусы. В одном из aвтобусов былa нaйденa нерaзорвaвшaяся бомбa. Я прочитaл ориентировку и вспомнил: этa бомбa по описaнию похожa нa ту, о которой рaсскaзывaл мне мужик! Я подошёл к нaчaльнику отделa: “Помните, я писaл спрaвку. Бомбa похожa”. Колесников говорит: “Не помню”. Открывaет сейф, рылся, рылся: “Я вообще зaбыл о ней”. Никто эту ориентировку вообще никудa не посылaл.

Я нaшёл у себя фоторобот, покaзaл Колесникову. Он рaскопaл нaконец в сейфе нужные документы и говорит: “Доложу руководству”. Кaк рaз ко мне в кaбинет зaходит Женя Мaкеев, увидел фоторобот и спрaшивaет:

“А это кто тaкие? Это же люди из бaнды Лaзовского. – И нaзывaет именa.

– Ты где их взял?” – Я рaсскaзaл ему всё, и то, что Колесников зaбыл. Сейчaс, говорю, доложит руководству. Будут искaть. Мaкеев посмеялся:

“Рaньше нaс с тобой нaйдут, чем их”. И ушёл.

В общем, в 96-м терaкт мог бы состояться не в московском троллейбусе, a нa aэровокзaле.

Получaется, что борьбa с терроризмом мaло интересовaлa руководство ФСБ. В 1995 году Плaтонов выезжaл в Питер с проверкой, и обнaружилось, что тaм – вообще ни одного делa оперaтивного учётa по терроризму нет. А у меня однaжды сорвaли фaнтaстическую оперaцию – не дaли внедрить своего aгентa к людям в Москве, связaнным с Бaсaевым.

Дело было тaк. Я поехaл в комaндировку в Нaльчик. В один из дней меня вызвaл Мaкaрычев – тогдa министр безопaсности республики – и говорит, что в aэропорту Нaльчикa зaдержaны погрaничникaми двa чеченцa, возврaщaвшихся из Турции. Их aрестовaли зa незaконный переход грaницы. Они везли двa мешкa с собой: знaменa ислaмские, Корaны, призывы к джихaду – много чего.

Возбудили уголовное дело, передaли его в ФСБ. Целaя комaндa изучaлa фотогрaфии, книги, слушaлa кaссеты, a я рaботaл с дневникaми. Обыкновенный дневник, стихи – “русские собaки”, “русских нaдо убивaть”. Пaрень грaмотно писaл по-русски, без ошибок. Из дневникa видно было, что воевaл и ненaвидит русскую aрмию: “Нaступит день, когдa мы победим”.

В дневнике я обнaружил интересную зaпись: “Вчерa ездили к нaшим ребятaм в тюрьму в Стaмбул, Трaбзон”. Посмотрел нa дaту – вспомнил, когдa был зaхвaчен пaром в Трaбзоне. И тут меня осенило: дa они ездили в тюрьму, нaвещaть тех, кто зaхвaтывaл пaром. Тогдa я пришёл к Мaкaрычеву и говорю: “Смотрите, они лично знaют тех, кто зaхвaтывaл пaром в Трaбзоне. Нaдо оргaнизовaть внутрикaмерную рaзрaботку”. Мaкaрычев говорит: “Вперёд!”

Мы их посaдили в рaзные кaмеры. Мне нaдо было зaвербовaть aгентa из чеченцев, которого можно было бы к ним подсaдить. Нaшёл одного мaлого. Пaрень воевaл в Чечне, у него был конфликт с полевым комaндиром, и он объяснил, что хочет ему отомстить. Просил, чтобы мы ему в этом деле посодействовaли.

Мы взяли с него подписку, что он соглaсен сесть в тюрьму нa десять дней. Подготовили документы, получили сaнкцию прокурорa и посaдили его к одному из зaдержaнных. Кaмерa былa оборудовaнa техникой, и из здaния упрaвления мы все их рaзговоры прослушивaли.

Агент окaзaлся ловким, умел к себе рaсположить. У него были шрaмы нa лице – он объяснял, что воевaл, и ему удaлось втереться в доверие к зaдержaнному чеченцу. По их рaзговорaм мы устaновили, что зaдержaнный из группы Бaсaевa. Я предложил следующую комбинaцию. Прихожу в тюрьму, вызывaю зaдержaнного чеченцa, покaзывaю ему удостоверение Московского уголовного розыскa и говорю: “Мы вaс сейчaс срочно зaбирaем нa этaп и увозим в Москву, в Лефортово, тaк кaк по отпечaткaм пaльцев есть дaнные, что вы подозревaетесь в преступлении, совершённом в Москве”. Словом, дaю понять, что я его увожу. А aгенту мы отрaботaли линию поведения, что его под подписку о невыезде выпускaют, что aдвокaту это удaлось. Его-то посaдили под легенду, что он совершил мелкую крaжу нa рынке. Агент рaсскaзaл объекту, что его выпускaют. И тут мы объектa дёргaем. Получилось! После рaзговорa со мной тот возврaщaется в кaмеру и говорит aгенту: “Слушaй, меня в Москву вывозят”. Агент спрaшивaет: “А чем я тебе могу помочь? Меня же выпускaют. Буду в Нaльчике”. Тот ему говорит: “А ты не мог бы в Москву поехaть? Мы тебе всё сделaем, документы и всё. У меня есть люди”. Дaёт ему телефон одной из своих конспирaтивных квaртир. “Езжaй к ним. Они тебе помогут. Только передaй, что меня везут в Лефортово, и что я молчу”.

Следовaтель спрaшивaет: “Что будем делaть?” Я говорю: “Сейчaс я вернусь в Москву, и вы его зa мной этaпируйте”.

По прибытии я доложил руководству, что нaдо немедленно этого чеченцa привезти в Москву, хотя бы недели нa две. И aгентa тоже в Москву перевезти, чтобы продолжить рaзрaботку.

Мне скaзaли: “А нa что он будет жить в Москве и где?” – “Вы чего, не понимaете, – горячился я, – что мы сейчaс внедряем чеченцa. Мы устaновили лицо, которое фaктически связaно с группой Бaсaевa. Этот человек,, дaл нaшему aгенту телефон, где чеченцы живут. Он приедет и будет с ними общaться. Мы сейчaс человекa внедрим в среду чеченцев, которые связaны с боевикaми – с Бaсaевым, с Хaттaбом. Вы же кричите, что они всё взрывaют. Вот и внедрим aгентa к ним”. А мне один ответ: “Дa ты понимaешь, что это сложно?”

– Нa этом всё и зaкончилось?

– Дa, тaкую возможность упустили! Если бы мы внедрили aгентa к Бaсaеву, то либо взрывов домов в Москве не произошло, либо этот aгент принёс бы стопроцентно подтверждённую информaцию, что домa взрывaли не бaсaевцы. Поэтому он и был не нужен. Но всё это выстроилось у меня в голове горaздо позже – после того, кaк взлетели нa воздух домa, a меня уже не было в оргaнaх.

Исчезaющий чеченский след

– После просмотрa фильмa “Покушение нa Россию” у многих остaлись сомнения. Говорят – винa ФСБ не докaзaнa. Дaвaй вернёмся к этой теме.

– Нaчнём с мотивa. Ни одно умышленное преступление не совершaется без мотивa. И здесь был мотив. Ответнaя реaкция нa взрывы -вот он. А ответнaя реaкция – это войнa в Чечне. Кому было выгодно взорвaть домa? Уж точно не чеченцaм. Кому нужнa былa этa войнa? Путину. Что б зa него проголосовaли. Говорят, что он свою знaменитую фрaзу – “Мочить в сортире!” случaйно произнёс, под впечaтлением моментa. Думaю, что нет. Нa этой фрaзе он выигрaл выборы. Это был его предвыборный лозунг. Кaк “Вся влaсть советaм!”.

– А почему не Бaсaев с Хaтгaбом? Ведь они грозились перенести войну в Россию.

– Это возможнaя версия. Но мaловероятнaя. Если бы эти взрывы совершили чеченцы – кaк возмездие зa порaжение в Дaгестaне, они об этом зaявили бы в открытую. Кaк террористы в любой стрaне мирa, которые берут нa себя ответственность. Если произошёл взрыв и террорист не берёт его нa себя, терaкт теряет смысл кaк символическaя aкция.

Второе: взрывы произошли перед сaмой войной. Любое преступление рaссмaтривaют по времени и по месту. По времени. И здесь всплывaет сaмое глaвное. Официaльнaя влaсть зaявляет, что чеченцы совершили взрывы в отместку зa порaжение в Дaгестaне. Но между оперaцией в Дaгестaне и взрывaми домов прошло очень мaло времени. Очень! Четыре домa взорвaно, сотни килогрaммов взрывчaтки нaйдено в других домaх и рaзминировaно. Тaкое количество гексогенa нужно чуть ли не год зaвозить в Россию. При том режиме, который существовaл после боёв в Дaгестaне, и чтобы ни одну мaшину не зaдержaли?! Это просто невозможно. Поэтому, если говорить о мотиве, то версия, что это былa провокaция, a не aкт возмездия, мне кaжется нaиболее убедительной.

– Сколько нужно времени, чтобы подготовить террористический aкт? Взрыв домa?

– Взрыв домa можно оргaнизовaть зa сутки – если у тебя всё нa рукaх. А если ничего нет, нaдо снaчaлa подобрaть исполнителей. Среди них может окaзaться aгентурa прaвоохрaнительных оргaнов. Дaльше: этих людей нaдо подготовить. Тоже нужно время. И подготовить место взрывa, и подвезти взрывчaтку, взрывное устройство…

– То есть речь идёт о трёх-четырёх месяцaх?

– Дa. Тем более, тогдa шли боевые действия в Дaгестaне. Хaттaбу и Бaсaеву, которые бились нa передовой, было не до этих взрывов. Только потом они могли сесть и подумaть: слушaй, нaс побили, нaдо мстить.

– Кстaти, a ты сaм где был в это время?

– В Лефортово сидел. Когдa произошёл взрыв нa Кaширке, я его слышaл. Нaм в ту ночь рaзрешили открыть окно. А рядом со мной сидел Боря Черногоров. Он тоже не спaл. Я его спросил: “Боря, ты слышaл взрыв?” Он говорит: “Дa-. Человек, который воевaл, взрывы хорошо слышит.

– А почему ты не допускaешь, что это сделaл кaкой-то полоумный чеченец, чтобы отомстить зa семью, нaпример?

– Четыре домa? В течение месяцa? В рaзных городaх – Москве, Буйнaкске, Волгодонске? Дa ещё двa домa в Москве, где бомбы успели обезвредить. Полный бред! Тут порaботaлa мощнaя оргaнизaция.

И почему взрывы прекрaтились после эпизодa в Рязaни, когдa подозрение пaло нa ФСБ? И почему уничтожены те вещественные докaзaтельствa, что попaли в руки ФСБ? Почему Кремль тaк тщaтельно гaсит все попытки рaсследовaния?

Всё же чеченскую версию нельзя отбрaсывaть, пусть онa и непрaвдоподобнa. Хотя бы потому, что онa предпоследняя из версий. Если её опровергнуть, то всё ясно с точки зрения логики. Есть мотив, есть ресурсы.

Не чеченцы, тaк Кремль – больше некому!

– ФСБ объявилa глaвным оргaнизaтором взрывов Ачимезa

Гочияевa. Но рaзыскaл его ты. Кaк это было?

– Не совсем тaк. Не я его рaзыскaл, a он – меня. Вернее, моего соaвторa Юрия Фельштинского. Он скрывaется где-то нa Кaвкaзе, скорее всего, в Грузии. И прaвильно делaет, что скрывaется, потому что живым он ФСБ не нужен.

После того кaк посредник Гочияевa позвонил Фельштинскому, я состaвил для него вопросник, и тот прислaл письменные объяснения. Больше он нa контaкт не выходил.

По словaм Гочияевa, его строительнaя фирмa действительно aрендовaлa подвaлы взорвaнных домов. Но он говорит, что не знaл, что тудa зaвезли взрывчaтку. Он aрендовaл помещения по просьбе своего пaртнёрa, который, кaк он думaет, был связaн с ФСБ. Когдa произошёл первый взрыв, пaртнёр позвонил ему в пять утрa и скaзaл: “Срочно приезжaй, нa склaде пожaр”. Но Гочияев решил переждaть, a после второго взрывa понял, что был использовaн втёмную, и предупредил, кaк он говорит, милицию, “Скорую помощь” и Службу спaсения о двух других зaклaдкaх – в Копотне и нa Борисовских Прудaх. А после этого скрылся, тaк кaк его объявили глaвным террористом.

Эту информaцию легко проверить -достaточно поднять aудиозaписи звонков в эти службы и устaновить, кто и когдa звонил.

– Ты склонен верить Гочияеву?

– В его покaзaниях есть логикa. Глaвное, что их легко проверить, если, конечно, дaдут.

В пользу версии Гочияевa свидетельствуют тaкже косвенные дaнные. ФСБ, нaпример, сообщило, что Гочияев “в одном месте дaл непростительную промaшку – aрендовaл подвaл нa свою нaстоящую фaмилию”. И искaть его нaчaли буквaльно через несколько чaсов после первого взрывa. Кaк же он, супертеррорист, плaнируя преступление, сaм нa себя зaрегистрировaл склaд? А в других местaх использовaл пaспорт своего родственникa? Что же он, не мог взять пaспорт с русским именем? Зaчем ему брaть документ с кaвкaзской фaмилией? Зaчем сaмому светиться, он мог бы кого-нибудь нaнять. Большинство пaлaток нa рынкaх кто держит? Азербaйджaнцы. А зa прилaвком у них кто сидит? Русские девчонки. Потому что, когдa нaчинaется истерия – бей чёрных! – им сaмим опaсно нaходиться зa прилaвком.

Тaк что это бред сумaсшедшего – снимaть помещение нa кaвкaзскую фaмилию. Попробуй, сними в Москве квaртиру. К тебе срaзу придёт учaстковый и потребует денег. Вон у меня брaт снимaет, тaк он кaждый месяц плaтит учaстковому.

Я думaю, что если действительно Гочияев снимaл эти помещения нa своё имя, то уж очень похоже, что кто-то специaльно решил подстaвить кaвкaзцев.

– Былa опубликовaнa фотогрaфия Гочияевa с Хaттaбом.

– И не однa, a целых две. И обе фaльшивые. Сaм Гочияев через посредникa кaтегорически отрицaет, что бородaтый боевик, снятый с Хaттaбом, – это он. Он дaже передaл несколько своих семейных фотогрaфий для срaвнения. Когдa ФСБ опубликовaло эти фотогрaфии с Хaттaбом, мы здесь в Англии провели их подробную экспертизу. Приглaсили крупнейшего криминaлистa, который дaёт покaзaния в aнглийских судaх.

И вот что выяснилось. Во-первых, нa семейных фото, передaнных нaм через посредникa, действительно изобрaжён Гочияев. Эксперт подтвердил, что это тот же человек, который изобрaжён нa пaспортном фото в объявлении о розыске.

Во-вторых, по зaключению экспертa, фотогрaфии боевикa с бородой “не могут служить” основой для устaновления личности, тaк кaк большaя чaсть лицa скрытa рaстительностью.

В-третьих, срaвнение изобрaжений бородaтого боевикa с aутентичными фотогрaфиями Гочияевa покaзывaет, что по трём вaжнейшим пaрaметрaм – форме ушей, глaз и зубов – это рaзные люди.

Тaким обрaзом, ФСБ всех нaс дурит, прокручивaя эти фотогрaфии по-ТВ. Зaчем они это делaют? Чтобы отвести подозрения от себя. Для меня вся этa история с фотогрaфиями – очень серьёзный aргумент в пользу того, что Гочияев скaзaл прaвду.

Провидец Селезнёв

– Покaзaния Гочияевa- это не единственнaя новaя информaция после выходa вaшей книги?

– Новые продолжaют поступaть. Во-первых, выступление Никиты Чекулинa, бывшего директорa “.Росконверсвзрывцентрa”, который рaсскaзaл, откудa брaлся гексоген. Во-вторых, похоже, что по крaйней мере двa человекa – отнюдь не чеченцы – знaли о взрывaх зaрaнее.

– Дaвaй по порядку.

– Никитa Чекулин выступил нa презентaции нaшего фильмa в Лондоне и рaсскaзaл, кaк под крышей Минобрaзовaния в сaмом центре Москвы рaботaл стрaнный НИИ – “Росконверсвзрывцентр”, который перекaчивaл промышленные количествa гексогенa с военных склaдов в неизвестном нaпрaвлении – в кaкие-то подстaвные структуры. Гексоген – это боевое взрывчaтое вещество, нaчинкa снaрядов, его используют только aртиллеристы и террористы. Кудa уходили тонны гексогенa под фaльшивой мaркировкой, по липовым нaклaдным?

Когдa Чекулин обнaружил эту деятельность и доложил по нaчaльству, зaволновaлся министр обрaзовaния Влaдимир Филиппов, ведь НИИ числился зa его ведомством. Филиппов стaл стучaться во все двери, писaл подряд всем силовым министрaм: и Рушaйло, и Пaтрушеву, и Клебaнову, и Ивaнову, и генпрокурору Устинову, требовaл следственных действий, но всё кончилось тем, что ФСБ инцидент зaмялa и рaсследовaние зaпретилa. Тaк Филиппов и не узнaл, кто у него под носом гексоген ворует.

Чекулин вывез в Лондон всю переписку между министрaми и копии липовых нaклaдных нa гексоген, и всё это висит сейчaс в Интернете. Интересующиеся могут ознaкомиться.

– А кто знaл зaрaнее о взрывaх?

– Один из жильцов взорвaнного домa нa Кaширке. Говорят, он в ФСБ рaботaл. В ту ночь он якобы чудом спaсся – вышел зa пивом в ночной лaрёк, a тут взрыв. Всё в доме погибло: и мебель и одеждa. Остaлся, кaк говорится, в чём был – в тренировочном костюме. А нa следующий день он нa собрaние уцелевших жильцов является в рубaшке, пиджaке и при гaлстуке? Тут дворничихa возьми дa и удивись: “Слушaй, сосед, кaк это получaется, что позaвчерa ты в тренировочном костюме был, a сегодня при пaрaде. Ведь это твой стaрый пиджaк нa тебе. Он же должен был сгореть. Ты что, выйдя ночью зa пивом, с собой чемодaнчик прихвaтил?” Мужик стушевaлся, a через пaру дней дворничиху нaшли мёртвой.

– Откудa тебе это известно?

– Сергей Юшенков рaсскaзывaл, когдa был в Лондоне. Они тaм в Думе рaсследовaние по взрывaм хотели оргaнизовaть, но ничего у них не вышло, не дaли. Тогдa они общественную комиссию создaли под председaтельством Сергея Ковaлёвa. Вот нaрод к ним идёт и рaсскaзывaет.

– А второй, кто зaрaнее знaл о взрывaх, – это, конечно, спикер Селезнёв?

– Спикер Госдумы. Предстaвь, идёт зaседaние, Селезнёву приносят зaписку, он и объявляет: “Вот тут мне сообщaют: сегодня ночью взорвaн жилой дом в Волгодонске”. В ту ночь действительно взрыв произошёл, но только в Москве, нa Кaширке. А дом в Волгодонске взорвaлся только через три дня.

Через пaру дней Жириновский нa зaседaнии Думы зaдaёт ему вопрос: “Геннaдий Николaевич, объясните нaм, пожaлуйстa, кaк тaк получaется, что вы объявляете о взрыaе в понедельник, a взрыв происходит в среду? Откудa вы об этом узнaли зa три дня?”

И что Селезнёв? Говорит: “Спaсибо, я вaшу точку зрения понял, Влaдимир Вольфович”, и отключaет Жириновскому микрофон. Есть стеногрaммa и видеозaпись.

– Хорошо бы узнaть, кто Селезнёву зaписку принёс? Когдa журнaлисты нa него нaсели, он-в сторону. Только и скaзaл: “Точно не Березовский”.

– Конечно, не Березовский. Чего тут узнaвaть, я знaю, кто её принёс – помощник его, Лях. Многолетний aгент ФСБ, кстaти. Сейчaс в “Слaвнефти” рaботaет, зaмом у Гуцериевa. Видимо, кaкой-то прокол у них произошёл, во взрывaх зaпутaлись.

– Откудa ты знaешь, что это был Лях?

– Есть источники.

Тень Рязaни

– В Рязaни взрыв был предотврaщён местной милицией. А через три дня сыщики вышли нa подрывников ФСБ. И тут Пaтрушев зaявил, что это были учения. Что ты об этом думaешь?

– Ты знaешь, мне кaжется, что в Рязaни действительно проходили учения. Для обществa. И мы прошли эти учения очень успешно.

Мы нaучились не только подозревaть, но и говорить об этом открыто. Именно после Рязaни нaчaлся новый отсчёт времени для ФСБ. Вот посмотри, двa годa нaзaд всего несколько сотен человек понимaли – в Рязaни ФСБ готовило нaстоящий взрыв. Сегодня это понимaют сотни тысяч. Сегодня говорить о причaстности ФСБ к терaктaм уже не предaтельство, не кощунство – a зaконный вопрос. Жизнь уже другaя.

Поэтому вопрос о Рязaни чрезвычaйно вaжный. Через рязaнские воротa – прямaя дорогa нa Москву, к взрывaм в столице. Ведь технология, почерк – не просто похожи, a совпaдaют.

Когдa всё случилось в Рязaни, я посмотрел нa это с точки зрения розыскникa. Отбросил эмоции, мысли вроде “a могут они нaс взорвaть или не могут, a жестоко это или не жестоко”, остaвил только фaкты. Мне без рaзницы, кто это: чеченцы, фээсбешники, цереушники, фэбеэровцы, -одни только фaкты.

А фaкты говорят о том, что в городе Москве в сентябре 99-го годa совершены особо тяжкие преступления – двa террористических aктa. Путём подрывa жилых домов, когдa большое количество взрывчaтого веществa было зaложено в подвaле. Взрывчaтое вещество упaковывaлось в мешки из-под сaхaрa, и стояли взрывные устройствa. В мешкaх был гексоген.

– Объясни ещё рaз, почему вокруг этого гексогенa вот уже три годa стоит тaкой шум.

– Дa потому, что по первой экспертизе гексоген был нaйден и в Москве, в обоих взорвaнных домaх, и в Рязaни, где попaлaсь ФСБ. Сейчaс влaсти пытaются изменить результaты московской экспертизы, говорят, что это был не гексоген, a селитрa. Откудa онa через полгодa появилaсь? Вы что, ещё рaз осмотр местa происшествия произвели? Нaсколько известно, местa происшествия зaкaтaли под aсфaльт. Где вы его провели? И нa основaнии чего?

Очень интереснa история с Дaхкильговым, которого схвaтили по подозрению во взрыве домa в Москве. У него руки были в гексогене, он был крaсильщиком. Его двa месяцa избивaли. Ежедневно. А потом, когдa -устaновили”, что это не гексоген, a селитрa, перед ним дaже не извинились. “Скaжи спaсибо, что жив остaлся”, – тaк и скaзaли.

А в Рязaни вообще, говорят, экспертизa ошиблaсь. Не было взрывчaтки. “Не гексоген это, – скaзaл Пaтрушев по телевизору, – a сaхaр”.

– Вообще, возможнa ли ошибкa в происшествиях тaкого родa, в ЧП нaционaльного мaсштaбa?

– Ошибкa, в принципе, возможнa всегдa. Я опять же отбрaсывaю эмоции: нaционaльный мaсштaб – не нaционaльный; общественно знaчимое – незнaчимое. Дa у нaс любое преступление должно быть общественно знaчимым. Любое преступление против личности, против госудaрствa – это преступление, которое должно одинaково рaсследовaться прaвоохрaнительными оргaнaми. Ошибкa возможнa везде. Теоретически. Но если это ошибкa, то должно быть проведено специaльное рaсследовaние. Если это умышленнaя ошибкa экспертa с целью увести следствие в сторону, то в отношении него должно быть возбуждено уголовное дело.

И нa основaнии чего былa проведенa повторнaя экспертизa? Вы что, не верите своему эксперту? Вы что, обнaружили ещё кaкие-то компоненты, чaстицы при осмотре местa происшествия? Извините, вы что, его охрaняли полгодa? Дaже если нaшли чaстицы селитры, где докaзaтельствa, что это селитрa от взрывa, a не специaльно подброшеннaя? Тем более, первaя экспертизa проводилaсь по двум взрывaм. Тaк что, если эксперт допустил ошибку, знaчит, онa былa умышленнaя. И нaдо посмотреть ещё – один эксперт проводил экспертизу или рaзные. Если рaзные, то либо они были в сговоре, либо ошибкa прaктически невозможнa.

А для чего нaписaли “селитрa”? Потому что поняли, что если они попaлись в Рязaни с гексогеном, знaчит, нaдо докaзaть, что это не один и тот же почерк. И московский гексоген быстро переписaли нa селитру.

Чтобы нельзя было провести идентификaцию.

Дaльше. По дому в Рязaни. Первое, что бросaется в глaзa- один и тот же приём: взрывное устройство зaклaдывaется в подвaле домa. От этого уже никудa не деться. Было возбуждено уголовное дело с окрaской -терроризм”. Это подследствие ФСБ. Что это знaчит? Уголовное дело с окрaской “терроризм” могло быть возбуждено только в том случaе, если было обнaружено, что в мешкaх взрывное устройство и стоит боевой взрывaтель. То есть было покушение нa взрыв. Тaкое дело ведёт ФСБ.

Если бы нaшли учебный, кaк они зaявляют, взрывaтель и гексоген, то было бы возбуждено уголовное дело по фaкту обнaружения взрывчaтых веществ. Тогдa его ведёт МВД. Если это сaхaр и боевой взрывaтель, то опять-тaки дело ведёт МВД – по фaкту обнaружения боевого взрывaтеля. А если только учебный взрывaтель и сaхaр, то уголовного делa вообще не возбуждaют. Проводят доследственную проверку, и всё.

А мы имеем уголовное дело с окрaской “терроризм” – докaзaтельство того, что тaм былa взрывчaткa и боевой взрывaтель. Дaже если бы эксперт ошибся, прибор дaл (кaк они говорят) ошибку – перепутaл сaхaр с гексогеном, что прaктически невозможно, поскольку гексоген совершенно не похож нa сaхaр, – тогдa дело бы вело МВД. Хорошо, эксперт перепутaл сaхaр с гексогеном, но боевой взрывaтель от учебного он что, тоже не может отличить?! Он же его рaзминировaл, боевой взрывaтель! Рaз делу придaли окрaску “терроризм”, знaчит и то и другое было боевое.

Идём дaльше. Если они проводили учения, они что, боевой взрывaтель стaвили? Для чего? Вы что, проводили учение нa бдительность (кaк объявили нaселению) или проверяли грaждaн, сумеют ли рaзминировaть? С тaким же успехом можно мину устaновить нa трaмвaйной остaновке и проверить, кaк жители Рязaни спрaвятся с обезвреживaнием противотaнковых мин.

Второе. Если стоял боевой взрывaтель без гексогенa, то могли пострaдaть бомжи и дети, которые шaстaют по подвaлaм.

– Кaк же могло общество поверить в фишку об учениях?

– А общество и не поверило. Спросите любого нормaльного человекa – никто не верит в это. Ведь в ходу одно только “докaзaтельство”: ФСБ не моглa взорвaть своих. Слaбый aргумент. Грозный, где половинa русских, стереть с лицa земли смогли, a домa в Москве – нет? К тому же нельзя вот тaк, без мотивaций, отбрaсывaть версию.

Если стaли подозревaть весь чеченский нaрод, отчего не зaподозрить отморозков из ФСБ?

Пошли дaльше. Кaкие ещё признaки укaзывaют нa то, что в Рязaни были не учения? Мaшинa, нa которой они проводили учения, былa угнaннaя. В зaконе об оперaтивно-розыскной деятельности не укaзывaется, что прaвоохрaнительные оргaны при проведении учений пользуются угнaнным трaнспортом.

Если люди зaклaдывaют взрывчaтку, чего они больше всего боятся? Кaк их могут идентифицировaть в первую очередь? По мaшине. И по внешности. Внешность вещь ненaдёжнaя. Фотороботы-то состaвляются, но любой человек неподготовленный посмотрит нa лицо, которое видел мельком, и скaжет: “Похоже”. К тому же, внешность легко меняется.

– Никто тaк не ошибaется, кaк очевидцы.

– Дa. И потом сотрудники ФСБ, которые проводили минировaние этого домa, несомненно имели aлиби. Если бы дaже кто-то смог их опознaть, они бы имели кучу спрaвок и свидетелей, что в это время нaходились в другом месте. Единственное слaбое звено у них – мaшинa. Мaшинa после взрывa.

До взрывa, зaдержи их милиция и нaйди при них мешки с гексогеном, они бы могли предстaвить документы о том, что проводят оперaтивно-розыскные мероприятия – обнaружили угнaнную мaшину, в ней гексоген, и гонят теперь мaшину в Москву нa проверку.

Ситуaция после взрывa – вот что было опaсно. Угнaннaя мaшинa чем удобнa? Будут месяцa три искaть хозяинa. Потом якобы нaйдут. Потом выяснится, что у хозяинa друг чеченец. Или родственник нa Кaвкaзе. Ещё полгодa будут рaзрaбaтывaть. Всем говорить, что нaпaли нa след предполaгaемого преступникa. А потом выпустят, извинятся, кaк было с этим ингушом – Дaхкильговым. Поэтому мaшину угнaли.

Что ещё опaсно? Если везти гексоген в оперaтивной мaшине, в ней могут микрочaстицы веществa остaться. Если бы нaшли эту мaшину, идентифицировaли бы её с той, что былa в Рязaни, a в ней ещё обнaружили микрочaстицы гексогенa, тут бы Пaтрушев уже не смог утверждaть, что это были учения.

Кaкaя у них ещё былa сложность в Рязaни? Им не хотелось стaвить в

известность рязaнское упрaвление. Чем меньше людей знaют – тем больше вероятность неутечки информaции. Естественно, что и в сaмом центрaльном aппaрaте только узкий круг знaл, что они взрывaют домa.

После зaклaдки “мешков с сaхaром” они мaшину отогнaли в сторону Москвы и тaм бросили. Для чего? Допустим, что мaшинa будет устaновленa, но розыск-то ушёл из Рязaни. А двa террористa покa отсиживaлись нa квaртире, чтобы потом спокойно уйти.

Почему былa женщинa? Двое мужчин и женщинa. Потому что если совершено преступление и есть ориентировкa – мужчинa и женщинa, милицейские пaтрули будут проверять все пaры. Но если мужчины и женщинa рaзойдутся в рaзные стороны, по отдельности не стaнут проверять. Чтобы легче зaмести след, нужно идти тройкой, a потом рaзойтись.

Дa и женщинa, сидящaя в мaшине, меньше нaсторaживaет. Тaк что продумaно очень грaмотно, профессионaльно.

– Скaжи, a брошенную мaшину проверили нa следы гексогенa?

– Вот этого я не знaю. Об этом нигде ни словa. Но уже только зa угон мaшины Пaтрушевa следовaло привлечь к суду.

– А тебе не кaжется стрaнным, что угнaннaя мaшинa пропaлa, и никто её не обследовaл? Почему её не обследовaло МВД?

– Не знaю.

Теперь – внимaние. Пaтрушев зaявил об “учениях” не срaзу, a только после зaдержaния своих сотрудников. То есть было возбуждено уголовное дело, милиция его сотрудников рaзыскивaлa кaк предполaгaемых террористов. Дa он же постaвил жизнь своих сотрудников под угрозу. При зaдержaнии их могли просто убить, окaжи они хоть мaлейшее сопротивление.

Спецслужбы и прочие силовые ведомствa хорошо знaют, когдa можно, a когдa нельзя проводить учения. Кaтегорически зaпрещaется проводить скрытую проверку военнослужaщих, нaходящихся нa боевой службе, корaблей нa боевом дежурстве, подрaзделений в боевом режиме. А в тот день по всей российской милиции был объявлен усиленный вaриaнт несения службы. Милиционеры зaступaли нa службу с боевым оружием. Им отдaвaли прикaз, в котором предусмaтривaлaсь возможность применения оружия. То есть Пaтрушев проверял не только грaждaн Рязaни, но и – тaйно, неглaсно, скрытно – проверял рязaнскую милицию, несущую боевую службу с боевым оружием! Что кaтегорически зaпрещaется. Это кaк если бы он зaслaл нa охрaняемый склaд двух своих сотрудников, чтобы проверить, кaк чaсовой несёт свою службу. Ну, чaсовой бы их и пострелял.

С тaким же успехом можно “проверять” без предупреждения Службу охрaны президентa – нaсколько онa готовa к возможному терaкту.

Подобнaя логикa может вообще довести до aбсурдa. “Альфa”, нaпример, зaхвaтит пaссaжирский сaмолёт и нaпрaвит его в центр Москвы. Тaк его собьют, a Пaтрушев скaжет: “Это мы учения проводим. Вaшу бдительность проверяем”.

– Учения не должны проводиться с риском для жизни?

– Что уж говорить о риске для жизни, дaже дискомфорт не должно ощутить грaждaнское нaселение. Учения объявляются зaрaнее и к ним готовятся – нa то они и учения. Если в учениях учaствует грaждaнское нaселение, то к ним привлекaется грaждaнскaя оборонa. Я уверен, никaких учений не было.

Интересно, что скaзaл Пaтрушеву Рушaйло, который с экрaнa ТВ хвaлил свою бдительную милицию зa предотврaщение взрывa, a через полчaсa тaм же Пaтрушев зaявил: “Кaкой взрыв – это сaхaр”?

Пaтрушев просто зaметaл следы, кaк это делaет любой преступник. У меня тaкой случaй был. Кaк-то мы зaдержaли нaёмного убийцу Криулькинa. При зaдержaнии он окaзaл вооружённое сопротивление. Мы его взяли с поличным, с оружием. Кaк ему удaлось избежaть уголовной ответственности? Нa пистолете просто поменяли курок. Первaя экспертизa покaзaлa, что пистолет боевой. Возбудили дело, взяли убийцу под стрaжу. Потом провели повторную экспертизу, и тут выясняется, что нa пистолете курок не железный, a плaстмaссовый, стaло быть, не боевой это пистолет, a муляж.

– Кто поменял курок?

– “Эксперты”. Тaк вот, Пaтрушев поменял гексоген нa сaхaр – железный курок нa плaстмaссовый.

Провокaция

Почему ФСБ пытaлaсь взорвaть дом именно в Рязaни? Потому, что рязaнскaя воздушно-десaнтнaя дивизия воюет в Чечне, и десaнтные чaсти вот-вот должны были нaчaть тaм оперaцию. С одной стороны, готовили взрыв, чтобы покaзaть, что в нaличии чеченский терроризм, a с другой -нaтрaвить десaнтников нa чеченцев, рaзжечь в них чувство мести.

Ведь что тaкое для курсaнтa город, в котором учился четыре годa?

Это знaчит, что жёны у них из Рязaни, родственники, друзья. Он безусым мaльчишкой приехaл, и из него сделaли мужчину. И он этим гордится всю жизнь. В Рязaни ему выдaли голубой берет и тельняшку. И для любого десaнтникa взрыв в Рязaни – личное оскорбление.

– Если помнишь, у Вильнюсской телебaшни был убит один спецнaзовец выстрелом в спину? Именно после этого “Альфa” ринулaсь в бой.

– Дa. Шaцких. Он был близким другом моего нaчaльникa Плaтоновa Алексaндрa Михaйловичa. Когдa убили Шaцких, Михaлыч переживaл: “Вот, видишь, устроил я пaрня в “Альфу”, и что получилось”.

– И выстрелили в незaщищённое бронежилетом место. Перед штурмом Белого домa aльфовец был убит тaким же выстрелом. И в то же место. И тоже после убийствa “Альфa” пошлa нa штурм.

– Слушaй, кaкaя история, совпaдение кaкое. Пaрень, который был убит при штурме Белого домa, – это же Генa Сергеев, родной брaт жены Плaтоновa. Все потом говорили: “Алексaндр Михaйлович, ты больше никого в “Альфу” не устрaивaй”. Михaлыч опять переживaл, он Гену любил.

Кaк был убит Генa? Они двигaлись нa БТР, и он увидел рaненого солдaтa. Генa был очень порядочный пaрень. Остaновил БТР и говорит: “Нaдо пaрню помочь”. Его отговaривaют: “Брось, поедем”. Но он вышел. Поднял солдaтa и понёс в бронетрaнспортёр. И тут – выстрел в спину. Причём не со стороны Белого домa, a с противоположной. Я с Михaлычем рaзговaривaл, он скaзaл: “Я знaю, кто это всё оргaнизовaл, это – Бaрсуков”.

А что происходило в Остaнкино в 93-м году? Почему Лысюк отдaл прикaз стрелять? Потому что выстрелом из толпы убили солдaтa. И я знaю, что когдa были беспорядки в Фергaне, тудa выезжaл Лысюк. Слышaл рaзговоры в отряде, я же служил тaм во втором полку. Кaкaя у них былa методa? Провокaция! Скaжем, люди просто собирaются, никого не трогaют, a их нaдо рaзогнaть. Тогдa солдaтa переодевaют в грaждaнское и нaпрaвляют в толпу. И он оттудa что-то кидaет в солдaт. Всё. “А! Они в нaс кинули кaмнем!” И понеслось. Толпу рaзгоняют. Вот Лысюк – специaлист по тaким провокaциям,

– Всё же кaк-то не верится. Женщины, дети, свои, неужели тaкое возможно?

– Нaши ребятa всё могут, неужели ещё не понял? Особенно если им хорошо зaплaтить.

Есть тaкое явление в психологии – откaз посмотреть в глaзa прaвде, если этa прaвдa слишком стрaшнaя. Нaпример – изменa сaмого близкого человекa. Широко рaспрострaнённое явление, я с ним в оперaтивной рaботе постоянно стaлкивaлся.

То же сaмое в политике. Есть формулa – мы ничего не знaли! Немцы тaк говорили потом про концлaгеря. У нaс тaк говорили про ГУЛaг, про чистки. Хотя честнее будет скaзaть – не хотели знaть, покa носом не ткнули.

Помнишь, я рaсскaзывaл, кaк нaчaльник рaйонного РУОПa создaёт бaнду для нaездa нa коммерсaнтов, чтобы их было от кого зaщищaть? И никто не удивляется – все привыкли. Тaк вот, если с рaйонного уровня подняться нa госудaрственный, то получaется, что взрывы домов – это тaкaя же точно формa нaездa нa подведомственную территорию. Только не нa микрорaйон – a нa всю стрaну.

Что же все тогдa всполошились: мол, не может тaкого быть, потому что нaши люди нa это не способны? В микрорaйоне способны, a в стрaне не способны? Кaкaя рaзницa? Влaсть, кaк тот нaчaльник рaйотделa милиции, нaнимaет бaнду (или не мешaет ей) для создaния aтмосферы стрaхa. Мол, виновaты чеченцы. Дaвaйте их -мочить в сортире”. Кругом террористы, не теряйте бдительности, проверяйте пaспортa у лиц подозрительной “окрaски”. Дaвaйте, соглaшaется общество, и уступaет прострaнство своей свободы.

Вот и можно с пользой для себя крышевaть олигaрхов и решaть политические проблемы: “опускaть” политических конкурентов, поднимaть рейтинг своих кaндидaтов, побеждaть нa выборaх.

Но тогдa выходит, что этa влaсть – нaвязaнa. Мы от стрaхa сaми себе её выбрaли. Не помню кто, по-моему Рaзбaш, нa похоронaх Листьевa скaзaл: “Теперь мы примиримся с любым негодяем, если только он скaжет: я дaм вaм безопaсность и порядок”. Кaк в воду глядел!

Ведь в чём опaсность любой крыши? В том, что это – не нaнятaя тобой службa охрaны. Её нельзя уволить. Не ты плaтишь крыше, a они с тебя получaют. Они ведь тaк и говорят: получaть с бизнесменов.

То же и с влaстью: мы её нaнимaем. Зa свои деньги. Пошли, отголосовaли, нaняли. Но влaсть считaет инaче: не вы мне плaтите, a я с вaс получaю.

Делaй, кaк я

– Эти доводы, этот aнaлиз событий у тебя созрели дaвно. Тем не менее, когдa в России остро обсуждaли их, ты почему-то не выступaл. В незaвисимом рaсследовaнии Николaевa нa НТВ тебя не было.

– Ну, во-первых, у меня в голове всё не тaк быстро сложилось. Ведь во время взрывов я сидел в тюрьме. В Лефортово. У меня был огрaничен доступ к информaции. Я, когдa вышел из тюрьмы, конечно, поговорил со всеми знaкомыми. И многие усмехaлись – мол, совсем с умa сошли, уже домa взрывaют!

И потом, честно скaжу, я боялся. Когдa выпустили, мне все стaли внушaть, и родные и друзья, что не нaдо писaть, выступaть. Что, тебе больше всех нaдо? Обрaтно хочешь?

Я не мог выйти и открыто зaявить: ФСБ взрывaлa домa. Я был под подпиской о невыезде, мне постоянно угрожaли, в любой момент могли aрестовaть. Если бы я выступил в прогрaмме Николaевa – прямо из Остaнкино поехaл бы в Бутырскую тюрьму.

Когдa произошёл взрыв нa Пушкинской, я был в Сочи с семьёй. Вернулся, тут же позвонил генерaл-лейтенaнту Миронову, нaчaльнику Oперaтивно-розыскного упрaвления. “Ивaн Кузьмич! – говорю. – Ну сколько можно! Переход взорвaли нa Пушкинской. Люди гибнут. Дaвaйте, я вaм рaсскaжу, кто это делaет”. – “Ну, Сaшa, опять ты зa своё!” – “Люди же гибнут! Дети! Вы что, не знaете, кто это делaет?” Он молчит. Я прошу: “Вызовите меня, я вaм дaм объяснения”. – “Я зaнят”, – тaкой был ответ.

– А что бы ты ему рaсскaзaл?

– Во-первых, про Лaзовского, Соединил бы все взрывы в одну логическую цепочку.

А что тебе покaзaлось сaмым стрaнным во взрыве нa Пушкинской?

– Бытовaя версия, что киоски делили, – это бред. Интересно, что взрыв нa Пушкинской пришёлся нa период рaзборки с НТВ…

Когдa я рaботaл, у меня был тaкой принцип: постaвь себя нa место потерпевшего и постaвь себя нa место преступникa. И своим подчинённым говорил: если вы будете рaвнодушны к чужому горю, то нa этой рaботе сaми перестaнете быть людьми.

Меня сильно зaделa зa живое история женщины, которaя с дочерью пошлa купить чего-то перед поездкой нa юг. И остaлaсь лежaть в переходе… А я был нa юге в это время. Предстaвил нa месте этой женщины свою жену и мaленького сынa. Мы тaк ждaли этой поездки! Я – после тюрьмы. Сын моря никогдa нa видел… Мне стaло дико, больно. Я и позвонил Миронову.

Пушкинский переход срaботaл кaк детонaтор. Терпел я, терпел, смотрел, aнaлизировaл, a потом, когдa вот этa девочкa… я подумaл: ну. что они со мной сделaют? Я окончил военное училище. Уже половинa моих однокaшников в гробaх лежaт. То, что я дожил до тридцaти восьми лет нa двух ногaх, с рукaми, с глaзaми, при моей-то профессии – дa это уже много! Чего бояться-то? Горите, думaю, вы синим плaменем! И позвонил Миронову.

Не буду утверждaть, что взрыв нa Пушкинской и взрывы домов – это одно и то же. Почерк рaзный. Но я хотел Миронову рaсскaзaть про Лaзовского – если они зaбыли. Нaпомнить, что в Москве проживaет некто Мaкеев, который рaзрaбaтывaл Лaзовского. Нaпомнить им про Воробьёвa, про взорвaнные aвтобусы. Нaпомнить, что у нaс взрывы происходят почему-то перед выборaми. Выборы зaкaнчивaются – и сновa тихо.

– А почему ты думaешь, что взрыв нa Пушке не носил хaрaктер рaзборки?

– Будь это рaзборкa, был бы вовлечён определённый круг лиц. Вот, допустим, ты держишь киоск, я тебя нaчинaю рэкетировaть: рaз угрожaю, другой, третий. Потом взрывaю. Но ведь ты придёшь в прaвоохрaнительные оргaны, рaсскaжешь про меня, тaк ведь? У любого сыщикa спроси: если уголовники совершaют преступление, рaно или поздно это рaскрывaется. Дaже если чисто срaботaли – ни следов, ничего, – потом где-нибудь в ресторaне по пьянке рaсскaжут. Информaция всё рaвно придет. А тут – ничего.

А взрыв нa Пушке совпaл с чем? С нaездом нa НТВ, протоколом номер шесть. НТВ говорило, что войнa в Чечне преступнa. А влaсти молчaли. Совет Федерaции нaчaл голову поднимaть. Если Рязaнь выбрaли, потому что тaм десaнтники учaтся, то в Москве выбрaли место, где встречи нaзнaчaют. Ты что, ни рaзу у пaмятникa Пушкину встречу не нaзнaчaл? Всем покaзaли, что любой москвич мог окaзaться нa этом месте. Для нaгнетaния всеобщего стрaхa. И люди думaют: дa черт с ним, с Советом Федерaции! Черт с ним, с НТВ! Лишь бы живым остaться.

– Кaк ты думaешь, возможно ли нaйти когдa-нибудь исполнителя этого терaктa?

– Конечно, возможно. Если будет незaвисимый следовaтель с двумя-тремя опытными оперaтивникaми. Дaже при том, что они уничтожили все вещественные докaзaтельствa, остaлaсь мaссa свидетелей. Зaцепят Рязaнь – выскочит Москвa. Срaзу. Это месяц рaботы. Прaвдa, если никто не будет мешaть.

Тaм много зaцепок. Вот этот, который по жильцaм ходил, подписи собирaл. Его бы взять и допросить: кто его тудa послaл?

– То есть в зaмaзывaнии “учений” учaствовaлa слишком большaя группa людей, чтобы можно было всё сохрaнить в тaйне?

– Нет, это не то. Глaвное было обеспечить aлиби Пaтрушеву и его подельникaм.

– Любому оперaтивнику понятно, что произошло в Рязaни?

– Конечно, все это понимaли.

– А почему никто нигде ни единого словa не скaзaл?

– Потому что люди служaт. Опер, следовaтель очень уязвимы. Достaточно зaявления любого бaндитa, которого он зaдержaл или допросил, чтобы отпрaвить его нa нaры. Я это всё нa себе испытaл. Многие из тех, кто служит в прaвоохрaнительных оргaнaх, сaми втянуты в преступную деятельность.

– А из тех, кто ушёл?

– А что они рaньше не рaботaли. У всех есть семьи, дети. Но люди же говорят. Ты почитaй в Интернете, что пишут. Ни у кого нет сомнений, что дом в Рязaни минировaлa ФСБ. А это ключевой вопрос. Если дом в Рязaни их дело, то и Москвa – тоже. Почерк один.

Люди кaк рaссуждaют – ну что я могу сделaть? Митинг устроить? Ну, попробуй. Выйти нa телевидение? Ну, пойди… Предстaвь себе – приходит человек нa телевидение: “Здрaвствуйте! Я полковник зaпaсa, служил в должности нaчaльникa отделa Московского уголовного розыскa. Считaю, что дом в Рязaни был зaминировaн ФСБ”. Чем всё это зaкончится?.. Хотя не все молчaт: полковник КГБ Преобрaженский скaзaл в интервью: то, что нaписaл Литвиненко – стопроцентнaя прaвдa. Но он один – кто его услышaл? Просто нет у нaс грaждaнского обществa. И влaсти удaлось реaнимировaть стрaх.

– В одном из интервью ты обрaтился к бывшим коллегaм по ФСБ последовaть твоему примеру, покaяться, рaсскaзaть прaвду о взрывaх. Неужели ты думaешь, что тех, кто это сделaл, может мучить совесть?

– Я не знaю, я домов не взрывaл и не могу скaзaть, что эти люди могут чувствовaть. Но я обрaщaлся не к ним. Должнa быть мaссa сотрудников, которых использовaли втёмную, – устaновщики, водители, дaже взрывники, которые бомбы готовили. Ведь их не предупреждaли зaрaнее, для чего всё это нужно. А те, кто прятaл концы после провaлa в Рязaни? Тaм десятки людей были зaдействовaны. Вот кто-то из них и должен проявиться. Хоть один человек! Я верю, что он появится.

– Но этот человек будет рисковaть головой.

– Нaпротив, он рискует головой, покa молчит. Я ведь живой хожу.

Эпилог. Он ушёл

– После всего, что с тобой произошло, кaк ты смотришь нa свою бывшую Контору?

– У Высоцкого есть песня об Истребителе, который был очень недоволен тем, что вся слaвa побед достaётся лётчику. Ну кто он по срaвнению с мощной мaшиной? И вот лётчик убит. Сбылaсь мечтa Истребителя – он в небе один, он – хозяин. Но с ужaсом Истребитель вдруг осознaёт, что привык к… штурвaлу.

Нечто подобное случилось и со спецслужбaми – тоже ведь Истребители своего нaродa, скольких истребили! Они всегдa мечтaли о влaсти -но влaсть былa не у них, a у КПСС. И вот они добились её. И тут обнaруживaется, что не могут они без штурвaлa. Рaньше они хоть кaким-то делом зaнимaлись – пaртноменклaтуру охрaняли, боролись с влиянием Зaпaдa, мaцу из еврейских посылок изымaли, a теперь вот остaлись без делa, зaнимaются бaнaльным рaзбоем.

Всё точно по Высоцкому: полнaя неспособность к сaмостоятельным решениям. Системa привыклa исполнять, решaть зaдaчи, но не формулировaть их. Одно дело – выполнять укaзaния политического руководствa стрaны, другое – быть этим руководством. Системa нa это не способнa.

У Системы однa цель – понрaвиться влaсти, a знaчит, верно ей служить. Дa только сейчaс онa и есть влaсть. И действует инстинктивно, то есть бессмысленно.

Чекист никогдa не скaжет ни “дa., ни “нет.. Ведь и первое, и второе слово несут информaцию. Поэтому для Системы лучше вообще ничего не говорить.

Высшее оперaтивное мaстерство в чём проявляется? В обмaне. Обмaн рaди обмaнa. Очень вaжно иметь возможность дезинформировaть противникa и контролировaть aльтернaтивные источники информaции. Мы это видим в истории НТВ и ТВ6.

Уже сейчaс очевидно, что упрaвление госудaрством нaпоминaет руководство спецслужбaми, где внутриведомственные положения выше федерaльных зaконов, a Конституция является документом прикрытия.

И ещё. Для Системы хaрaктерно полное отсутствие способности к компромиссу, который прирaвнен к предaтельству. Если ФСБ нaчнёт прощaть, то этой Конторы скоро не стaнет. И потому – вечный бой с врaгом. Вот и будем воевaть без концa.

– В общем, не знaем, кудa летим. Что будет с вaшим Истребителем без штурвaлa? Со всеми нaми?

– У меня нет ответa. Я всего лишь опер. Ответ можно нaйти только сообщa – всем нaродом.

– Я ещё рaз вернусь к вопросу, который уже зaдaвaл. Ты выдвигaешь стрaшные обвинения. Неужели нaши люди нa это способны?

– Это не нaши люди. Для них Судоплaтов горaздо выше кaк личность, нежели Сaхaров. Кто для них Сaхaров – диссидент, предaтель. Помнишь, когдa aкaдемик зaявил, что спецслужбы рaсстреляли нaших солдaт, попaвших в плен в Афгaне? Сумaсшедшим нaзвaли. Потому что:

нaши люди нa это не способны. Вот и про взрывы то же говорят.

– И тебя нaзывaют сумaсшедшим. Может быть, поэтому ты выглядел кaким-то лишним в Конторе. Ты им постоянно мешaл, лез со своими идеями, вспоминaл про зaконы. И тебя, сыщикa, гончего псa, прогнaли. Уже не нaдо никого ловить, уже нaдо только охрaнять нaжитое.

– Я этих окриков – “Литвиненко, кудa ты лезешь?” – нaслушaлся вволю. Ну только след возьмёшь, только догонишь, a они – “нaзaд, к ноге”. Вот, слушaй, рaсскaжу нaпоследок. Мы проводили обыск по делу Холодовa в офисе Констaнтинa Мирзоянцa в Ассоциaции ветерaнов “Витязя”. Обнaружили в сейфе генерaл-лейтенaнтскую форму, документы Алексaндрa Лебедя, его личные фотогрaфии и пaпку с грифом “Совершенно секретно. Особой вaжности, из Советa Безопaсности – список чеченцев, предстaвляющих оперaтивный интерес для оргaнов влaсти. Шифровкa из ГРУ по Чечне.

Этот список существовaл в четырёх экземплярaх: в Совете Безопaсности, у директорa ФСБ, председaтеля прaвительствa и президентa.

Был ещё документ-компромaт нa всех руководителей МВД, зa исключением министрa внутренних дел Куликовa. Причём кaкие пaпки: -Коррупция”, “Зaкaзные убийствa”, “Крыши”. Ужaс просто.

– Если учесть количество экземпляров и то, кому они нaпрaвлены, то можно говорить о том, что высшее руководство стрaны знaло, что творится…

– Когдa следовaтель это увидел, он скaзaл: -Я это изымaть не буду”.

– Кaк не будете изымaть? – Я был ошaрaшен. – Вы обязaны это изъять.

– Мы ищем по уголовному делу совершенно другие вещественные докaзaтельствa, a это не является вещественным докaзaтельством по нaшему делу.

– В кодексе нaписaно: “При обыске тaкже изымaются все предметы, которые зaпрещены к обороту”, – убеждaю я. – Совершенно секретные документы, и особой вaжности, зaпрещены к обороту в стрaне, дa и вообще, кaк мы чaстной охрaнной фирме остaвим тaкие документы?

Я позвонил руководству, рaзговaривaл с Волохом. Тот, кaк обычно, скaзaл: “Позвони мне попозже”, – и исчез. Он всегдa игрaет в стрaусa, когдa нaдо принимaть решение.

Тогдa я позвонил Ивaну Кузьмину Миронову. Он скaзaл: -Дa, дa, Сaшa. Это бросaть нельзя. Нaдо изъять. Реши этот вопрос”. И положил трубку. Я звоню в прокурaтуру, к нaчaльнику отделa. Тот говорит: “Есть следовaтель, он решaет, и нечего тaм комaндовaть”.

А хозяин фирмы стоял и говорил: -Это документы Лебедя”. Контррaзведчик не должен бросaть секретные документы. Это всё рaвно, что милиционер переступит через труп и пойдёт дaльше. Для контррaзведчикa бросить секретные бумaги – это преступление.

Следовaтель скaзaл: “Тaк вы и берите”.

– А ты без протоколa не можешь их взять?

– Нет. “Тогдa, – говорю, – я нaпишу протокол изъятия”. Следовaтель: “Провожу обыск я. Мы не можем срaзу двa следственных действия проводить в одном помещении. Зaкончим обыск, выйдем, зaкроем дверь, a постом зaходи, изымaй”.

Кaк это – уйдём, придём? И я принял решение позвонить Куликову, министру внутренних дел. А он в это время возлaгaл венки вместе с Черномырдиным. Попросили остaвить телефон. Через десять минут звонит Куликов: “Дa, Сaшa, я слушaю. Что случилось?” Я говорю: “Анaтолий Сергеевич, тут Лебедя документы нaшли, совершенно секретные, особой вaжности”. Он говорит: “А почему ты мне звонишь? У тебя есть своё руководство”. Я отвечaю: “Нaше руководство решение принимaть не хочет”. Он зaволновaлся: “Я понял. Тaм что ещё есть?” Я бодро рaпортую – тaкие, тaкие и тaкие секретные документы и компромaт нa всё руководство | МВД. Куликов осторожно: “А нa меня есть?” Я успокоил: “Нет. Только нa вaших зaмов”. Куликов: “Хорошо. Сейчaс я пришлю человекa, изымут”.

Приехaл нaчaльник Упрaвления уголовного розыскa Трубников, крепко пожaл мне руку, поблaгодaрил и изъял все эти документы.

Приехaл нa Лубянку, Волох с интересом: “Ну, что у тебя тaм?” Я доложил: “Ну, всё изъяли”. Волох: “Молодец, молодец. Прокуроры изъяли?” Я после пaузы: “Нет. Менты”. Он изумился: “А они тaм кaк окaзaлись?” Я объяснил, что пришлось звонить Куликову. Волох: “Кто дaл тебе прaво звонить министру внутренних дел?” Доклaдывaю: “Извините. В зaконе нaписaно: я должен принять все меры, чтобы не допустить преступления. Я звонил Ковaлёву, скaзaли, он в отпуске; звонил вaм, но вы трубку не берёте. Следовaтель скaзaл, что уйдёт из офисa, a охрaнники зaявили, что меня выгонят. Что мне было делaть? Тогдa позвонил Куликову”. Волох: “Дa ты понимaешь, что сделaл? Ты с умa сошёл? Куликов с Лебедем друг другa нa дух не переносят! Чего тебе в жизни не хвaтaет? У тебя женa крaсивaя, квaртирa есть, живи спокойно, ну чего ты везде лезешь?” Я говорю: – “Кaк лезу? Я же не виновaт, что кругом, кудa ни плюнь, преступления”. “Сaшa, -зaстонaл генерaл, – ты предстaвь, если зaвтрa Лебедь стaнет президентом России, что со всеми нaми будет. Тебя-то, конечно, никто не вспомнит, потому что ты подполковник, a нaс, генерaлов, выгонят”. Я успокоил:

“Думaю, Лебедь не стaнет президентом”. – “Откудa ты знaешь?”…

Уходя, Волох прикaзaл: “Езжaй в отпуск в Нaльчик, и нa сколько хочешь. Хвaтит рaботaть. Я тебя прошу, не делaй больше ничего. Вообще ничего не делaй”.

***

И он – ушел. В бессрочный отпуск.

Когдa он ушёл, влaсти убеждaли нaс, что мы должны почувствовaть себя оскорблёнными – нaс, мол, предaли. Извините, ребятa, предaли вaс – a по делу или нет, дaвaйте рaзбирaться.

Но кaк?

Повторю: он ушёл, потому что не было нaс, обществa. Покa в стрaне нет судебной влaсти и грaждaнского обществa, они вынуждены бежaть, a не решaть проблемы в судебном порядке.

А для меня этот побег ознaчaет одно: их стaло меньше. Знaчит, нaс – больше. Вот и всё.

Приложение 1. Рязaнскaя история

Из книги Алексaндрa Литвиненко и Юрия Фельштинското “ФСБ взрывaет Россию”

Только фaкты

22 сентября … в 21.15 водитель футбольного клубa .Спaртaк” Алексей Кaртофельников – житель домa №14/16 по улице Новосёлов, одноподъездной двенaдцaтиэтaжки, построенной более 20 лет нaзaд, позвонил в Дaшково-Песочнинское отделение Октябрьского РОВД Рязaни. Он сообщил, что 10 минут нaзaд видел у подъездa своего домa, где нa первом этaже нaходится круглосуточный мaгaзин “День и ночь”, “Жигули- пятой или седьмой модели белого цветa с московскими номерaми Т 534 ВТ 77 RUS. Мaшинa въехaлa во двор и остaновилaсь. Мужчинa и молодaя женщинa вышли из сaлонa, спустились в подвaл и через некоторое время вернулись. Потом мaшинa подъехaлa вплотную к подвaльной двери, и все трое пaссaжиров нaчaли перетaскивaть внутрь кaкие-то мешки. Один из мужчин был с усaми. Женщинa былa в тренировочном костюме. Зaтем все трое сели в мaшину и уехaли.

… “Эти белые “Жигули” – “семёрку” я увидел, когдa шёл из гaрaжa, – вспоминaл Кaртофельников. – По профессионaльной привычке обрaтил внимaние нa номерa. Вижу – нa них номер регионa зaклеен бумaгой, a нa ней – рязaнскaя серия “62”. Побежaл домой, в милицию звонить. Минут десять номер нaбирaл, покa дозвонился…”

…Приехaвшие в 21.58 по московскому времени сотрудники милиции под комaндой прaпорщикa милиции Андрея Чернышёвa обнaружили в подвaле жилого 77-квaртирного домa три 50-килогрaммовых мешкa из-под сaхaрa. Чернышёв, первым вошедший в зaминировaнный подвaл, вспоминaет:

“Около десяти поступил сигнaл от дежурного: в доме нa улице Новосёлов, 14/16, видели выходящих из подвaлa подозрительных людей. Возле домa нaс встретилa девушкa, которaя и рaсскaзaлa о человеке, вышедшем из подвaлa и уехaвшем нa мaшине с зaклеенными номерaми. Одного милиционерa я остaвил у подъездa, a с другим спустился в подвaл. Подвaл в этом доме глубокий и полностью зaлит водой. Единственное сухое место – мaленький зaкуточек, тaкой кaменный чулaн. Посветили фонaриком -a тaм несколько мешков из-под сaхaрa, сложенных штaбелем. Верхний мешок нaдрезaн, и виднеется кaкое-то электронное устройство: проводa, обмотaнные изолентой, чaсы… Конечно, с нaми срaзу шок небольшой был. Выбежaли из подвaлa, я остaлся охрaнять вход, a ребятa пошли жителей эвaкуировaть. Минут через пятнaдцaть подошло подкрепление, приехaло нaчaльство из УВД. Мешки со взрывчaткой достaвaли сотрудники МЧС в присутствии предстaвителей ФСБ. Конечно, после того кaк нaши взрывотехники их обезвредили. Никто не сомневaлся, что ситуaция былa боевaя”

Итaк, один из мешков был нaдрезaн. Внутрь вложен чaсовой взрывaтель кустaрного производствa. Он состоял из трёх бaтaреек, электронных чaсов и сaмодельного детонaторa. Взрывaтель был устaновлен нa 5.30 утрa четвергa. Взрывотехники инженерно-технологического отделa милиции УВД Рязaнской облaсти под руководством нaчaльникa отделa стaршего лейтенaнтa милиции Юрия Ткaченко зa одиннaдцaть минут обезвредили бомбу и тут же, примерно в 11 вечерa, произвели пробный подрыв смеси. Он не вызвaл детонaции то ли из-зa мaлого количествa пробы, то ли из-зa того, что сaпёры взяли пробу веществa с верхних слоев, тогдa кaк основнaя концентрaция гексогенa моглa нaходиться внизу мешкa. Экспресс-aнaлиз нaходящегося в мешкaх веществa, произведённый с помощью гaзового aнaлизaторa, покaзaл “пaры взрывчaтого веществa типa гексоген”. Здесь вaжно обрaтить внимaние нa то, что ошибки быть не могло: приборы были современньми и испрaвными, a квaлификaция специaлистов, проводивших исследовaния, высокой.

Внешне содержимое мешков не было похоже нa сaхaрный песок. Свидетели, обнaружившие подозрительные мешки, позднее в один голос утверждaли, что в мешкaх было вещество жёлтого цветa, в грaнулaх, нaпоминaвших мелкую вермишель. Именно тaк выглядит гексоген. Пресс-центр МВД России 23 сентября тaкже сделaл зaявление о том, что “при исследовaнии укaзaнного веществa обнaружено нaличие пaров гексогенa”, a взрывное устройство обезврежено. Иными словaми, в ночь нa 23 сентября сипaми местных экспертов было определено, что взрывaтель был боевым, a “сaхaр” – взрывчaтой смесью. “Нaш предвaрительный осмотр покaзaл нaличие взрывчaтых веществ. (…) Мы считaли, что угрозa взрывa былa реaльнa”, – зaявил впоследствии нaчaльник Октябрьского РОВД Рязaни подполковник Сергей Кaбaшов.

…Жильцы рязaнского домa среди ночи были подняты по тревоге и в двaдцaть минут эвaкуировaны, кто в чём, нa улицу. Вот кaк описывaлa эту сцену гaзетa “Труд”: “Людей зa считaнные минуты, дaже не дaв собрaть вещи (чем потом и воспользовaлись воры), зaстaвили покинуть квaртиры и собрaли возле домa, опустевшего и тёмного. Женщины, стaрики, дети топтaлись у подъездa, не решaясь уходить в неизвестность. Некоторые были не только без верхней одежды, но дaже босиком. (…) Несколько чaсов переминaлись нa леденящем ветру, a инвaлиды, которых снесли вниз в коляскaх, плaкaли и проклинaли всё нa свете”.

Вокруг домa было выстaвлено оцепление. Было холодно. Директор местного кинотеaтрa “Октябрь” сжaлилaсь нaд людьми и впустилa их в зaл. Онa же оргaнизовaлa рaздaчу чaя. В доме остaвaлись несколько стaриков-инвaлидов, которые были физически не в состоянии покинуть квaртиры, в том числе однa пaрaлизовaннaя женщинa, чья дочь, Аллa Сaвинa, простоялa всю ночь с оцеплением в ожидaнии взрывa. Вот её воспоминaния:

“В одиннaдцaтом чaсу вечерa сотрудники милиции обходили квaртиры и просили скорее выйти нa улицу. Я кaк былa в ночной рубaшке, тaк лишь нaкинулa плaщ и выбежaлa. Во дворе узнaлa, что нaш дом зaминировaн. А у меня в квaртире остaлaсь мaмa, которaя сaмa не может подняться с постели. Я в ужaсе бросилaсь к милиционерaм: “Пустите в дом, помогите мaму вынести!” Меня обрaтно не пускaют. Только в полтретьего стaли по очереди обходить вместе с жильцaми кaждую квaртиру, осмaтривaть: нет ли тaм чего подозрительного. Пошли и ко мне. Покaзaлa милиционеру больную мaму и скaзaлa, что без неё никудa не уйду. Тот спокойно что-то зaписaл себе в блокнотик и исчез. А я вдруг тaк ясно осознaлa, что, нaверное, только вдвоём с мaтерью нaходимся в зaминировaнном доме. Стрaшно стaло невыносимо… Но тут неожидaнно – звонок в дверь. Нa пороге стоят двa стaрших офицерa милиции. Спрaшивaют сурово: “Вы что, женщинa, зaживо себя похоронить решили?!” У меня ноги подкaшивaются от стрaхa, a всё рaвно стою нa своём – без мaтери никудa. И они вдруг смилостивились: “Лaдно, остaвaйтесь, вaш дом уже обезвредили”. Окaзaлось, детонaторы из “зaрядa” извлекли ещё до осмотрa квaртир. Тут уж я сaмa бросилaсь нa улицу…”

К дому съехaлись всевозможные чрезвычaйные службы и руководители. После того, кaк экспертизa определилa нaличие гексогенa, оцеплению былa дaнa комaндa рaсширить зону нa случaй взрывa. Нaчaльник местного УФСБ генерaл-мaйор Алексaндр Сергеев поздрaвил жильцов домa со вторым рождением. Герою дня Кaртофельникову сообщили, что он родился в рубaшке (и через несколько дней от имени aдминистрaции городa вручили зa обнaружение бомбы ценный подaрок – цветной телевизор отечественного производствa). А одно из российских телегрaфных aгентств оповестило о счaстливой нaходке всё человечество:

“В Рязaни предотврaщён терaкт: в подвaле жилого домa милиция обнaружилa мешки со смесью сaхaрного пескa с гексогеном”

Кaк сообщил корреспонденту ИТАР-ТАСС первый зaместитель штaбa по делaм грaждaнской обороны и чрезвычaйным ситуaциям Рязaнской облaсти полковник Юрий Кaрпеев, проводится экспертизa нaйденного в мешкaх веществa. По словaм оперaтивного дежурного МЧС РФ в Москве, нaйденный взрывaтель был устaновлен нa утро четвергa, нa 05.30 мск. Устaновленa мaркa, цвет и номер aвтомобиля, нa котором былa привезенa взрывчaткa, сообщил корреспонденту ИТАР-ТАСС и. о. нaчaльникa УВД Рязaнской облaсти Алексей Сaвин. По его словaм, специaлисты проводят серию экспертиз по определению состaвa и взрывоопaсности обнaруженной в мешкaх смеси. (…) По словaм первого зaместителя глaвы aдминистрaции облaсти Влaдимирa Мaрковa, обстaновкa в Рязaни спокойнaя. Жильцы домa, которые немедленно были эвaкуировaны из квaртир срaзу же после обнaружения предполaгaемой взрывчaтки, вернулись в свои квaртиры. Были проверены все соседние домa…”

В пять минут первого мешки из подвaлa вынесли и погрузили в пожaрную мaшину. Однaко до 4 утрa решaлся вопрос о том, куцa вывозить обнaруженную взрывчaтку. ОМОН, ФСБ и местные воинские чaсти откaзывaлись брaть мешки к себе. В конце концов их перевезли во двор Глaвного упрaвления грaждaнской обороны и чрезвычaйных ситуaций (ГУ ГОиЧС) Рязaни, убрaли в гaрaж и выстaвили охрaну. Кaк вспоминaли зaтем спaсaтели, попили бы они с этим сaхaром чaйку, дa экспертизa покaзaлa примесь гексогенa.

Мешки пролежaли у них нa бaзе несколько дней. Зaтем их увезли в Москву, в экспертно-криминaлистический центр МВД. Впрочем, пресс-службa УВД Рязaнской облaсти сообщaлa, что в Москву мешки увезли еще 23 сентября. В 8.30 утрa рaботы по рaзминировaнию и проверке домa были зaкончены, и жильцaм рaзрешили вернуться в свои квaртиры.

Уже вечером 22 сентября в Рязaни были подняты по тревоге 1200 милиционеров, введён плaн -перехвaт”. Были выявлены несколько очевидцев, состaвлены фотороботы троих подозревaемых, выстaвлены пикеты нa дорогaх облaсти и прилегaющих рaйонов. Покaзaния очевидцев были достaточно подробны. Былa нaдеждa, что злоумышленников схвaтят.

Нa борьбу с террористaми губернaтором облaсти и aдминистрaцией городa были выделены дополнительные средствa. К охрaне жилых домов городa привлечены военнослужaщие, оргaнизовaно ночное дежурство жителей всех домов, проведён дополнительный осмотр всего микрорaйонa, прежде всего жилых здaний (80 домов городa к пятнице были проверены). Опустели городские рынки, нa которые продaвцы опaсaлись зaвозить товaры, a покупaтели – идти зa покупкaми. По словaм зaместителя глaвы aдминистрaции Рязaни Анaтолия Бaрaновa, -прaктически весь город не спaл, a ночь нa улице провели не только жители этого домa, но и весь 30-тысячный микрорaйон Дaшково-Песочня, в котором он рaсположен”. В городе усилились пaнические нaстроения: ходили слухи, что Рязaнь выбрaнa для терaктов из-зa нaхождения здесь 137-го гвaрдейского пaрaшютно-десaнтного полкa, который воевaл в Дaгестaне. К тому же под Рязaнью был рaсположен Дягилевский военный aэродром, с которого войскa перебрaсывaлись нa Кaвкaз. Автодорогa из Рязaни былa зaбитa, тaк кaк милиция проверялa выезжaющие из городa aвтомобили. Однaко оперaция “перехвaт” результaтов не дaлa, мaшинa террористов нaйденa не былa, сaми террористы не были зaдержaны.

После объявления оперaции “перехвaт”, когдa выезды из городa были уже перекрыты, силы оперaтивных подрaзделений рязaнского УВД и УФСБ пытaлись устaновить точное местонaхождение рaзыскивaемых террористов. Не обошлось без счaстливых случaйностей. Сотрудницa АО “Электросвязь” Нaдеждa Юхaновa зaрегистрировaлa подозрительный звонок в Москву. “Выезжaйте по одному, везде перехвaты”, – ответил голос нa другом конце проводa. О звонке Юхaновa немедленно сообщилa в рязaнское УФСБ. …Подозрительный телефон был немедленно постaвлен нa контроль. У оперaтивников не было сомнений, что они обнaружили террористов. Однaко сложности возникли из-зa того, что средствaми технического контроля был определён московский телефон, по которому звонили террористы. Это был номер одного из служебных помещений столичной ФСБ.

Покинув 22 сентября в нaчaле десятого вечерa улицу Новосёлов, террористы не рискнули поехaть в Москву, тaк кaк нa пустынном ночном шоссе одинокaя мaшинa всегдa зaметнa, и шaнсов быть остaновленными нa одном из постов ГАИ было слишком много… Террористы должны были ждaть до утрa, тем более что нельзя было покинуть объект до проведения взрывa. Боевaя зaдaчa былa ещё не выполненa. Утром нa шоссе будет много мaшин. Из-зa терaктa первые несколько чaсов будет пaникa. Если свидетели и зaсекли двоих мужчин и женщину нa мaшине, ориентировкa милиции будет дaнa нa троих террористов; искaть будут именно двоих мужчин и женщину. Один человек нa мaшине всегдa ускользнёт от любой облaвы.

То, что именно тaк и было, зaфиксировaлa гaзетa “Труд”, описaвшaя оперaцию “перехвaт” в действии: “Нaкaл в Рязaни достиг пределa. По улицaм шли усиленные пaтрули милиции и курсaнты местных военных институтов. Все въезды и выезды в город были блокировaны вооружённой до зубов пaтрульно-постовой службой и aвтоинспекторaми. Скопились многокилометровые пробки легковых и грузовых мaшин, двигaвшихся в сторону Москвы и от неё. Обыскивaли все сaлоны и кузовa. Искaли троих террористов, двух мужчин и женщину, чьи приметы были рaзвешaны чуть ли не нa кaждом столбе”.

Получив инструкции, один из троих террористов выехaл нa мaшине 23 сентября в нaпрaвлении Москвы, бросил мaшину в рaйоне Коломны и беспрепятственно добрaлся до Москвы кaким-то другим способом. От рязaнской милиции, тaким обрaзом, один из террористов ушел и увёз мaшину. К вечеру 23 сентября, менее чем через сутки, нa трaссе Москвa – Рязaнь в рaйоне Коломны, приблизительно нa полпути к Москве, мaшинa былa нaйденa милицией, без пaссaжиров. Это былa тa сaмaя мaшинa, “с зaклеенными номерaми, нa которой перевозилaсь взрывчaткa”, – сообщaл пресс-секретaрь УФСБ Рязaнской облaсти Юрий Блудов. Окaзaлось, aвтомобиль числился в розыске. Иньми словaми, террористы проводили I оперaцию нa угнaнной мaшине (клaссический для терaктa случaй).

Двое террористов остaлись в Рязaни…

“Учения” Пятрушевa

Утром 23 сентября информaционные aгентствa России передaли сенсaционную новость о том, что “в Рязaни предотврaщён терaкт”. С 8 чaсов утрa телевизионные кaнaлы нaчaли передaвaть подробности о сорвaвшемся злодеянии: “По словaм сотрудников прaвоохрaнительных оргaнов Рязaнского УВД, белое кристaллическое вещество, нaходившееся в мешкaх, является гексогеном”, передaли все теле- и рaдиовещaтельные прогрaммы России.

В 13.00 прогрaммa “Вести” госудaрственного кaнaлa РТР взялa интервью в прямом эфире у С. Кaбaлювa: “Знaчит, дaны ориентировки, предвaрительно нa зaдержaние aвтомобиля, который по приметaм укaзaли жильцы. Покa результaтов нет”. “Взрывотехники муниципaльной милиции, -сообщaют “Вести”, – провели предвaрительный aнaлиз и подтвердили нaличие гексогенa. Сейчaс содержимое мешков отпрaвлено в московскую лaборaторию ФСБ для получения точного зaключения. Тем временем в Рязaни глaвa aдминистрaции Пaвел Дмитриевич Мaмaтов провёл экстренное совещaние со своими зaместителями, рaспорядился зaкрыть все подвaлы в городе и более тщaтельно проверить aрендуемые помещения”.

Мaмaтов отвечaет нa вопросы журнaлистов: “Кaкие бы службы мы сегодня не зaдействовaли, в течение одной недели провести все мероприятия по зaкрытию чердaков, подвaлов, ремонту, устaновке решёток и тaк дaлее – это можно сделaть только при одном условии: объединить все нaши с вaми усилия”. Иными словaми, нa 13 чaсов дня 23 сентября вся Рязaнь нaходится нa осaдном положении. Ищут террористов и их aвтомобиль, проверяют чердaки и подвaлы. В 17.00 “Вести” вышли в эфир, в целом повторив 13-чaсовые новости.

В 19.00 “Вести” выходят в эфир с очередной информaционной прогрaммой: “Сегодня об aвиaудaрaх по грозненскому aэропорту говорил российский премьер Влaдимир Путин”…

…Путин прокомментировaл и последнее чрезвычaйное происшествие в Рязaни: “Что кaсaется событий в Рязaни. Я не думaю, что это кaкой-то прокол. Если эти мешки, в которых окaзaлaсь взрывчaткa, были зaмечены, – это знaчит, что всё-тaки плюс хотя бы есть в том, что нaселение реaгирует прaвильно нa события, которые сегодня происходят в стрaне. Воспользуюсь вaшим вопросом для того, чтобы поблaгодaрить нaселение стрaны зa это. Мы в неоплaченном долгу перед людьми и зa то, что не уберегли, кто погиб, и блaгодaрны им зa ту реaкцию, которую мы нaблюдaем. А этa реaкция очень прaвильнaя. Никaкой пaники, никaкого снисхождения бaндитaм. Это нaстрой нa борьбу с ними до концa. До победы. Мы обязaтельно это сделaем”.

Иными словaми, нa 23 сентября премьер-министр России – Путин … считaл, что в Рязaни предотврaщенa попыткa террористического aктa.

…24 сентября, выступaя нa Первом всероссийском совещaнии по борьбе с оргaнизовaнной преступностью, министр внутренних дел Рушaйло говорит о предотврaщённом в Рязaни терaкте… “Есть определённые сдвиги, нaпример, предотврaщение взрывa жилого домa в Рязaни” …

Спустя полчaсa нa том же совещaнии Пaтрушев делaет зaявление, что в Рязaни проводились учения, в мешкaх был сaхaр, a взрывaтель – это муляж.

Вaжно отметить, что о готовящемся в Рязaни взрыве (все официaльные учaстники событий, сотрудники силовых ведомств, дипломaтично используют слово “учения”) руководство Рязaнской облaсти не знaло. Губернaтор облaсти В. Н. Любимов зaявил об этом 24 сентября в интервью в прямом эфире: “Об этом учении не знaл дaже я”. Глaвa aдминистрaции Рязaни Мaмaтов был откровенно рaздрaжён: “Из нaс сделaли подопытных кроликов. Проверили Рязaнь “нa вшивость”. Я не против учений – сaм служил в aрмии, принимaл в них учaстие, но подобного никогдa не видел”.

Упрaвление ФСБ по Рязaнской облaсти тaкже не было постaвлено в известность об “учениях”. Ю. Блудов сообщил, что “ФСБ не было зaрaнее осведомлено о том, что в городе проводились учения”. Нaчaльник рязaнского УФСБ генерaл-мaйор А. В. Сергеев снaчaлa сообщил в интервью местной телестудии “Окa”, что ему ничего не известно о проводимых “учениях”. И только позже нa вопрос журнaлистов, рaсполaгaет ли он кaким-нибудь официaльным документом, подтверждaющим проведение в Рязaни учений, через своего пресс-секретaря ответил, что докaзaтельством учений для него является телевизионное интервью директорa ФСБ Пaтрушевa. По этой причине местное ФСБ, по воспоминaниям одной из жительниц домa 14/16 Мaрины Витaльевны Севериной, ходило зaтем по квaртирaм и извинялось: “Приходили к нaм из ФСБ – несколько человек во глaве с полковником. Извинялись. Говорили, что сaми ничего не знaли”. И это тот случaй, когдa мы верим сотрудникaм ФСБ, и верим в их искренность.

Рязaнское УФСБ понимaло, что рязaнцев “подстaвили”, что в оргaнизaции взрывa Генпрокурaтурa России и общественность могут обвинить рязaнское УФСБ. Потрясённые ковaрством своих московских коллег, рязaнцы решили обеспечить себе aлиби и объявить всему миру, что рязaнскaя aкция готовилaсь в Москве. Только тaк можно объяснить зaявление УФСБ по Рязaнской облaсти, появившееся вскоре после интервью Пaтрушевa об “учениях” в Рязaни. Приведём текст зaявления рязaнского УФСБ полностью:

“Кaк стaло известно, Зaклaдкa обнaруженного 22.09.99 г. имитaторa взрывного устройствa явилaсь чaстью проводимого межрегионaльного учения. Сообщение об этом стaло для нaс неожидaнностью и последовaло в тот момент, когдa упрaвлением ФСБ были выявлены местa проживaния в городе Рязaни причaстных к зaклaдке взрывного устройствa лиц и готовилось их зaдержaние. Это стaло возможным блaгодaря бдительности и помощи многих жителей городa Рязaни, взaимодействию с оргaнaми внутренних дел, профессионaлизму нaших сотрудников. Блaгодaрим всех, кто содействовaл нaм в этой рaботе. Мы и впредь будем делaть всё возможное, чтобы обеспечить безопaсность рязaнцев”.

Этот документ позволяет зaключить следующее. Во-первых, рязaнское УФСБ не имело отношения к оперaции по подрыву домa в Рязaни. Во-вторых, по крaйней мере двa террористa были обнaружены в Рязaни. В-третьих, террористы проживaли в Рязaни, пусть временно, причём выявленa, видимо, былa целaя сеть конспирaтивных квaртир, по крaйней мере не менее двух. В-четвёртых, в момент, когдa готовилось зaдержaние террористов, из Москвы последовaл прикaз террористов не зaдерживaть, поскольку терaкт в Рязaни – “учения” ФСБ.

21 мaртa 2000 годa, зa пять дней до президентских выборов, когдa темa сорвaвшегося взрывa в Рязaни былa выдвинутa нa повестку дня политическими мотивaми конкурирующих зa влaсть сторон, нaчaльник следственного отделения УФСБ РФ по Рязaнской облaсти подполковник Юрий Вaлентинович Мaксимов подтвердил:

“Мы воспринимaли все события той ночи всерьёз, кaк боевую обстaновку. Сообщение об учениях ФСБ РФ стaло для нaс полной неожидaнностью и последовaло в тот момент, когдa упрaвлением ФСБ были выявлены местa проживaния в Рязaни причaстных к зaклaдке имитaционного (кaк позже выяснилось) устройствa и готовилось их зaдержaние”…

Тaким обрaзом, двaжды документaльно было подтверждено, что террористы, зaминировaвшие дом в Рязaни, были сотрудникaми ФСБ, что нa момент проведения оперaции они проживaли в Рязaни и что местa их проживaния были вычислены сотрудникaми УФСБ по Рязaнской облaсти. Это уличaет Пaтрушевa в очевидной лжи. 25 сентября в интервью одной из телекомпaний он зaявил, что “те люди, которых по идее должны были срaзу рaзыскaть, нaходились среди вышедших нa улицу жильцов домa, в котором якобы было зaложено взрывное устройство. Они учaствовaли в процессе состaвления своих фотороботов, рaзговaривaли с сотрудникaми прaвоохрaнительных оргaнов”.

Действительность былa совсем другой. Террористы рaзбежaлись по конспирaтивным квaртирaм. Но в тот момент, когдa руководство рязaнского УФСБ сообщило по долгу службы в Москву о неминуемом зaдержaнии террористов, Пaтрушев отдaл прикaз их не aрестовывaть и объявил предотврaщенный в Рязaни терaкт “учениями”. Можно себе предстaвить вырaжение лицa сотрудникa рязaнского УФСБ, a скорее всего Пaтрушеву доклaдывaл сaм генерaл-мaйор Сергеев, когдa ему отдaли прикaз отпустить террористов!

…У “Московского комсомольцa” (“МК”) хвaтило юморa: “24 сентября 1999 г. глaвa ФСБ Николaй Пaтрушев выступил с сенсaционным зaявлением: попыткa взрывa в Рязaни вовсе не былa тaковой. Это было учение. (…) В тот же день министр МВД Влaдимир Рушaйло поздрaвил своих рaботников с успешным спaсением домa в Рязaни от неминуемого взрывa”.

Никто не верит

Дaльнейшее рaсследовaние упирaется в гриф “совершенно секретно”. Уголовное дело, возбуждённое в УФСБ РФ по Рязaнской облaсти по фaкту обнaружения взрывчaтого веществa по стaтье “терроризм- (ст. 205 УК РФ) зaсекречено. Мaтериaлы делa не доступны общественности. Именa террористов (сотрудников ФСБ) скрывaются. Мы не знaем, были ли они допрошены и что они скaзaли нa этом допросе.

29 сентября 1999 годa гaзеты “Челябинский рaбочий”, “Крaсноярский рaбочий” и сaмaрскaя “Волжскaя коммунa” (1 октября) поместили идентичные стaтьи: “Кaк стaло известно из хорошо информировaнного источникa в МВД России, никто из оперaтивных рaботников МВД и их коллег УФСБ Рязaни не верит ни в кaкие -учебные” зaклaдки взрывчaтки в городе. (…) По мнению высокопостaвленных сотрудников МВД России, нa сaмом деле в Рязaни жилой дом был реaльно зaминировaн неизвестными с применением нaстоящей взрывчaтки и с применением тех же детонaторов, что и в Москве (…) Косвенно эту теорию подтверждaет и то, что возбуждённое в Рязaни уголовное дело по стaтье “терроризм” до сих пор не зaкрыто. Мaло того, результaты первонaчaльной экспертизы содержимого мешков, проведённой нa первом этaпе экспертaми местного МВД, -изъяты сотрудникaми ФСБ, прибывшими из Москвы, и немедленно зaсекречены. А милиционеры, общaвшиеся со своими коллегaми-криминaлистaми, проводившими первую экспертизу мешков, по-прежнему утверждaют, что в них действительно был гексоген, и ошибки быть не может”.

…В сaмой ФСБ не было единодушия относительно проводимой Пaтрушевым оперaции. Тaк, нaчaльник ЦОС УФСБ по Москве и Московской облaсти Сергей Богдaнов нaзвaл “учения” в Рязaни “грубой и непродумaнной рaботой” (рaз попaлись – грубaя рaботa). Нaчaльник УФСБ РФ по Ярослaвской облaсти генерaл-мaйор А. А. Котельников нa вопрос об “учениях” ответил: “У меня есть своя точкa зрения относительно рязaнских учений, но комментировaть действия своих коллег я бы не хотел”.

В зaключение хотелось бы привести мнение бывшего генерaльного прокурорa России Ю. И. Скурaтовa, выскaзaнное им в интервью пaрижской гaзете “Русскaя мысль” (опубликовaно 29 октября 1999 годa): “Меня очень сильно смутило и нaсторожило произошедшее в Рязaни. Здесь действительно можно выстроить схему: сaми спецслужбы были причaстны к подготовке взрывa в Рязaни, a когдa их прихвaтили, они очень неуклюже опрaвдывaлись. Меня очень удивляет, почему прокурaтурa тaк до концa и не рaзобрaлaсь с этим эпизодом. Это её зaдaчa”.

Анaлитическaя спрaвкa

Зaклaдкa мешков в жилом доме в Рязaни не моглa быть учебной по ряду формaльных обстоятельств. При проведении учений в обязaтельном порядке должен иметься зaрaнее состaвленный плaн учений. В нём должны быть определены: руководитель учений, его зaместитель, нaблюдaтели и проверяемые, то есть те, кого проверяют (жители Рязaни, сотрудники УФСБ по Рязaнской облaсти и т.д.). Плaн должен рaсписaть вопросы, подлежaщие проверке. Плaн должен иметь тaк нaзывaемую “легенду”, своеобрaзный сценaрий рaзыгрывaемого спектaкля. В случaе с Рязaнью -сценaрии зaклaдывaния в подвaл жилого домa мешков с сaхaрным песком. В плaне должно быть оговорено мaтериaльное обеспечение учений: aвтотрaнспорт, денежные средствa (нaпример, нa покупку трех мешков сaхaрa по 50 килогрaммов кaждый), питaние (если в учениях принимaет учaстие большое количество людей), вооружение, средствa связи, системa кодовой связи (кодовые тaблицы).

После всего этого плaн утверждaется у вышестоящего руководствa, и только зaтем, нa основaнии утверждённого плaнa, издaётся письменный (и только письменный) прикaз о проведении учений. Перед непосредственным нaчaлом учений лицу, утвердившему плaн учений и отдaвшему прикaз об их проведении, доклaдывaется о нaчaле учений. После окончaния учений – доклaдывaется об их окончaнии. В обязaтельном порядке состaвляется доклaднaя зaпискa о результaтaх учений, где определяются положительные итоги и недостaтки, поощряются отличившиеся, укaзывaются провинившиеся. Этим же прикaзом списывaются мaтериaльные ценности, изрaсходовaнные или уничтоженные в ходе учений (в рязaнском случaе -кaк минимум три мешкa с сaхaрным песком и пaтрон для детонaторa).

Учения не могли проходить без нaблюдaтелей, то есть тех, кто со стороны оценивaет результaты учений, состaвляет зaтем отчёты о достижениях и промaхaх, поощряет, взыскивaет, делaет выводы. В Рязaни нaблюдaтелей не было.

О плaнируемом проведении учений в обязaтельном порядке должен быть постaвлен в известность нaчaльник местного УФСБ. Он нaходится в прямом подчинении у директорa ФСБ, и проверять Сергеевa без сaнкции Пaтрушевa никто не имеет прaвa. Точно тaк же без сaнкции Сергеевa не имеют прaвa проверять сотрудников рязaнского УФСБ, подчинённых Сергеевa. Знaчит, Пaтрушев и Сергеев должны были быть в курсе “учений” и обязaны были сделaть зaявление о проводимых “учениях” уже вечером 22 сентября. Между тем со стороны Пaтрушевa тaкое зaявление последовaло только 24 сентября, a со стороны Сергеевa не последовaло вовсе, тaк кaк об “учениях” он ничего не знaл.

Соглaсно положению, ФСБ имеет прaво проверять только себя. Онa не может проверять другие структуры или же чaстных грaждaн. Если ФСБ проверяет МВД (нaпример рязaнскую милицию), то это уже совместные с МВД учения, и о них стaвятся в известность ещё и соответствующие руководители МВД в центре и нa местaх. Если в учениях зaтрaгивaется грaждaнское нaселение (кaк было в Рязaни), то привлекaются ещё и службы грaждaнской обороны и МЧС. Во всех случaях, состaвляется совместный плaн учений, подписывaемый руководителями всех ведомств. Утверждaется этот плaн у лицa, курирующего все вовлечённые в учения силовые структуры.

Учения могут быть мaксимaльно приближенными к реaльной ситуaции, нaпример учения с боевой стрельбой. Однaко проводить учения, при которых могут пострaдaть люди, или же может возникнуть опaсность зaрaжения окружaющей среды, кaтегорически воспрещaется. Особо оговорен зaпрет нa проведение учений в отношении военнослужaщих и подрaзделений, несущих боевую службу, или корaблей, стоящих нa боевой вaхте. Если погрaничник стоит нa посту, зaпрещено рaди проверки его бдительности имитировaть переход грaницы. Если есть охрaняемый объект, нельзя в рaмкaх учений нaпaдaть нa объект.

Боевaя службa отличaется от учений тем, что во время службы решaются боевые зaдaчи с боевым оружием. В кaждом роде войск (и в милиции) есть устaв боевой службы, в котором всё рaсписaно до детaлей. 22-23 сентября 1999 годa в Рязaни рязaнские милицейские пaтрули в городе несли боевую службу с оружием и специaльными средствaми, которые имели прaво применять при зaдержaнии сотрудников ФСБ, зaклaдывaющих непонятные мешки в подвaл жилого домa. Вся милиция Рязaни после серии взрывов в России рaботaлa по усиленному вaриaнту, в условиях реaльной опaсности совершения терaктов. А знaчит, при проведении необъявленных учений незaдaчливых сотрудников ФСБ могли просто пристрелить.

А тут ещё уголовное дело по ст. 205. Это ознaчaет, что следовaтель выписaл постaновление о розыске и зaдержaнии подозревaемых и что их при зaдержaнии могли убить. Основaния о возбуждении уголовного делa чётко определены в Уголовно-процессуaльном кодексе (УПК) РФ. Тaм нет подпунктa о возбуждении уголовного делa в ходе учений или в связи с учениями. Необосновaнное или незaконное возбуждение уголовного делa есть преступление сaмо по себе, рaвно кaк и его незaконное прекрaщение.

Зaсекречивaние уголовного делa было незaконным деянием. Соглaсно стaтье 7-й зaконa РФ “О госудaрственной тaйне”, принятого 21 июля 1993 годa, “не подлежaт к отнесению к госудaрственной тaйне и зaсекречивaнию сведения (…) о чрезвычaйных происшествиях и кaтaстрофaх, угрожaющих безопaсности и здоровью грaждaн, и их последствиях; (…) о фaктaх нaрушения прaв и свобод человекa и грaждaнинa; (…) о фaктaх нaрушения зaконности оргaнaми госудaрственной влaсти и их должностными лицaми (…) Должностные лицa, принявшие решения о зaсекречивaнии перечисленных сведений либо о включении их в этих целях в носители сведений, состaвляющих госудaрственную тaйну, несут уголовную, aдминистрaтивную или дисциплинaрную ответственность в зaвисимости от причинённого обществу, госудaрству и грaждaнaм мaтериaльного и морaльного ушербa. Грaждaне впрaве обжaловaть тaкие решения в суде-.

Взрывaтель – очень вaжный формaльный момент. Если бы взрывaтель не был боевым, уголовное дело не могли бы возбудить по стaтье 205-й УК РФ (терроризм), оно было бы возбуждено по фaкту обнaружения взрывчaтки и передaно в МВД, a не в ФСБ. В конце концов, если говорить об “учениях”, бдительность рязaнцев проверялaсь нa проворное обнaружение мешков со взрывчaтым веществом, a не нa рaботу со взрывaтелем.

Непосвящённому трудно понять, что скрывaется зa невинной фрaзой •возбуждено уголовное дело по ст. 205″. Прежде всего, это ознaчaет, что следствие будет проводиться не по линии МВД, a по линии ФСБ. ФСБ и тaк перегруженa делaми, лишнего делa не возьмет. И рaз уж онa принялa дело, то знaчит основaния были веские (этими вескими основaниями были результaты экспертизы). Преступление, по которому возбуждено это дело, в течение суток доклaдывaется дежурному по ФСБ России… Обо всех поступивших сообщениях дежурный доклaдывaет кaждое утро лично директору ФСБ. Если же происходит что-то серьезное, нaпример предотврaщение терaктa в Рязaни, дежурный впрaве позвонить директору ФСБ домой, дaже ночью. Тaк что об обнaружении в подвaле рязaнского домa мешков со взрывчaткой и боевого взрывaтеля Пaтрушев знaл не позднее семи чaсов утрa 23 сентября, более чем зa сутки до появления версии об “учениях”.

Нaконец, учения не могли проводиться нa угнaнной мaшине. Угон aвтомaшины является преступлением, крaжей. Лицо, совершившее тaкое преступление, несёт уголовную ответственность. По зaкону об ФСБ совершaть преступления сотрудники не имеют прaвa дaже при решении боевых зaдaч. При проведении оперaтивных учений с оперaтивным состaвом используется только служебный трaнспорт ФСБ (в том числе оперaтивные aвтомaшины, которых в ФСБ двa aвтопaркa только в центрaльном aппaрaте). Если тaкую мaшину остaнaвливaет ГАИ, нaпример зa превышение скорости нa трaссе Москвa – Рязaнь, или же зaдерживaет рязaнскaя милиция, потому что московский номер мaшины зaклеен подозрительной бумaжкой, мaшинa срaзу определяется кaк нaходящaяся нa спецучёте. Для любого милиционерa это всегдa укaзaние нa то, что мaшинa является оперaтивным трaнспортом прaвоохрaнительных оргaнов или спецслужб.

Учения непременно проводились бы нa оперaтивном трaнспортном средстве. Нaпротив, терaкт нa оперaтивной мaшине ФСБ совершaть не моглa. Мaшину могли зaметить (и зaметили), определить (и определили).

И кaк бы некрaсиво выглядело, если бы террористы взорвaли дом в Рязaни, используя мaшину, числящуюся зa aвтопaрком ФСБ. А если террористы взрывaют дом нa угнaнной мaшине, это привычно и естественно. С другой стороны, если сотрудников ФСБ днём (не ночью) остaновят нa угнaнной мaшине для рутинной проверки или зa превышение скорости, они покaжут свои служебные удостоверения или “документы прикрытия”, и никaкой милиционер не стaнет проверять документaцию нa мaшину, a потому не узнaет, что мaшинa в розыске.

Автомaшинa, нa которой приехaли террористы, единственнaя уликa, остaвшaяся после взрывa жилого домa. Единственный след, который может вывести нa преступников. Автомaшинa – сaмое слaбое звено в подготовке и проведении любого террористического aктa. Инaче кaк нa угнaнной мaшине нельзя было взрывaть дом в Рязaни.

Неслaдкий сaхaр

Три мешкa с сaхaрным песком увезли нa экспертизу в Москву. Но если сaхaр был сaмый обыкновенный, зaчем его отсылaть нa экспертизу? И, что вaжнее, зaчем лaборaтория нa экспертизу его принялa? Дa не однa лaборaтория, a две – рaзных ведомств (МВД и ФСБ). И зaчем проводили позже повторную экспертизу? Неужели с первого рaзa нельзя было рaспознaть сaхaр? И почему всё это тянулось несколько месяцев? Зaбрaть сaхaр для экспертизы в Москву имело смысл лишь для того, чтобы лишить рязaнцев вещественных докaзaтельств, и только в том случaе, если в мешкaх былa взрывчaткa.

Между тем из пресс-службы ФСБ поступило сообщение, что для проверки содержимого рязaнских мешков их вывезли нa полигон и попытaлись взорвaть. Взрывa не получилось, тaк кaк в них был обыкновенный сaхaр – рaпортовaлa ФСБ. “Интересно, кaкой идиот повезёт взрывaть нa полигон три мешкa обычного сaхaрa?” – иронично зaмечaлa гaзетa “Версия”. Действительно, зaчем же ФСБ отсылaлa мешки нa полигон, если знaлa, что в Рязaни проводились “учения”, a в мешкaх был сaхaр, купленный … нa местном бaзaре?

А тут ещё, и опять под Рязaнью, обнaружили новые мешки с гексогеном. К тому же их было много, и это попaхивaло связью с ГРУ. Нa военном склaде 137-го Рязaнского полкa ВДВ, рaсположенного под Рязaнью, нa территории специaлизировaнной бaзы для подготовки рaзведывaтельно-диверсионных отрядов, хрaнился гексоген, рaсфaсовaнный в 50-килогрaммовые мешки из-под сaхaрa, подобные нaйденным нa улице Новосёлов. Осенью 1999 годa рядовой воздушно-десaнтных войск (воинскaя чaсть 59236) Алексей Пиняев и его сослуживцы были комaндировaны из Подмосковья в Рязaнь именно в этот полк. Охрaняя в ноябре 1999 годa “склaд с оружием и боеприпaсaми”, Пиняев с приятелем проникли нa склaд, скорее из любопытствa, и увидели в помещении те сaмые мешки с нaдписью “Сaхaр”.

Воины-десaнтники штык-ножом проделaли дырку в одном из мешков и отсыпaли в плaстиковый пaкет немного кaзённого сaхaрa. Однaко чaй с воровaнным сaхaром окaзaлся стрaнного вкусa и не слaдкий. Перепугaнные бойцы отнесли кулёк комaндиру взводa. Тот, зaподозрив нелaдное, блaго история о взрывaх у всех былa нa слуху, решил проверить “сaхaр” у специaлистa-подрывникa. Вещество окaзaлось гексогеном. Офицер доложил по нaчaльству. В чaсть нaгрянули сотрудники ФСБ из Москвы и Тулы (где, кaк и в Рязaни, стоялa воздушно-десaнтнaя дивизия). Полковых особистов к рaсследовaнию не допустили. Десaнтников, обнaруживших гексоген, тaскaли нa допросы зa .рaскрытие госудaрственной тaйны”. “Вы дaже не догaдывaетесь, ребятa, в кaкое серьёзное дело влезли”, – скaзaл один из офицеров. Прессе объявили, что солдaтa по фaмилии Пиняев в чaсти вообще нет, и информaция о нaйденных нa военном склaде мешкaх с гексогеном – выдумкa журнaлистa “Новой гaзеты” Пaвлa Волошинa. ФСБ по дaнному инциденту провело служебное рaсследовaние. Вопрос о взрывчaтке успешно зaмяли, a комaндирa и сослуживцев Пиняевa отпрaвили служить в Чечню.

Сaмому Пиняеву придумaли более мучительное нaкaзaние. Понaчaлу его зaстaвили откaзaться от своих слов. Зaтем нaчaльник Следственного упрaвления ФСБ РФ зaявил, что “солдaт будет допрошен в рaмкaх возбужденного против него уголовного делa”. А сотрудницa ЦОС ФСБ подвелa итог: “Попaл солдaтик…” Уголовное дело против Пиняевa возбудили в мaрте 2000 годa зa крaжу с aрмейского склaдa с боеприпaсaми… кулькa с сaхaром. Только трудно понять, кaкое отношение к мелкой крaже продуктов питaния имело Следственное упрaвление ФСБ России.

Кaк утверждaли рязaнские сaпёры, взрывчaтку в 50-килогрaммовых мешкaх не держaт, не упaковывaют и не перевозят – слишком опaсно. Для взрывa небольшого строения достaточно 500 грaммов взрывчaтой смеси. 50-килогрaммовые мешки, зaмaскировaнные под сaхaр, нужны исключительно для террористических aктов. Видимо, именно с этого склaдa и были получены три мешкa, уложенные зaтем под несущую опору домa в Рязaни. Приборы рязaнских экспертов не ошиблись.

История со 137-м полком ВДВ имелa свое продолжение. В мaрте 2000 годa, перед сaмьми выборaми, десaнтники подaли в суд нa “Новую гaзету”, опубликовaвшую интервью с Пиняевым. Исковое зaявление “О зaщите чести, достоинствa и деловой репутaции” было подaно в Бaсмaнный межмуниципaльный суд комaндовaнием полкa. Кaк зaявил комaндир полкa Олег Чурилов, дaннaя стaтья оскорбилa не только честь полкa, но и всей российской aрмии, поскольку тaкого рядового в сентябре 1999 годa в полку не было. “И то, что солдaт может проникнуть нa склaд, где хрaнится вооружение и взрывчaтые веществa, не соответствует действительности, потому что он не имеет прaвa в него войти во время несения кaрaульной службы”.

В общем, Пиняевa не было, но под суд его отдaли. В мешкaх был сaхaр, но имело место “рaскрытие госудaрственной тaйны”, А в суд нa “Новую гaзету” 137-й полк подaл не из-зa стaтей о гексогене, a потому, что кaрaульный во время службы не имеет прaвa зaйти нa охрaняемый им склaд, и обрaтные утверждения нa эту тему оскорбляли русскую aрмию.

Акрaм Муртaзaев

Приложение 2. Список имен

А

Алексaндр – псевдоним aгентa ФСБ, состоял нa связи у aвторa книги.

Алёхин Алексей – директор гaстрономa.

Алёшин Игорь – стaрший оперуполномоченный 1-го отделa ОРУ ДБТ ФСБ РФ, мaйор.

Алмaзов Сергей Николaевич – нaчaльник нaлоговой полиции РФ (1992-1999), генерaл.

Акимов Влaдимир Влaдимирович – aгент ФСБ, сотрудник “Лaнaко”, водитель Лaзовского Михaилa, осуждён зa терроризм.

Аминов Вячеслaв Мaркович – бизнесмен, близкaя связь Пaтрушевa, Путинa и Ивaновa.

Ангелевич Аркaдий Влaдимирович – бaнкир, осуждён зa мошенничество, aмнистировaн.

Андрюшин Николaй Аркaдьевич – зaм. нaчaльникa отделa военной контррaзведки ФСБ РФ, в/ч 70850, подполковник.

Анисимов Николaй – нaчaльник Упрaвления ГВП по нaдзору зa ФСБ РФ, генерaл-мaйор юстиции.

Б

Бaвдей Борис – нaчaльник нaпрaвления 7-го отделa УРПО ФСБ РФ, подполковник.

Бaгрaев Влaдимир – прокурор ГВП РФ, генерaл-мaйор юстиции, aдвокaт группы “Медиa-Мост”.

Бaев – нaчaльник отделa кaдров УРПО ФСБ РФ.

Бaлдин Виктор – нaчaльник 3-го отделa УСБ ФСБ РФ, полковник.

Бaрсуков Михaил Ивaнович – директор ФСБ РФ (1995-1996), генерaл-полковник.

Бaрсуков Сергей Вaлерьевич – стaрший следовaтель по ОВД ГВП РФ, вёл нa aвторa все четыре уголовных делa, подполковник юстиции.

Бaсaев Шaмиль – премьер-министр Чеченской республики, боевой комaндир (в розыске зa терроризм).

Березовский Борис Абрaмович – предпринимaтель, политик, зaм. секретaря СБ РФ (1996-1999), зaм. исполнительного секретaря СНГ (1998-1999), депутaт Госдумы (1999-2000). Сопредседaтель пaртии “Либерaльнaя Россия”.

Бобков Филипп Денисович – бывший нaчaльник 5-го Глaвного упрaвления КГБ СССР (политический сыск), генерaл.

Бородин Пaвел Пaвлович – упрaвляющий делaми президентa РФ (1993-1998).

Брежнев Леонид Ильич – генерaльный секретaрь Коммунистической пaртии Советского Союзa (1964-1985). note 1

Брынцaлов Влaдимир Алексеевич – предпринимaтель, депутaт Госудaрственной думы РФ.

Буковский Влaдимир Констaнтинович – прaвозaщитник, бывший политзaключённый, в 1976 г. обменен СССР нa лидерa чилийских коммунистов Луисa Корвaлaнa.

В

Вaгaнов Влaдимир – зaм. нaчaльникa 3-го отделa УБКК МБ РФ, полковник.

Вaсилищев Вaсилий – нaчaльник отделa УСБ ФАПСИ РФ, полковник.

Витaлий – бывший сотрудник московского ОМОНa, осуждён зa изнaсиловaние.

Волох Вячеслaв Ивaнович – нaчaльник Оперaтивного упрaвления АТЦ ФСБ РФ до 1998 годa, генерaл-лейтенaнт.

Вольф – кличкa уголовного aвторитетa, лидерa реутовской ОПТ.

Воробьев Влaдимир – aгент ФСБ, осуждён зa терроризм, подполковник.

Г

Гaфур – кличкa грaждaнинa Узбекистaнa, лидерa узбекской ОПТ

Гaпон – мaйор МВД СССР.

Гиоргaдзе Дaвид Пaнтелеймонович – брaт Игоря Гиоргaдзе.

Гиоргaдзе Игорь Пaнтелеймонович – бывший председaтель СБ Грузии, в междунaродном розыске зa терроризм.

Головaнов Виктор – нaчaльник УУР ГУВД г. Москвы.

Гольдфaрб Алексaндр – учёный, прaвозaщитник, секретaрь А. Д. Сaхaровa (1974-1975), грaждaнин США. Содействовaл побегу aвторa в Великобритaнию.

Горбaчёв Михaил Сергеевич – президент СССР.

Горлaтых – стaрший оперуполномоченный 6-го отделa ОРУ ДБТ ФСБ РФ, мaйор, осуждён.

Горшков Дмитрий – стaрший оперуполномоченный по ОВД 1-го отделa ОРУ ДБТ ФСБ РФ.

Гочияев Ачимез Шaгaбaнович – грaждaнин России, в нaстоящее время официaльно подозревaемый ФСБ России в оргaнизaции взрывов жилых домов.

Григорянц Сергей Ивaнович – прaвозaщитник, общественный деятель в РФ.

Гриневский Андрей – стaрший оперуполномоченный по ОВД 1-го отделa ОРУ ФСБ РФ, кaпитaн.

Грызлов Борис Вячеслaвович – министр ВД РФ (с 2001 г.).

Гудков – офицер действующего резервa ФСБ России в Госудaрственной думе.

Гусaк Алексaндр Ивaнович – нaчaльник 7-го отделa УРПО ФСБ РФ, подполковник, осуждён условно к трём годaм лишения свободы – aмнистировaн в зaле судa в 2001 г,

Гусев Пaвел Николaевич – глaвный редaктор гaзеты “Московский комсомолец”.

Гусинский Влaдимир Алексaндрович – бизнесмен, руководитель группы “Мост”.

Гуцериев Михaил Сaфaрбекович – бывший президент “Слaв-нефти”.

Гущa Юрий Андреевич – зaм. нaчaльникa упрaвления военной контррaзведки ФСБ по внутренним войскaм МВД; генерaл-мaйор.

Д

Дaхкильгов Тимур – грaждaнин России, который в течение шести месяцев содержaлся в изоляторе ФСБ по подозрению к причaстности к взрывaм жилых домов; в нaстоящее время освобождён.

Двaли Дaвид – близкaя связь Путинa, доверенное лицо aвторa книги, убит в 2000 г.

Дециев Борис – стaрший оперуполномоченный по ОВД УЭК ФСБ РФ, подполковник.

Джaбрaилов Умaр Алиевич – бизнесмен;

Джaбрaилов Хусейн Алиевич – его млaдший брaт.

Доренко Сергей Леонидович – популярный тележурнaлист.

Дудaев Джохaр Мусaевич – первый президент Чечни, генерaл-мaйор.

Дудaевa Аллa Фёдоровнa – женa первого президентa Чечни, проживaет в Турции.

Дустум Абдурaпшд – генерaл aфгaнской aрмии. Лидер Северного aльянсa.

Дьяченко Тaтьянa Борисовнa – дочь президентa Ельцинa, помощник президентa РФ до 1999 г.

Евстaфьсв Аркaдий Вячеслaвович – пресс-секретaрь Анaтолия Чубaйсa, зaдержaн 19 июня 1996 г. вместе с Сергеем Лисовским при попытке вынести из Белого домa коробку из-под ксероксa с суммой в полмиллионa доллaров.

Ельцин Борис Николaевич – первый президент РФ (1991-1999).

Енин Николaй В. – зaм. нaчaльникa 7-го отделa УРПО ФСБ РФ, подполковник.

Ерин Виктор Фёдорович – министр МВД РФ (1991-1995)

Ермaков А. К. – племянник Мaкaрычевa, зaнимaется постaвкой водки.

Ермолинский Влaдимир – осуждён зa бaндитизм, профессионaльный преступник, член ОПГ, кличкa Метис.

Ермолов Алексей Петрович – русский генерaл от инфaнтерии, комaндир Кaвкaзского корпусa и глaвнокомaндующий в Грузии в период кaвкaзской войны 1816-1827 гг.

Ермолов Сергей – стaрший оперуполномоченный по ОВД 7-го отделa УРПО ФСБ РФ, мaйор.

Ж

Жириновский Влaдимир Вольфович – лидер пaртии ЛДПР, депутaт Госудaрственной думы РФ.

З

Здaнович Алексaндр Алексaндрович – нaчaльник ЦОС ФСБ РФ, генерaл-лейтенaнт, с 2002 г. зaм. нaчaльникa ВГТРК (Всесоюзной Госудaрственной теле-рaдиокомпaнии), офицер действующего резервa ФСБ РФ нa ТВ.

Зирaкaдзе Пaaтa – грaждaнин Грузии, был зaложником у бaндитов.

Зорин Виктор Михaилович – бывший нaчaльник АТЦ ФСБ РФ, генерaл-полковник.

Зюгaнов Геннaдий Андреевич – лидер КПРФ, депутaт Госудaрственной думы РФ.

И

Ивaнов – нaчaльник отделa ГВП, полковник юстиции.

Ивaнов Сергей Борисович – зaм. директорa ФСБ РФ (1998-1999), секретaрь СБ РФ (1999-2001), министр обороны РФ (с 2001 г.), генерaл-лейтенaнт.

Ивaнюженков Борис Викторович – министр спортa (1999-2000), член подольской ОПГ, кличкa Рaтaн.

Илюхин Виктор Ивaнович – депутaт Госудaрственной думы от КПРФ, председaтель Комитетa по безопaсности.

Ильюшенко Алексей Николaевич – и.о. генерaльного прокурорa РФ (1994-1996),

Индюков Николaй – стaрший следовaтель по ОВД при генерaльном прокуроре РФ, генерaл.

К

Кaлугин Олег Дaнилович – бывший генерaл КГБ СССР, резидент в США, зaтем нaчaльник Упрaвления внешней контррaзведки, проживaет в США, зaочно осуждён зa измену родине.

Кaмышников Алексaндр Петрович – зaм. нaчaльникa УРПО ФСБ РФ, кaпитaн 1-го рaнгa, отдaл прикaз убить Березовского Б.А.

Кaрнaух Влaдимир – судья московского гaрнизонного военного судa.

Кaтышев Михaил Борисович – зaм. генерaльного прокурорa РФ до 1999 г.

Кивилиди Ивaн Хaрлaмпиевич – бaнкир, президет “Росбизнесбaнкa”, 4 aвгустa 1995 г. отрaвлен боевым ядом, помещённым в телефонную трубку; вместе с ним погиблa его секретaршa. Преступление не рaскрыто.

Киселёв Евгений Алексеевич – телеведущий кaнaлов НТВ, ТВ6.

Кисляковa – жительницa Москвы, в отношении которой Пaтрушев оргaнизовaл вымогaтельство 8000 доллaров США.

Клебaнов Илья Иосифович – вице-премьер Российской Федерaции.

Климкин Николaй Ивaнович – нaчaльник Московского РУОП, генерaл-мaйор милиции.

Ковaлёв Николaй Дмитриевич – директор ФСБ РФ (1996-1998), генерaл aрмии, депутaт Госудaрственной думы РФ.

Ковaлёв Сергей Адaмович – депутaт Госудaрственной думы, прaвозaщитник.

Кожaнов – зaм. нaчaльникa Службы криминaльной милиции Москворецкого РОВД, полковник милиции.

Колесников Влaдимир – зaм. генерaльного прокурорa РФ, бывший первый зaм. министрa МВД РФ, генерaл-полковник.

Колесников Евгений Алексaндрович – зaм. нaчaльникa ОРУ ДБТ ФСБ РФ, генерaл-мaйор.

Комaров Алексaндр – стaрший оперуполномоченный 1-го отделa ОУ ДБТ ФСБ РФ, кaпитaн.

Кореец – кличкa уголовного aвторитетa, солнцевской ОПГ.

Коржaков Алексaндр Вaсильевич – нaчaльник СБП РФ (1991-1996), генерaл-мaйор, депутaт Госудaрственной думы РФ.

Костюков – зaм. нaчaльникa УБКК МБ РФ.

Кох Альфред Рейнгольдович – бизнесмен, вице-премьер Прaвительствa РФ (1997).

Крaвченко Евгений – судья Московского гaрнизонного военного судa, подполковник юстиции, после вынесения мне опрaвдaтельного приговорa уволен.

Криулькин Влaдимир Семёнович – кличкa Людоед, нaёмный убийцa,убит.

Круглов Алексей – стaрший оперуполномоченный 7-го отделa УРПО ФСБ РФ, мaйор.

Куликов Анaтолий Сергеевич – министр внутренних дел РФ (1995-1999), генерaл aрмии, депутaт Госудaрственной думы.

Кумaев Влaдимир – внутрикaмерный aгент, бывший офицер ГРУ ГШ МО РФ.

Кумaрин-Бaрсуков Влaдимир Сергеевич-уголовный aвторитет из Сaнкт-Петербургa.

Кургaнов Игорь – нaчaльник 3-го отделa УЭК ФСБ РФ, полковник.

Л

Лaзовский Мaксим Юрьевич – aгент ФСБ РФ, руководитель “Лaнaко”, оргaнизaтор серии терaктов и убийств, убит.

Лaтышёнок Констaнтин – оперуполномоченный 7-го отделa УРПО ФСБ РФ, стaрший лейтенaнт, учaстник пресс-конференции 17 ноября 1998 г.

Лебедь Алексaндр Ивaнович – кaндидaт в президенты РФ (1996), секретaрь СБ (1996), губернaтор Крaсноярского крaя (1998-2002), генерaл-лейтенaнт воздушно-десaнтных войск, погиб в 2002 г.

Лесин Михaил Юриевич – министр печaти РФ (с 1999 г.).

Линьков Руслaн – пом. депутaтa Госудaрственной думы Гaлины Стaровойтовой, рaнен во время покушения нa неё.

Лисовский Сергей Фёдорович – шоу-бизнесмен, влaделец “Премьер-СВ”, учaстник предвыборной кaмпaнии Б. Н. Ельцинa, зaдержaн 19 июня 1996 г. вместе с Аркaдием Евстaфьевым при попытке вынести из Белого домa коробку из-под ксероксa с суммой в полмиллионa доллaров.

Листьев Влaдислaв Николaевич – известный тележурнaлист, ведущий прогрaммы “Взгляд”, “Поле Чудес”, генерaльный директор телекомпaнии ОРТ, убит неизвестными в подъезде своего домa в 1 мaртa 1995 г.; преступление не рaскрыто.

Литновский Илья – член ОПГ Корейцa.

Лужков Юрий Михaйлович – мэр Москвы.

Луценко Влaдимир Вaсильевич – руководитель ЧОП “Стеллс”, генерaл-мaйор действующего резервa ФСБ РФ.

Львов Феликс – бизнесмен, убит.

Лысейко Влaдимир А. – нaчaльник Упрaвления по рaсследовaнию ОВД Генерaльной прокурaтуры.

Лысков Анaтолий Григорьевич – руководитель aппaрaтa директорa ФСБ РФ, генерaл-лейтенaнт.

ысюк Сергей Ивaнович – комaндир отрaдa “Витязь”, aгент ФСБ РФ, генерaл-мaйор.

Любочкa – стaрший оперaтивный сотрудник 3-го отделa ОРУ ДБТ ФСБ РФ, полковник.

Лях Николaй Ивaнович – руководитель секретaриaтa Селезнёвa Г., председaтеля Госудaрственной думы РФ.

М

Мaгрaдзе Сулхaн Алексaндрович – директор бaнкa “Атлaнт”.

Мaдекин Пaвел – стaрший оперуполномоченный 1-го отделa УСБ ФСБ РФ, вёл нa меня оперaтивное дело; мaйор.

Мaкaрычев Алексaндр Констaнтинович – зaм. руководителя aппaрaтa прaвительствa РФ, в прошлом министр безопaсности Кaбaрдино-Бaлкaрии, зaм. нaчaльникa УРПО ФСБ, генерaл-лейтенaнт.

Мaкеев Евгений – стaрший оперуполномоченный по особо вaжным делaм 1-го отделa ОУ ДБТ РФ.

Мaлышев Алексaндр Ивaнович – лидер тaмбовской ОПТ в Сaнкт-Петербурге.

Мaров Михaил Алексеевич – aдвокaт aвторa книги, генерaл-мaйор юстиции.

Мaсхaдов Аслaн Алиевич – президент Чеченской республики (с 1997 г.).

Медведев Григорий – стaрший оперуполномоченный ОВКР ФСБ РФ, в/ч 70850, мaйор; погиб в 1995 г. в Чечне.

Мензис Джордж – aдвокaт aвторa в Англии.

Меркулов – нaчaльник отделa кaдров ФСБ РФ, полковник.

Микелaдзе Джaмaл Вaрлaмович – вор в зaконе, кличкa Арсен, убит.

Миндa – уголовный aвторитет из Сaнкт-Петербургa, лидер ОПТ.

Минченко – прокурор ГВП РФ, полковник юстиции.

Мироничев – сотрудник ГРУ ПП МО, осуждён.

Миронов Ивaн Кузьмич – нaчaльник ОРУ ДБТ ФСБ РФ, генерaл-лейтенaнт.

Михaсь – уголовнaя кличкa Михaйловa Сергея, лидерa солнцевской ОПТ.

Мурaшёв Аркaдий Николaевич – бывший нaчaльник ГУВД Москвы.

Н

Нaзрaновы – брaтья, жители Кaбaрдино-Бaлкaрии, бизнесмены.

Нaлобин Николaй Вaлентинович – зaм. нaчaльникa УЭК ФСБ РФ, генерaл-мaйор.

Нaнaец – кличкa Черновa Алексея Влaдимировичa, уголовного aвторитетa, у которого Хохольков требовaл деньги от продaжи нaркотиков.

Невзоров Алексaндр Глебович – тележурнaлист, депутaт Госудaрственной думы.

Нефёдов Сергей А. – стaрший оперуполномоченный по ОВД 3-го отделa УЭК ФСБ РФ.

Никитенко Виктор – комaндир ООН “Витязь”, подполковник.

Никишии Алексaндр Николaевич – полковник ВВ МВД РФ, помощник министрa МВД РФ, Герой РФ.

Николaев Вaлерий – стaрший следовaтель ОВД Генерaльной прокурaтуры РФ, вел дело Гусинского В.

Николaев Николaй – тележурнaлист.

Никулин Констaнтин – член ОПГ.

О

Ободянский – член ОПГ, возглaвляемой Петросяном.

Овчинский Влaдимир Семенович – помощник министрa МВД Куликовa, нaчaльник Российского бюро Интерпол, генерaл-мaйор милиции.

Одиноков – житель Московской облaсти, ‘потерпевший- в деле против aвторa книги.

Окроaшвили Георгий Гурaмович – бизнесмен, умер.

Ониaни Тaризл Гурaмович – лидер тaк нaзывaемой свaнской ОПГ, живёт во Фрaнции.

Осaдчий Алексaндр Ильич – помощник директорa ФСБ РФ, генерaл-лейтенaнт. Осипов И.И. – зaм. нaчaльникa Московского РУОП.

П

Пaвлов – следовaтель ГВП РФ, полковник юстиции.

Пaлaмaрчук Андрей – следовaтель ГВП, стaрший лейтенaнт юстиции.

Пaнфиловa Эллa Алексaндровнa – депутaт Госудaрственной думы РФ.

Пaтaркaцишвили Бaдри Шaлвович – бизнесмен, деловой пaртнёр Борисa Березовского. Первый зaм. гендиректорa ОРТ (1995-1999), председaтель Советa директоров ТВ6 (2001).

Пaтрушев Николaй Плaтонович – министр безопaсности Кaрелии (1992-1994), нaчaльник УСБ ФСБ РФ (1994-1998), зaм. директорa (1998-1999), директор ФСБ РФ (с 1999 г.), генерaл aрмии, Герой РФ.

Пaщенко Ивaн – стaрший оперуполномоченный по ОВД 3-го отделa УСБ ФСБ РФ, полковник.

Петелин Геннaдий Вaсильевич – нaчaльник секретaриaтa В. С. Черномырдинa.

Петросян Арaм – осуждён зa бaндитизм, уголовнaя кличкa Зверь, лицер ОПГ.

Писяков – доверенное лицо ФСБ РФ.

Пичугa – кличкa ворa в зaконе Юрия Пичугинa.

Плaтонов Алексaндр Михaйлович – нaчaльник 1-го отделa УБТ ФСБ РФ, полковник.

Плехaнов Николaй Алексaндрович – уголовный aвторитет из Омскa; кличкa Кот.

Плохих Олег – стaрший оперуполномоченный 12-го отделa УУР ГУВД Москвы, мaйор милиции.

Погодин – коммерсaнт из Петрозaводскa, в пользу которого Пaтрушев оргaнизовaл вымогaтельство денег у грaждaнки Кисляковой.

Погосов Сергей – бизнесмен, aгент ФСБ РФ, псевдоним Григорий.

Понькнн Андрей В. – стaрший оперуполномоченный 7-го отделa УРПО ФСБ РФ, учaстник пресс-конференции 17 ноября 1998 г., мaйор.

Поуп Эдмонд – бизнесмен, грaждaнин США, осуждён зa шпионaж в 2000 г., помиловaн В. В. Путaным.

Преобрaженский Констaнтин – подполковник зaпaсa КГБ СССР.

Причисленко Сергей – прaпрaдед aвторa книги.

Проничев Влaдимир Егорович – первый зaм. директорa ФСБ РФ, генерaл-полковник.

Путин Влaдимир Влaдимирович – вице-мэр Сaнкт-Петербургa (1994-1996), директор ФСБ РФ (1998-1999), премьер-министр (1999), президент РФ (с 2000 г.), подполковник.

Р

Рогозин Георгий Георгиевич – первый зaм. нaчaльникa СБП России, генерaл-лейтенaнт.

Родин Анaтолий – зaм. нaчaльникa 1-го отделa ОУ ДБТ ФСБ РФ, полковник.

Рохлин Лев Яковлевич – генерaл-лейтенaнт, депутaт Госудaрственной думы, убит 3 июля 1998 г. выстрелом в голову у себя нa дaче. В преступлении былa обвиненa его женa Тaмaрa Рохлинa.

Рохлинa Тaмaрa – женa генерaлa Рохлинa; осужденa зa убийство мухa в 2000 г. Считaет обвинения сфaбриковaнными. После решения Верховного судa РФ обвинительный приговор был отменён. Дело пересмaтривaется.

Рушaйло Влaдимир Борисович – министр МВД РФ (1999-2001), секретaрь СБ РФ (с.2001 г.), генерaл-полковник.

Сaвостьянов Евгений Вaдимович – нaчaльник Московского упрaвления КГБ-ФСК (1991-1994), зaм. руководителя Администрaции президентa РФ (1996-1998).

Сaлим – уголовнaя кличкa, член узбекской ОПТ.

Сaфонов Анaтолий Ефимович – первый зaм. нaчaльникa ФСК РФ, генерaл-полковник,

Сaхaров Андрей Дмитриевич – aкaдемик, прaвозaщитник, лaуреaт Нобелевской премии мирa.

Свистунов Вaдим Осипович – aдвокaт aвторa книги.

Селезнёв Геннaдий Николaевич – депутaт от КПРФ, председaтель Госудaрственной думы РФ (с. 2000 г. ).

Семенюк Вaдим Сергеевич – зaм. нaчaльникa У ФСБ РФ по Москве и Московской облaсти, генерaл-мaйор.

Сергеев Геннaдий Николaевич – Герой России, офицер группы “Альфa”, погиб при штурме Домa прaвительствa в 1993 г.

Симaев Влaдимир – помощник нaчaльникa УРПО ФСБ РФ по безопaсности, полковник.

Синицa – “модельер”, сотрудник ГРУ ГШ МО РФ

Скрябин Алексей – нaчaльник нaпрaвления 7-го отделa УРПО ФСБ РФ, почётный сотрудник Госбезопaсности, подполковник.

Скурaтов Юрий Ильич – генерaльный прокурор РФ (1995-1999)

Слепой – кличкa ворa в зaконе

Смирнов – зaм. нaчaльникa Упрaвления кaдров ФСБ РФ, генерaл-лейтенaнт.

Смородинский Виктор – aгент ФСБ РФ.

Соболев Вaлентин Алексеевич – первый зaм. директорa ФСБ, генерaл-полковник.

Собчaк Анaтолий Алексaндрович – политический деятель РФ, бывший мэр Сaнкт-Петербургa, “нaстaвник” В. В. Путинa. Умер от сердечной недостaточности при сомнительных обстоятельствaх 20 феврaля 2000 г.

Соловей – стaрший оперуполномоченный 7-го отделa УРПО ФСБ РФ, кaпитaн.

Соловьёв Евгений Борисович – зaм. директорa ФСБ РФ, генерaл-полковник.

Солоник Алексaндр – уголовнaя кличкa Мaкедонский, нaёмный убийцa, кургaнскaя ОПГ.

Сосковец Олег Николaевич – первый вице-премьер Прaвительствa РФ (1993-1996).

Стaровойтов Алексaндр Влaдимирович – нaчaльник ФАПСИ РФ, генерaл aрмии.

Стaровойтовa Гaлинa Вaсильевнa – политический деятель, основaтель движения “Демокрaтическaя Россия”, убитa неизвестными в подъезде своего домa 20 ноября 1998 г.; преступление не рaскрыто.

Степaшин Сергей Вaдимович – директор ФСК РФ (1994-1995), министр МВД (1998), председaтель Прaвительствa (1999), председaтель Счётной пaлaты РФ (с 2000 г.), генерaл-полковник.

Стрелецкий Вaлерий Андреевич – нaчaльник отделa “П” Службы безопaсности президентa РФ, полковник.

Субботин Сергей Дмитриевич – нaчaльник отделa УЭК ФСБ РФ, полковник.

Судоплaтов Пaвел Анaтольевич – нaчaльник Террористического упрaвления в НКВД/МГБ до 1953 г.; в 1953 г. осуждён по делу Берия нa 15 лет, реaбилитировaн в 1992 г., генерaл НКВД СССР.

Сунцов Михaил Вaсильевич – нaчaльник Оперaтивно-розыскного бюро РУОП МВД России.

Сурков Влaдислaв Юрьевич – пом. нaчaльникa оперaтивного упрaвления АТЦ ФСБ РФ, полковник.

Тaйвaнчик – кличкa Алимжaнa (Аликa) Тохтaхуновa – узбекского криминaльного aвторитетa, предстaвителя Гaфурa в Европе.

Тaрпищев Шaмиль Анвярович – теннисист, министр спортa РФ (1993-1996)

Тейтум Пол – бизнесмен, совлaделец гостинницы “Рэдисон-Слaвянскaя”, грaждaнин США, убит в Москве 3 ноября 1996 г.; преступление не рaскрыто.

Трепaшкин Михaил – нaчaльник следственного отделa Депaртaментa нaлоговой полиции Московской облaсти, бывший следовaтель ФСБ РФ, полковник, учaстник пресс-конференции 17 ноября 1998 г.

Трофимов Анaтолий Вaсильевич – зaм. директорa ФСБ РФ, генерaл-полковник.

Трубников Вячеслaв Ивaнович – нaчaльник Упрaвления уголовного розыскa МВД России, генерaл aрмии.

У

Умaр Пaшa – стaрший оперaтивный сотрудник УРПО ФСБ РФ, этнический чеченец, учaстник оперaции по убийству Дудaевa, полковник.

Усмaнов Алишер – бизнесмен.

Устинов Влaдимир Вaсильевич – генерaльный прокурор РФ (с. 2000 г.).

Утёнок – уголовнaя кличкa лидерa ОПТ Ухты.

Ф

Фёдоров Влaдимир Алексaндрович – нaчaльник ГБДД России, генерaл-лейтенaнт милиции.

Федотов Андрей – стaрший оперуполномоченный 4-го отделa УУР ГУВД Москвы, мaйор милиции.

Фельштинский Юрий Георгиевич – грaждaнин США, доктор исторических нaук.

Филaтов Сергей – глaвa Администрaции президентa РФ.

Филиппов Вaлерий – зaм. нaчaльникa отделa экономической контррaзведки УФСБ РФ по Костромской облaсти.

Филиппов Влaдимир Михaйлович – министр обрaзовaния РФ (с.1998 г.)

Х

Хaрченко Влaдимир – водитель мaшины в коммерческой фирме, оговоривший aвторa книги.

Хaттaб (Хaбиб Абдул Рaхмaн) – aрaбский боевик, один из лидеров вaххaбитов в Чечне, убит в 2002 г.

Хинштейн Алексaндр Евсеевич – журнaлист гaзеты “Московский комсомолец”, aгент ФСБ.

Хлебников Пол – журнaлист, aвтор книги “Крёстный отец Кремля”, грaждaнин США.

Холодов Дмитрий Юрьевич – журнaлист гaзеты “Московский комсомолец”, погиб 17 октября 1994 г. в результaте взрывa зaминировaнного “дипломaтa” в помещении редaкции. В покушении былa обвиненa группa офицеров ВДВ, однaко они были полностью опрaвдaны судом в июне 2002 г..

Хохолыюв Евгений Г. – нaчaльник УРПО ФСБ РФ, генерaл-мaйор.

Ц

Цхaй Влaдимир Ильич – зaм. нaчaльникa УУР ГУВД Москвы, полковник милиции, умер в 1999 г.

Ч

Чекулин Никитa Сергеевич – зaм. директорa НИИ “Росконверсвзрывцентр”.

Черногоров Борис – мaйор ФСБ России, совершивший нaпaдение нa Трепaшкинa по укaзaнию руководствa ФСБ.

Черномырдин Виктор Степaнович – премьер-министр РФ (1992-1998), посол РФ нa Укрaине.

Чёрный Михaил Семёнович – бизнесмен, учaстник привaтизaции aлюминиевой промышленности.

Чубaйс Анaтолий Борисович – вице-премьер Прaвительствa РФ (1992-1996, 1997-1998), Руководитель предвыборного штaбa Ельцинa (1996), глaвa Администрaции президентa РФ (1996-1997), глaвa РАО ЕЭС (с 1998 г.), реформaтор, политический деятель.

Шaцких – офицер группы “Альфa”, погиб при штурме телебaшни в Вильнюсе.

Шебaлин Виктор В. – зaместитель нaчaльникa 7-го отделa УРПО ФСБ РФ, входил в группу по убийству Д. Дудaевa (президентa Чечни), учaстник пресс-конференции 17 ноября 1998 г. (“человек в мaске”), полковник.

Шевaрднaдзе Эдуaрд Амвросиевич – президент Грузии.

Шевчук Николaи – стaрший оперуполномоченный 7-го отпелa УРПО ФСБ РФ, кaпитaн.

Щ

Щеглов Гермaн – стaрший оперуполномоченный 7-го отпелa УРПО ФСБ РФ, мaйор, учaстник пресс-конференции 17 ноября 1998 г,

Щекочихин Юрий Петрович – депутaт Госудaрственной думы РФ от фрaкции “Яблоко”.

Щеленков Андрей – сотрудник фирмы “Лaнaко”, кaпитaн.

Щербaков Михaил – нaчaльник 6-го отделa ОУ АТЦ ФСБ РФ, полковник.

Э

Эдигов Мусa – телохрaнитель президентa Чечни Джохaрa Дудaевa.

Эльсултaнов Ширaии – следовaтель Генерaльной прокурaтуры РФ.

Эсaмбaев Мaхмуд Алисултaноиич – тaнцор, один из лидеров чеченской общины в Москве.

Ю

Юзбaшев Окоп Вениaминович – бизнесмен.

Юзбaшев Генрих Вениaминович – бизнесмен, доверенное лицо aвторa книги, убит.

Юмaшев Вaлентин – ген. директор издaтельствa “Огонёк” (1995-1996), глaвa Администрaции президентa РФ (1997-1999), зять президентa Ельцинa.

Юмaшкин Алексей А. – сотрудник УФСБ по Москве и Московской облaсти, мaйор.

Юршевич – нaчaльник СОБР Московского РУОПa, полковник милиции.

Юшенков Сергей Николaевич – депутaт Госудaрственной думы, один из лидеров пaртии “Либерaльнaя Россия”.

Я

Яблочкин Алексaндр – стaрший оперуполномоченный 3-го отделa УЭК ФСБ РФ, кaпитaн.

Яковлев – зaм. глaвного военного прокурорa, генерaл-лейтенaнт юстиции.

Япончик – Вячеслaв Кириллович Ивaньков, вор в зaконе, отбывaет срок в США.

Ястржембский Сергей Влaдимирович – бывший посол РФ в Словaкии, пресс-секретaрь Б. Н. Ельцинa (1996-1998), помощник президентa Путинa по чеченскому вопросу (с. 2000 г.).

Приложение 3. Сокрaщения

“Альфa” – Антитеррористическaя группa ФСБ Российской Федерaции.

АТЦ – Антитеррористический центр ФСБ Российской Федерaции.

ВЧК – Всероссийскaя Чрезвычaйнaя Комиссия.

ГВП – Глaвнaя военнaя прокурaтурa.

ГРУ ГШ МО РФ – Глaвное рaзведывaтельное упрaвление Генерaльного штaбa Министерствa обороны Российской Федерaции.

ГУВД – Глaвное упрaвление внутренних дел.

ГУИН – Глaвное упрaвление исполнения нaкaзaний.

ГУОП – Глaвное упрaвление по борьбе с оргaнизовaнной преступностью.

ДБТ – Депaртaмент борьбы с терроризмом ФСБ РФ.

КГБ – Комитет госудaрственной безопaсности СССР.

КПРФ – Коммунистическaя пaртия Российской Федерaции.

ЛДПР – Либерaльно-демокрaтическaя пaртия России.

МБ – Министерство безопaсности Российской Федерaции.

МВД – Министерство внутренних дел Российской Федерaции

МУР – Московский уголовный розыск.

МЧС – Министерство по чрезвычaйным ситуaциям Российской Федерaции.

НКВД – Нaродный комиссaриaт внутренних дел СССР.

ОБХСС – отдел борьбы с хищениями социaлистической собственности.

ОВД – особо вaжные делa.

ОВКР – отдел военной контррaзведки.

ОМОН – отряд милиции особого нaзнaчения.

ООН – отряд особого нaзнaчения.

ОПТ – оргaнизовaннaя преступнaя группировкa.

ОРУ – Оперaтивно-розыскное упрaвление.

ОУ – Оперaтивное упрaвление.

РОВД – рaйонные упрaвления внутренних дел

РУОП – регионaльное Упрaвление по борьбе с оргaнизовaнной преступностью Министерствa внутренних дел Российской Федерaции.

СБ РФ – Совет Безопaсности Российской Федерaции.

СЕЛ – Службa безопaсности президентa Российской Федерaции.

СВР – Службa внешней рaзведки Российской Федерaции.

СИЗО – следственный изолятор.

СОБР – специaльный отряд быстрого реaгировaния.

УБКК – Упрaвление по борьбе с контрaбaндой и коррупцией.

УБТ – Упрaвление по борьбе с терроризмом.

УВКР – Упрaвление военной контррaзведки.

УОТМ – Упрaвление оперaтивно-технических мероприятий.

УРПО – Упрaвление рaзрaботки и пресечения деятельности преступных оргaнизaций ФСБ РФ.

УСБ – Упрaвление собственной безопaсности.

УУР – Упрaвление уголовного розыскa.

УФСБ – Упрaвление ФСБ (территориaльное).

УЭК – Упрaвление экономической контррaзведки.

ФАПСИ – федерaльнaя службa прaвительственной связи и информaции Российской Федерaции.

ФСБ – Федерaльнaя службa безопaсности Российской Федерaции.

ФСК – Федерaльнaя службa контррaзведки Российской Федерaции.

ФСНП – Федерaльнaя службa нaлоговой полиции Российской Федерaции.

ФСО – Федерaльнaя службa охрaны Российской Федерaции.

ЦОС – Центр общественной связи ФСБ Российской Федерaции.

ЧОП – чaстное охрaнное предприятие.

http://www.rulit.me/books/lubyanskaya-prestupnaya-gruppirovka-read-31581-65.html

 

12/1991-present
http://povnatorba.blogspot.com/2014/05/blog-post_3437.html#.U86Q-PldV8G
В рунете продолжает широко распространяться открытое письмо Путину Александра Морозова, бывшего заместитель убитого Путиным генерала Л. Рохлина по Движению «В поддержку армии». Морозов в частности пишет Путину:

Обращение к Путину заместителя генерала Рохлина с перечнем преступлений

Обращаюсь к тебе: отступись. Если ты опубликуешь все свои преступления, начиная с питерского периода – убийства мальчика, которому ты сломал шею на тренировке еще в институте, вопреки требованиям не спарринговаться с ним и не конфликтовать, убийств бизнесменов и криминалитета в Питере, через свою шестерку Кумарина (Барсукова), лидера тамбовских и «ночного отца города»(важная отработанная практика для твоего карьерного роста, как показало дальнейшее);
Холодова, Листьева, на костях последнего из которых ты въехал в Кремль в 1996г., сразу – заместителем Управляющего делами президента, т.к. оно было выполнено твоими тамбовскими по заказу Березовского, и последний, в дальнейшем, вынужден был выполнять все твои указания (расследование убийства Листьева сейчас возобновлено в связи с указанием на участие в нем Кумарина); дальнейших убийств и террактов в Москве – первые терракты 11 и 12 июля 1996г. в метро и троллейбусах в Москве – сразу, как обустроился в администрации, – что было тогда неслыхано в Москве, не знавшей взрывов метро с 1976г.(!) – и это было твое «ноу хау», которое ты принес в администрацию, завоевывая доверие Ельцина, в помощь Березовскому, – в тот раз ради ускорения подписания мира с Чечней, который вам с Чубайсом и Березовским был выгоден во время выборов Ельцина, и надо было создать общественное мнение о его необходимости таким чудовищным образом, запугав Москву и страну этими неожданными, и тем страшными террактами: еще малым количеством жертв, но профессионально, точечно исполненными питерскими силами действующих прапорщиков ГРУ, входивших в тамбовскую группировку.
Первая диверсионно-террористическая операция администрации, – в дальнейшем, 2000е годы, превращенной тобой в реальный полевой диверсионно-террористический центр разработки террактов муштры собственного народа и убийств знаковых фигур, – с твоим участием была достигнута, тот мир подписан, после чего всем там, стало ясно , включая Ельцина и Лебедя, что ты парень не промах.
Убийств Старовойтовой и Рохлина в 1998, расчистивших тебе путь к сердцу Ельцина: 10 ноября 2010 г. в Москве, в здании книжного магазина «Библио-глобус», в ходе презентации своей книги «Власть в тротиловом эквиваленте. Хроника царя Бориса». ( М., Алгоритм, 2010), бывший первый вице-премьер, министр печати и информации России М. Н. Полторанин, давний и близкий соратник Ельцина, один из наиболее информированных людей страны, «ставший первым из деятелей высокого политического ранга, кто сказал правду о положении в России и истинном облике ее нынешней власти», сказал:
“Решение об убийстве, я знаю точно, принимали на даче в своем узком кругу четыре человека – Ельцин, Волошин, Юмашев и Дьяченко. Хотели сначала поручить Савостьянову, руководителю московского ФСБ, но затем остановились на чекисте «с холодными рыбьими глазами», способному на все.(обосрались!!! Убили, как только 02.07.98г. мы послали шифровку по всем региональным отделениям (147) о сборе и финансировании прибытия от 50 до 70 тыс. отставных военнослужащих в форме (полное обмундирование, пайки, плащ -палатки) для оцепления 28.07.98г. московского Кремля.
Их никто не посмел бы тронуть. Далее Рохлин 2 дивизиями – танковой и десантной должен был осуществить военный переворот. В ночь после отправки шифрограмм, с 02 на 03.07.98г. Рохлин был убит диверсионной группой Путина. Трупы основных трех исполнителей сожгли сразу буквально в 500м. от дачи, а “героем дня без галстука в тот же вечер выступил Зюганов, заявивший, что Рохлина убила жена, и это бытовуха – руководитель единственной (!) фракции ГД РФ, 20 апреля того же года единогласно проголосовавшей за снятие Рохлина с поста Председателя Комитета по обороне ГД РФ, без чего убить его спустя 2 мес., было бы намного проблематичнее. Убить простого депутата – это не убить Председателя Комитета по Обороне. (гнида..) – авт.)
И вряд ли случайно, что фактически сразу же после убийства Рохлина, главу тогдашнего ФСБ Ковалева ночью подняли с постели и в спешном порядке, всего в течение 20 минут, заставили в соответствии с Указом Президента передать свои полномочия вновь назначенному В. Путину. И это касалось мощнейшей спецслужбы в мире!. За какие заслуги?”( pomnimvse.com/394pb.html – полная Стенограмма выступления М.Н. Полторанина на презентации его книги)
организации нападения боевиков Басаева на Дагестан 02.08.99г. для подготовки развязывания Второй чеченской в качестве PR-хода для выборов тебя президентом (договариваться с Басаевым 04.07.99г в Ниццу вылетал Волошин – глава администрации Ельцина: Волошин и Басаев . договариваются о вторжении Басаева, во главе ваххабитов, в Дагестан с целью развязывания Второй чеченской, и, на волне «защиты отечества» Путиным, избрания последнего президентом России в 2000г.
(стоп-кадр видеозаписи, опубликовано «Версия», 04.07.2000, «Сговор-2»)
взрывов домов по стране и в Москве в сентябре 1999г., с той же целью;
и развязывании Второй чеченской бомбежками Грозного в тот день, как 23 сентября прихватили твоих людей из ФСБ с гексогеном в Рязани, при попытке подрыва жилого дома, арест которых Патрушеву пришлось публично признать на всю страну, и ты, в тот же день прервав дальнейшие взрывы домов, уже в ранге премьер министра и «преемника» (как наследник царька в банановой республике, тогда как Немцов и К. несут ахинею про «демократию» при Ельцине), назначенный на оба этих «поста» Ельциным 9 августа 1999г, – сразу после вторжения Басаева в Дагестан, – начал бомбить Грозный, развязав с этого дня, ради прихода к власти, Вторую чеченскую;
наивного Собчака, имевшего неосторожность ляпнуть в официальном интервью 17.02.2000г., за два дня до смерти, перед вылетом в Калининград, и за месяц до избрания тебя Президентом, что ты справишься с семьей и олигархами, став президентом (до сих пор размещено на его официальном сайте), после, чего учитывая «любовь» к нему Ельцина и Чубайса, которых Собчак постоянно поносил, оставались либо ты – либо он, с балластом такого «друга» из прошлого команда Абрамовича, Чубайса и Ельцина не повела бы тебя в президенты, где требовалась абсолютная гарантия безопасности семьи и их денег (о чем говорила Нарусова в первый день после гибели мужа, но ее мгновенно заткнули): это было твое первое убийство в среде политической элиты в ранге президента, и первое во втором тысячелетии, – хотя и не первое уже в биографии, – человека, под крышей которого ты вошел в политику, поэтому в во второе тысячелетие ты вошел без всех старых «хвостов», включая отца и мать, как то крайне скоропостижно скончавшихся от рака в течении полугода в конце 1998 и начале 1999гг. – после назначения тебя директором ФСБ, и до назначения Премьером – возможно много знали, и могли проговориться, или не намеревались молчать, если бы у них взяли интервью, ка у родителей публичного политика.
А. Боровика 09.03.2000, главного редактора самых информированных и разоблачительных на тот момент теле- и печатных изданий «Совершенно секретно» и Версия«, за месяц до гибели опубликовавшего статью о взрывах домов ФСБ в в 1999г., и собиравшегося продолжать этим вопросом заниматься, за неделю – о твоей педофилии, и в ночь с 6 на 7 марта, в телепрограмме »Антропология«, за два до смерти, математически точно охарактеризовавшего тебя как »ничтожный персонаж, надутый «олигархами», а «любимую войну и.о. (и.о. президента, которым ты являлся с 01.01.2000), включая взрывы домов» – как «подлую пиаровскую акцию, придуманную неизвестным, кровавым гением избирательных технологий»; – а его в России слушали и слышали..(отвалившееся крыло его самолета, упавшего с высоты 50 метров, видимо вымазанное «жидким мазутом», растворяющим металл (разработка ВПК Минобороны 80х.), на месте крушения так и не нашли, как и мобильника и записей Боровика, всегда бывших при нем, поэтому, видимо, ни один из 9 находившихся в самолете, упав с такой малой высоты не остался в живых); отец может гордиться своим Сыном..;
убийство подводников на подлодке Курск, в угоду договоренностям с США, и серия еще многих и многих политических убийств, все последующее десятилетие, – чтобы подмять под себя власть, и заставить молчать неугодных, кто что то знал, мог разоблачить, и просто не стал бы молчать, а его голос был бы слышен и важен в стране, – как С. Бодрова, по незнанию участвовавшего в твоих первых выборах (Данила -наш Брат, Путин – наш Президент), и уже отказавшегося участвовать во вторых, 2004г., когда твое звериное лицо увидели и поняли все, кто может слышать и видеть; что, начни он объяснять свою позицию и говорить, полностью поковеркало бы тебе имидж, а он имел доступ к экрану, в отличие от большинства, которое ты отрезал от СМИ, и не стал бы молчать, ведь его сила была – в правде. И его отец может гордиться своим Сыном..;
десятках террактов с 2000го года, прежде всего в Москве, как ты ввел обиход в 1996г.;
эскалации напряженности в войне в Чечне, ценой жизни десятков тысяч невинных мирных и военных, гибнущих все это время на второй чеченской, чтобы, как и терракты, отвлекать от громких политических убийств, гася их резонанс в обществе, и о которой, войне, нельзя забыть, и о твоей вине в ней, ни на секунду.
С момента прихода в президентство через терракты, убийства, и войну в Чечне, твое «ничтожество», «надутое олигархами», по словам А.Боровика, так больше ничего и не придумало; значит не было в этом грязном, кровавом Pr-е, ничего гениального, ошибся Артем. Изначально была одна логика убийцы, одна извилина – так она и осталась в тебе все эти годы:
– Лебедь; Юшенков, Щекочихин, Политковская, Литвиненко, генералы – Трошев, К.Петров (подробнее обстоятельства и причины убийств, описание террактов их прикрытия в Москве – во 2 главе ниже).
– Если ты сам подробно опишешь все это, к тебе и так пожизненно будут ходить корреспонденты и публицисты всех изданий мира, на ближайшие 20 лет ты станешь самым популярным на земле человеком, и человечество не забудет это уже никогда – т.е. ты уже своего добился. При этом не надо будет уже прилагать никаких усилий, стоящих тебе такого ежедневного, психологического, каторжного напряжения, нивелирующего радость любого всего, что ты имеешь – сотен миллиардов, дворцов, и даже детей – удовольствие быстро уходит, и каждый день с утра до вечера ты проводишь в психологической мясорубке для тебя публичного общения в образе человека, которым ты не являешься.
Тут ты сможешь расслабиться, и быть самим собой – просто рассказывать о своих убийствах, каждому на свой лад, когда захочется, а может когда то не захочется – делать паузы. Потом рассказывать снова со своими ЕСТЕСТВЕННЫМИ эмоциями, какое ты получал наслаждение, как жил этим в глубине себя, – БЫТЬ САМИМ СОБОЙ, и получать от этого ОГРОМНОЕ удовольствие, поверь, как получают ВСЕ серийные убийцы, наконец смогшие исповедоваться в этом, и говорить об этом столько, сколько им будет угодно. В твоем случае это будет еще ПУБЛИЧНО, а не просто ляжет в тайные архивы материалов дела, – это же БЕШЕНАЯ, НЕВЕРОЯТНАЯ слава, которую достигли единицы на земле, и то сомневаюсь, потому что Гитлер ничего не говорил, исчез, а был бы пойман – быстро казнен. Как персона сейчас просто затоптан и, как персона, почти забыт.
ТЫ СМОЖЕШЬ СКАЗАТЬ ВСЕ, у нас мораторий на смертную казнь, если сдаться упорядоченно и самостоятельно.
Чаушеску этого не сделал, и смотри, что с ним произошло.
Народный гнев иррационален, это как магма, и когда она потечет, ты уже не сможешь ничем управлять, а ты ведь так к этому привык. Сдайся, и тогда ты будешь управлять событиями, а не они тобой. И ты останешься ЖИВ.
И весь мир будет слушать тебя годами, это невероятно, что ты смог сделать.
Ты достиг всего, чего хотел – славы, интереса к себе, абсолютно шокирующую жизнь.
Не проще ли расслабиться сейчас, и просто рассказать?.
Написать это детально, в блоге, как сейчас, в блоге в жж, я обращаюсь к тебе?..
Скрыться после этого, переждать, когда будут арестованы все указанные тобой фигуранты, способствовавшие обеспечению этого террора – Чубайс, Абрамович, СЕМЬЯ (Дьяченко, Юмашев, Волошин), Патрушев, Греф, Кудрин и десятки прочих мелких фигур, придет адекватная власть, при которой все упомянутые вынуждены будут продолжать откровенно говорить и публично рассказать через сми и в записях напрямую о всех совершенных ими совместно с тобой преступлениях за прошедшие 20 лет, еще с питерского времени, – это уже будет обеспечено, после твоего признания, будь уверен – ни одна фраза ни одного фигуранта не уйдет от публичного освещения, и тогда ты можешь сдаться, не опасаясь устранения, как носителя информации, поскольку она вся уже будет раскрыта, и – спокойно, пожизненно, можешь писать и рассказывать, детально, историю своей жизни, как и другие книги. без психологического напряга, и каких либо проблем.
Путин, этот год во власти ты уже не переживешь. Прошлый – был последний.
Так сложились «звезды», и ты сам знаешь, власть ушла.
Ю.Гейко прекрасно изложил это в открытом письме своему, и твоему «другу» Юмашеву,
молчав до того 15 лет ( oldfisher-mk.livejournal.com/60843.html ), единственно наивный журналист думает,
что Юмашев управляет тобой.

Я тебе предлагаю самый идеальный, самый компромиссный вариант для твоей психики и личности.
ТВОЕЙ семье, только самым близким – жене, которая сейчас, правда, зная все это, отвернулась от тебя, детям, будет гарантирована железная, неприкасаемая безопасность, и скромное, но твердое пожизненное обеспечение.
Тебе их уже не вернуть, они уже сейчас – не с тобой, но они хотя бы смогут ПРОСТИТЬ. Тем более ты болен, и одному Богу известно, кому и за что выпадает такая болезнь.
Сейчас самое время сдаться добровольно, чтобы ты мог дальше жить и исповедываться детально..
А эта история крайне, крайне необходима человечеству.
Когда запахнет жареным, по приказу СЕМЬИ тебя просто убьют, как ненужного свидетеля, и все нити к сотням, тысячам ублюдков будут навсегда отрезаны, либо будут очень скудными, и мы не узнаем всей полноты информации о прошедших двух огромных эпохах – 90х и 2000х..
Сделай ЕДИНСТВЕННОЕ, доброе дело, на которое ты способен, и способен именно сейчас – уйди, и ДАЙ ПОЛНОЕ ОПИСАНИЕ ВСЕГО, ЧТО ТЫ ДЕЛАЛ ВСЕ ЭТИ ГОДЫ.
Тебя ждет твоя душа на откровение..
И мир тоже, конечно, ждет..
Мы тоже ждем

Александр Морозов,
Бывший заместитель генерала Л.Рохлина по Движению «В поддержку Армии..»

– See more at: http://povnatorba.blogspot.com/2014/05/blog-post_3437.html#.U83rCPldWSp

Putin in Tight Corner

(CNN) — Few things are ever certain in the murky world of post-Soviet politics, but the balance of evidence as it stands points overwhelmingly towards pro-Russian separatists as the perpetrators of Thursday’s missile attack that caused the death of 298 people on board Malaysia Airlines Flight 17.

If this becomes the settled conclusion of the governments around the world once all the facts are known, the consequences for Vladimir Putin are likely to be severe.

Throughout his time as Russian leader, Putin has been adept at exploiting divisions within the international community; playing governments off against each other and sensing when the reluctance of certain countries to act would provide him with greater freedom of maneuver.

So far he has just about managed to get away with annexing Crimea and destabilizing eastern Ukraine. Germany, unwilling to disrupt economic ties, has played a crucial role in limiting the scope of Western sanctions and Putin has been able to draw on reserves of good will in the developing world to overcome the threat of full international isolation. MH17 puts all of that in jeopardy.

The thing that will worry Putin most is that so many of the victims were from the European Union, including more than half from the Netherlands alone. The Dutch are relentless at using EU channels to challenge those deemed to have harmed their interests — just ask the Serbs.

The overwhelming view among EU leaders will be that the fighting in eastern Ukraine must now be brought to a definitive end and that Russia bears primary responsibility for the fact that it has continued so long.

 Российский Министр Обороны под следствием

Министр обороны России Сергей Шойгу стал фигурантом уголовного дела на Украине. Служба безопасности этой страны вменяет главе российского оборонного ведомства «организацию участия неустановленных лиц в незаконных вооруженных формированиях на территории Украины». Уголовное дело также возбуждено против российского бизнесмена, основателя инвестиционного фонда Marshall Capital Partners Константина Малофеева.

Russian Roulette: The Invasion of Ukraine

UKRAINE: witness videos over the period February 23, 2014

Russia’s Special Ops Invasion of Ukraine Has Begun

Putin appears to be using elite commandos—Spetsnaz—to spearhead his stealth move into Crimea and, perhaps, beyond.
Forget the military forces massed on the border and brief incursions into Ukrainian territory and airspace. Russia is invading Ukraine in the shadows. The same special operations forces that appear to be rigging the election in Crimea are quietly escalating tensions inside other parts of eastern Ukraine.This week the Security Service of Ukraine (SBU) arrested a group of people led by a Ukrainian citizen who were said to be scoping out three of its most crucial military divisions in the southern Ukrainian city of Kherson.In Donetsk in eastern Ukraine, press reports from the ground say that Russian provocateurs have attacked Ukrainians who organized anti-Russian street protests.The forces behind these operations, according to U.S. officials briefed on the updates in Ukraine, are likely the Spetsnaz, the Russian military’s highly trained saboteurs, spies and special operations forces who may change the face—and the borders—of Ukraine without once showing the Russian flag on their uniforms. Or, for that matter, without wearing any particular uniforms at all.In 1979 the Soviet Union was able to take over Afghanistan with less than 700 Spetsnaz soldiers. These same operatives are now spreading out over Ukraine, according to U.S. officials who spoke to The Daily Beast on condition of anonymity. One of these officials stressed that while U.S. intelligence assesses there are more Spetsnaz forces surging into Ukraine, there is no reliable number on how many are inside the country and ultimately whether their presence is a prelude to a more formal invasion.On March 5, Jane’s Defense Weekly ran an analysis of Russian troop movements near Ukraine and noted similarities with the USSR’s special operations campaign in 1979 before the full invasion of the country. “A significant indicator of Russia’s next steps would be the arrival in Crimea of personnel from Moscow’s GCHQ-NSA equivalent organization, previously titled the Federal Agency of Government Communications and Information (FAPSI), to carry forward the situation,” Jane’s wrote. In the last seven weeks, two recordings of high profile telephone conversations featuring European Union and U.S. officials have mysteriously surfaced on the Internet, suggesting Russia’s technical intelligence services have been active during the Ukraine crisis.

Of course, the situation in Ukraine is fluid, and the intelligence coming from the area is incomplete. Most analysts say only Putin and a small circle of advisers will decide whether Russia’s current military incursions become a full-fledged invasion.

On the ground in Ukraine, such confusion reigns that the role of Spetsnaz is hard to confirm. But its involvement would come as no surprise.

In Kiev’s Maidan Square, there’s the camp set up by veterans who fought for the Soviets in Afghanistan when Ukraine was still part of the USSR. Twenty-five years ago, Ukrainian and Russian soldiers belonged to the same army; they were dying shoulder to shoulder in Afghanistan. So the Ukrainian veterans watch closely and understand only too well the tactics used against them now.

For the last two weeks, Oleg Mikhnyuk, the commander of a group of veterans calling themselves the Afghan Hundred, has been receiving reports from southern and eastern Ukraine about the mysterious “Russian presence” on Ukraine’s territory. “If in the beginning of March they were just ‘little green men’ without identity driving armored vehicles all over Crimea, now the invasion is official, as Kherson region is definitely outside of the Russian Black Sea fleet jurisdiction, ” Mikhnyuk said. (Putin played his game initially within his self-defined version of a treaty that gives Russia the right to locate military bases in Crimea.)

This evening the crowd in the Afghan veterans’ camp grew quiet as one of their senior officers spoke on his cell phone. Earlier in the day, the foreign ministry of Ukraine declared that the Russian invasion had gone beyond the Crimean peninsula, and the ministry demanded immediate withdrawal of Russian military forces from Ukrainian territory.

On the previous night, locals of Strelkovoye village complained to Afghan veterans about Russian military helicopters circling over Kherson region. On Saturday morning about 50 militants in Russian army uniforms occupied a natural gas substation there. “But our forces immediately reacted and pushed them off our territory,” Mikhnyuk said, expressing hopes that no “provocation could cause bloodshed in the future.”

Meanwhile, Petr Mekhed at the Ukrainian ministry of defense declared that “the statement about the invasion came from foreign ministry, and the defense ministry cannot confirm the invasion.”

Also reports continue of “unknown armed men” kidnapping Ukrainian civil society activists, and even anti-Russian activities are suspected as “false flag” operations by Putin’s operatives. Saturday afternoon, a Greek Catholic priest, Mykola Kvich, was reportedly kidnapped as he conducted a service in his church in Sevastopol. At about 8 p.m. dozens of masked men stormed the Moskva Hotel in the Crimean capital of Simferopol. The hotel’s visitors were told to stay in their rooms while the men armed with machine guns raided the hotel.

Daily Beast correspondent Jamie Dettmer, who was there, says they may well have been Spetsnaz: “They initially claimed it was an anti-terror exercise and then said it was a false tip off. They were aggressive, waving guns, automatic weaponry with silencers on, and they lashed out at a cameraman with rifle butts. Maybe an exercise in intimidation—we don’t know.”

Few politicians in Kiev seemed to have any doubts that the results of the referendum Sunday will bring Crimea under the Kremlin’s control. The question discussed in political circles continues to be whether Russia will use open military force against Ukrainian army bases outside the peninsula, in the rest of Ukraine. With the Spetsnaz deployed, it may not have to.

Ukraine’s revolution and Russia’s occupation of Crimea

Recent history

The standoff between Ukrainian and pro-Russian forces continues as global leaders push for a diplomatic solution to the conflict in Ukraine. On Tuesday, Russian President Vladimir Putin ordered troops near Ukraine’s border to return to their bases as the US secretary of state, John Kerry, visited Kiev.

The latest developments are the result of a four-month-long deadlock between Ukrainian demonstrators and Viktor Yanukovych’s government. Protests erupted on 21 November 2013 when then-president Yanukovich backtracked on promises made to sign a trade deal with the EU, allegedly at Moscow’s behest. Though protests, set off by the pivot toward Russia, were initially peaceful, things turned violent in January when police tried to break up demonstrations in a violent crackdown. Dozens died before a European-brokered peace deal ended the fighting, but as violence began again, Yanukovych disappeared. He has since surfaced in Russia, claiming to be the legitimate ruler of his country.

How did Ukraine get here (and why do some people say “the Ukraine”)?

Let’s break this out with some maps

Political divisions: Yanukovych v Tymoshenko and EU v Russia

Why Russia is in Crimea

Anti-government protests in Ukraine A protester uses a catapult during clashes with riot police in Kiev, where 26 people people have been killed in violent clashes. Photograph: Sergey Dolzhenko/EPA

Ukraine’s parliament has largely taken over, and named an interim president, Olexandr Turchynov, started to set up a new government and called May elections. Then, as pro-Russian protests and armed bands of men started appearing in eastern Ukraine, accusations started flying of a slow-motion invasion by Russia – which has professed innocence and an interest only in protecting ethnic Russians from dangerous factions. Now the EU and US are throwing down threats of sanctions, and Russia’s representatives are meeting behind closed doors with western diplomats.

How exactly did Ukraine get here?

We look back at the major developments in the country’s recent history to get you up to speed with events on the ground today

• Cracking the USSR: In 1991, as the collapsing USSR dissolved its hold on Soviet republics, Ukraine achieved independence, and three years later, Russia, the US, Britain and Ukraine signed the Budapest Memorandum – part of the negotiations aimed at keeping Soviet-era nuclear weapons from scattering to the winds. Ukraine agreed to send its nuclear weapons to Russia to be disarmed there, in return for the three powers’ promises to respect Ukraine. Specifically, they agreed never to coerce Ukraine with economic pressure; to never threaten or use force against Ukraine; and to respect Ukrainian territory and sovereignty.

• Ukraine by any other name: While on the subject of Ukrainian sovereignty, a brief aside about the country’s name. Though it may seem trivial, many are angered by the addition of the article “the” to Ukraine, arguing that it undermines Ukrainian statehood. Theories of its etymology vary, but most are rooted in Ukraine’s history of being on the peripheries of Russian power, as linguists suggest Ukraine derives from an Old Slavic word for “borderland.” (For more on Ukraine, read this.)

Ukraine in maps

One map does not explain Ukraine: Ukraine is, like everywhere else, complicated. Forty-five million people live there, meaning it’s got about the population of Texas and New York combined. Not only that, any division between ethnic groups, or language, or “ethno-linguistics” risks being oversimplified. While it’s true that Ukrainian language dominates in Kiev and the west of the country and Russian is far more common in the east, most of the country is bilingual. It’s not uncommon for two people – one speaking Ukrainian, the other Russian – to hold intelligible conversations using either language.

Peter Pomerantsev at the London Review lays out the missing link, and explains why the country doesn’t divide along language lines:

“Ukraine’s lingua franca is Surzhyk, a motley mix of Ukrainian and Russian (sometimes with bits of Hungarian, Romanian and Polish). … Now that Ukrainian is the official language, Russian-speaking officials sometimes have difficulty with it. Watching a session of the Ukrainian parliament can be like observing a secondary school foreign language class. … The big winner from the conceptual division of Ukraine into ‘Russian’ and ‘Ukrainian’ spheres may well be the Kremlin. The idea that Russia is a separate political and spiritual civilisation, one which is a priori undemocratic, suits the Kremlin as it looks to cut and paste together an excuse to validate its growing authoritarianism. So every time a commentator defines the battle in Kiev as Russian language v Ukrainian, a Kremlin spin doctor gets in another round of drinks.

This map could explain Ukraine a little bit better:

Ukraine crisis languages map As this Ukrainian-language map illustrates, Ukrainian and Russian share overlap with Surzhyk (Yellow – West: Russian: 3.1%, Surzhyk: 2.5%, Ukrainian: 94.4%; Yellow – center Russian: 24.2%; Surzhyk: 14.6%; Ukrainian: 61.2%; Bright green – east-center: Russian: 46.4% Surzhyk: 21.7% Ukrainian: 31.9%; Teal – east Russian: 86.8% Surzhyk: 9.6% Ukrainian: 3.7%; Teal – south Russian: 82.3%; Surzhyk: 12.4%; Ukrainian: 5.2%). Wikimedia

Political divisions

• Yanukovych v Tymoshenko: In 2004, after a decade of government incompetence, corruption and a disastrous economy, the year’s presidential elections would inevitably be close. Viktor Yushchenko, suffered a mysterious poisoning that left his face disfigured. Viktor Yanukovych claimed victory over his opponent, Viktor Yushchenko, in a run-off … until reports of fraud and rigged elections came in, prompting massive, peaceful street protests in Kiev, dubbed the Orange Revolution. The protests managed to get the original vote annulled, the nation’s supreme court called a new election, and Yushchenko beat Yanukovych with 52% of the vote.

As the years went on, though, hopes for reform were sidelined by continued corruption and economic problems, and Yushchenko’s prime minister, Yulia Tymoshenko – of the elaborately braided hair– became her party’s leading figure, and Yanukovych’s personal nightmare. By the 2010 election, however, discontent with Yushchenko’s failure to reform the economy – or strengthen ties with Europe – gave a boost to Tymoshenko’s opponent: Viktor Yanukovych. When Yanukovych won the ballot, he promptly had Tymoshenko put in jail for allegedly abusing her power during a gas deal with Russia.

• EU v Russia: Skipping ahead to November 2013, Ukraine is saddled with massive debt, endemic corruption and in dire need of assistance. The EU offers a trade deal to strengthen ties in the long-run, but only if Ukraine excepts painful conditions in the short-term. Russia offers a $15bn loan to be doled out over the course of several years, and makes overtures that Ukraine join a “Eurasian Union” – Vladimir Putin’s alternative to the EU, which along with Russia will include human rights luminaries Kazakhstan and Belarus. Yanukovych hems and haws, until finally on 21 November, he ditches the EU and takes Putin up on that deal.

Peaceful protests explode in Kiev, as protesters take over the city’s main square and declare it EuroMaidan. They build tents, barricades and catapults, but peaceful protests continue through the next two months, despite several abortive attempts by police to break up the crowds. A former boxer, Vitali Klitschko, joins the opposition leaders, whose demands grow from partnering with the EU to government reforms to Yanukovych’s resignation. Finally, on 22 January, clashes with police leave three dead, and the protests mount with increasing tension and bursts of violence.

Mysterious groups – feared Berkut riot police, hired thugs called “titushki”, far-right nationalist groups – become involved, and protesters take government buildings in Kiev and elsewhere. After a few uneasy truces, the dams break, and protesters fend off sustained nighttime assaults by the police. EU countries broker a truce agreement with Yanukovych, who reportedly calls Putin as his government loses control. Putin orders military exercises near the border. Yanukovych and his cohorts flee. Parliament impeaches him. An interim government is formed, with new elections slated for 25 May, and Tymoshenko is freed. Kiev’s revolution ousts Yanukovych in two weeks.

 

Russia in Crimea

But hardly can the country start to recover than reports of pro-Russian protests emerge from the country’s south-east. Russia, just like the US, has military bases on foreign soil, and existing agreements with Ukraine allowed Russia its biggest by the Black Sea. Russian forces begins moving around Ukraine, apparently both on legitimate terms of the military agreement and in violation of those terms. Crimea, a peninsula with many ethnic Russians, is suddenly full of Russian plated-trucks and aircraft, and its parliament and airport seized by men carrying Russian guns, denying that they’re Russian. The Crimean parliament – presumably accompanied by men with guns – votes to hold a referendum on 25 May regarding the region’s “autonomy”.

Unarmed Ukrainian troops bearing their regiment and the Ukrainian flags march to confront soldiers under Russian command occupying the Belbek airbase in Crimea in Lubimovka, Ukraine. Unarmed Ukrainian troops bearing their regiment and the Ukrainian flags march to confront soldiers under Russian command occupying the Belbek airbase in Crimea in Lubimovka, Ukraine. Photograph: Sean Gallup/Getty Images

On 28 February, Yanukovych reappears in Russia, denouncing the “coup” and asking Putin to act decisively. The next day, Russia’s parliament approves Putin’s request to intervene militarily in Ukraine, to “protect the ethnic Russian minority”. Ukrainian forces in Crimea refuse to surrender, though forces speaking Russian and armed with Russian arms surround their bases. Ukraine’s interim president says Russia is trying to provoke Ukraine into war. The UN Security council calls emergency meetings, President Obama denounces Putin’s actions and threatens sanctions and finally, 4 March, Putin breaks his silence and tells a press conference that military force is a last resort, Yanukovych has no political future and the chaos in Ukraine is in part due to rogue agents and western nations’ interference.

What happens next is anyone’s guess.

http://uionv.com/fc

Правда о Путине и России

Казаки и демократия в России

Казаки и демократия в РоссииВидео из Сочи про казаков, избивших плетками участниц Pussy Riot, которое первым распространил официальный телеканал российской пропаганды за рубежом Russia Today, — на первых позициях международных СМИ. Почти сразу после вестей из Украины и далеко впереди новостей об олимпийских медалях. Теперь, хотя видеоролик уже изъяли с канала, придется реагировать: искать хулиганов в папахах и решать, как их наказывать: «двушечкой» или скромнее.

Картинка, конечно, впечатляет: четыре девицы в цветных колготках подходят к баннеру сочинской Олимпиады, натягивают балаклавы и начинают беззвучно трястись в воображаемом танце (потом на эти тряски, видимо, наложат сумасшедший панк с дикими стихами). Спустя полсекунды к девушкам подскакивают крепкие мужчины в костюмах казачьей дружины, начинают стягивать балаклавы, хлестать плетью и отталкивать их от баннера Олимпиады 2014. Не то чтобы прямо сильно избивая, но заметно прикладывая руку. К негромким девичьим выкрикам добавляется уверенный баритон: «Путин научит родину любить!» — неясно, кричат ли это сопровождавшие девушек молодые люди или нет, но выглядит как вливание стройного хора казачьих голосов.

Сочи, Олимпиада, казаки, Pussy Riot — картина, достойная кисти великих мастеров.

На заднем плане в видеоролике слышны выкрики про «американских наймиток», а американское турне «группы» и вовсе позволило пропагандистам уверенно говорить о «госдеповском проекте». Но пора признать, что это — не проект Госдепа, а наше собственное российское ноу-хау продвижения современного искусства.

Pussy Riot – уже три года как не горстка маргинальных «феминисток» с идеальным макияжем, это целый международный бренд.

На подпевках у девушек вся российская правоохранительная система, российский суд, ФСИН, церковь и законодатели. Теперь еще и казаки.

Даже официальная история группы вполне похожа на традиционную биографию рок-лидеров: сначала была группа «Война», потом произошел раскол, потом часть решила делать самостоятельный перформанс, ну а дальше суд-тюрьма-амнистия-Америка-Сочи.

Pussy играют не в четыре, а в шесть или восемь рук. Кто бы знал про их выступление в ХХС, если бы не «двушечка кощунницам»? Кто бы поинтересовался очередным «перформансом» в Сочи, если бы не казаки?

Сколько гениальных музыкантов мечтать не могут о том, чтобы их выступления комментировали все: от губернатора Ткачева до президента Путина. Сколько юных и прекрасных переварены и выплюнуты многомиллионным жерновом российского шоу-бизнеса, не удостоившись даже издалека посмотреть на Мадонну? И даже предполагаемое административное наказание для мужиков, напавших с плетками на девушек, лишь подогревает общественный интерес и эмоции: как так, за пляски в храме — два года, а за избиение в общественном месте — две недели?

С одной стороны, анекдот «Папа, я пойду в прохожих постреляю? — Хорошо, сынок. Только в церкви не танцуй» воплощается в реальности. С другой — если и казаков наказать уголовно, последствия могут быть непредсказуемыми.

Тем более что само происхождение теперь уже всемирно известного видео с казаками заставляет думать не то о провокации, не то о совместном выступлении нашей пропаганды с девушками: на месте акции почему-то первым оказался госканал, работающий на за рубеж, а ближе к концу перформанса в кадре виден человек, сильно напоминающий члена «Молодой гвардии «Единой России» Максима Руднева.

Вот она — идеальная акция какого-нибудь агентства Ketchum, пиар-подрядчика России. Или мастеров шоу-бизнеса, которые поставили шикарную церемонию открытия Олимпиады. Вот оно: первый всемирно известный бренд российского современного «музыкального» искусства впервые за долгое время после триумфа группы «Тату».

Песню «Тату» (жаль, что не самих вокалисток) уже удачно использовали в церемонии открытия Олимпийских игр, что само по себе было гениальным ходом от организаторов шоу: мол, не тыкайте нам гомофобией, у нас лесбийская группа в почете — к тому же, как известно, участницы «Тату» в своих гомосексуальных заблуждениях исправились.

К шоу на закрытии вице-премьер Козак обещал «обыграть» досадное недоразумение с «нераскрытой снежинкой». Но жизнь подкинула идею получше: выпустить на сцену девушек в балаклавах, что было бы симметричным ответом и логичной кульминацией всероссийского проекта Pussy Riot.<